// // В настоящих народных сказаниях много жестокости и разврата

В настоящих народных сказаниях много жестокости и разврата

13
Александр Афанасьев —  известный собиратель сказок
Александр Афанасьев — известный собиратель сказок
В разделе

Так сложилось, что сказки, которые у всех на устах, — это те, которые заканчиваются хеппи-эндом. На самом деле настоящие, неадаптированные сказки у всех народов мира, в том числе и русского, выглядят иначе: это кровавые истории, ещё иногда приукрашенные эротическим содержанием.

Самыми известными собирателями сказок были братья Гримм. Их сказки изначально предназначались для взрослых. Братья видели в немецких народных преданиях выражение немецкой поэтики. И они не придавали особого значения, мягко говоря, «недетским» деталям, которых было полно в этих историях: мачеху Белоснежки в конце сказки заставляют танцевать в туфлях из раскалённого железа, злобной и завистливой сестре Золушки голуби выклёвывают глаза... Надо сказать, когда братья Гримм обнаружили, что их сказки популярны, они немедленно занялись их переработкой для детей: убрали из текста кровавые подробности и снабдили каждую историю моралью (которой в оригинальных версиях не было). Например, Красная Шапочка, в конце концов, торжественно обещает, что больше никогда не будет ходить через лес, а только по дороге — как её учила мать.

Сказки Ханса Кристиана Андерсена тоже не вызывают особого оптимизма. Из 156 его произведений 56 заканчиваются смертью. Но и те персонажи, которым волею великого датского сказочника довелось выжить, по ходу повествования непременно сталкиваются со смертью: то встречают похоронную процессию, то попадают в разверстую могилу, то провожают в последний путь ближайших родственников.

На Руси в стародавние времена сказка называлась «басень», от слова «баять» — «говорить». А тех, кто их рассказывал, — «бахари» или «баяны». Вот и ходили по деревням и сёлам бахари и скоморохи и сказывали «басни». Известно, что русские цари тоже любили их послушать. Так, говорят, Иван Грозный вообще без них заснуть не мог. Возле его постели сидели три слепых баяна и напевно рассказывали царю самые лучшие истории, пока тот не засыпал.

И только в XIX веке фольклорист Александр Афанасьев решил собрать все сказки и мифы нашего Отечества воедино. Отыскивал он «басени», где только возможно: просил у друзей, знакомых, рылся в архивах. А потом его труд был выпущен под названием «Народные русские сказки». Собрание Афанасьева по широте и богатству остаётся непревзойдённым до сего дня. Оно было задумано как «учёное», «по образцу издания братьев Гримм». К сказкам разных российских губерний из архива Русского географического общества Афанасьев добавил записи Владимира Ивановича Даля, Петра Васильевича Киреевского и Измаила Ивановича Срезневского.

Афанасьев подготовил тексты к печати, систематизировал их и сопроводил «нужными филологическими и мифологическими примечаниями». Народные русские сказки печатались в восьми выпусках с 1855 по 1863 год. И эти сказки совсем непохожи на те, которые многие из нас читали в детстве: в них много жестокости и убийств. Они-то как раз и могут стать неплохим подспорьем для создателей ужастиков.

Затем Александр Николаевич выпустил 600 сказок, пригодных для детского чтения. А в 1870-м издал «Русские детские сказки». Цензоры, критики и педагоги были настроены по своему обыкновению сурово, так что Афанасьев мог только надеяться, как он писал в одном из писем (впрочем, не без иронии), что «найдутся дети, которым отцы и матери не побоятся давать их читать».

По теме

Сказки Афанасьева приняли по-разному, многие их ругали, а власти стали пристально наблюдать за их собирателем. А всё потому, что не слишком хотели слушать прибаутки и шуточки, пусть и уходящие корнями в столетия русской истории, но в которых какой-нибудь удалой солдат облапошивал глупого царя. Но всё же работать и публиковаться Афанасьеву никто не мешал. До тех пор, пока не был издан сборник «Русские народные легенды», куда Афанасьев отдельно собрал сказания, где главными персонажами были библейские герои. Тираж книги был изъят по требованию Синода — ведь в этой книге корысть и недобросовестность отцов-основателей церкви изобличались в самой жёсткой, ироничной и тонкой народной сатире.

Окончательную точку в официальной научной карьере Афанасьева поставила его легендарная книга «Заветные русские сказки». Они составили особый сборник, который первоначально был озаглавлен «Народные русские сказки не для печати». Это были тексты непристойного, эротического содержания. «Басни» такого рода были очень распространены в русском быту. Ещё Адам Олеарий, немецкий путешественник, посетивший Россию в XVII веке, заметил, что русские часто «говорят о разврате, о гнусных пороках, о непристойностях. Они рассказывают всякого рода срамные сказки, и тот, кто наиболее сквернословит и отпускает самые неприличные шутки, сопровождая их непристойными телодвижениями, считается у них лучшим и приятнейшим в обществе».

Алексей Петров
Опубликовано:
Отредактировано: 26.11.2016 00:49
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх