// // От взгляда Вия нет спасения

От взгляда Вия нет спасения

93
Кадр из очередной экранизации повести Николая Гоголя "Вий"
Кадр из очередной экранизации повести Николая Гоголя "Вий"
В разделе

На российские экраны вышел ужастик по повести Николая Гоголя «Вий» режиссёра Олега Фесенко «Ведьма». Критики картину разгромили, зато зрители оценили: при бюджете 2,5 млн. долларов лента собрала в прокате более 4,5 млн. долларов. На подходе ещё одна экранизация гоголевского «Вия» — режиссёра Олега Степченко. Вот такая тенденция... Впрочем, понять, почему режиссёров и продюсеров заинтересовала гоголевская повесть, можно. Оригинальный сюжет даст сто очков вперёд любой голливудской страшилке. Между тем в неадаптированном виде многие русские народные сказки будут пострашнее знаменитого произведения Николая Васильевича.

Если о фильме «Ведьма» пресса писала уже не раз, то о ленте Олега Степченко с рабочим названием «Вий» практически ничего не известно. Долгое время ходили слухи, что картина будет точной экранизацией гоголевской повести. Но оказалось, что это совсем не так. Главным действующим лицом ленты будет Вий — чудовище, которое живёт в болотах и от взгляда которого нет спасения. Тот, кому он посмотрит в глаза, открыт для всякой нечисти. Вот мы и решили спросить самого режиссёра, что же он собирается показать зрителю.

— Не могли вы хотя бы немного рассказать о сюжете фильма?

— Вообще-то, это секрет. Тем не менее кое-что рассказать могу, хотя бы для того, чтобы заинтриговать зрителя. Действие картины происходит в начале XVIII века. Картограф Джонатан Грин совершает научное путешествие из Европы на Восток. Проследовав через Трансильванию и преодолев Карпатские горы, он попадает в затерянную среди непроходимых лесов деревушку. Только воля случая и густой туман могли завести его в это проклятое место. Народ, живущий здесь, не похож ни на какой другой. Жители этой местности оградили себя от остального мира глубоким рвом и наивно верят, что тем самым смогут уберечься от нечисти, не понимая, что она уже давно поселилась в их душах и только ждёт случая, чтобы вырваться наружу. В самом страшном сне учёный-материалист не предполагал, что именно здесь ему уготована встреча с верным слугой дьявола.

— Вас не смущает то, что только недавно в кинотеатрах была показана картина «Ведьма», тоже по повести Гоголя?

— Нисколько. Вообще «Вия» могли бы снять Тарантино и Родригес, и наш Бортко. Я хотел бы посмотреть, что получится. Думаю, было бы безумно интересно: все фильмы были бы абсолютно разные, но все прошли бы с аншлагом. Потому что кино делает художник, который творит через свою призму ощущений.

Сейчас, когда мы говорим о кино, мы его немножко путаем с телевидением, где просто переснимают сюжет. Вот и получаются говорящие головы. Как-то туповато. У нас и Достоевского может ставить кто попало. С другой стороны, тот же Бортко снял «Мастера и Маргариту»... И начинаешь опасаться, что так же банально будут и к твоему фильму относиться. Хотя «Ведьма» в принципе не банально снята. Они всё продумали, нашли что-то своё.

— А вы эту картину видели?

— Нет, я просто знаю. Плохо у них получилось или хорошо — это другой вопрос. А то, что люди творчески отнеслись к процессу — взяли основу и переделали на свой лад, — всегда весомый плюс. Самого Вия там нет, есть только панночка и три ночи отпевания.

— А ваш Вий какой? Чем-нибудь он похож на того, из старой экранизации с Варлей?

— Нет. У меня он свой, это мой взгляд на это существо. Но не буду открывать свой секрет. Он философский.

— На какой стадии сегодня ваш проект?

— Половина ленты отснята. Съёмки идут в Праге.

— Вам бы не хотелось снять ещё один ужастик, но уже по какой-нибудь неадаптированной русской народной сказке?

— Это неплохая идея. Но «Вий» — больше чем просто триллер или просто фольклор. Это философский фольклор. В своё время он родился из смешения культур: с одной стороны, была польская католическая церковь, с другой — русская православная, и ко всему этому ещё и языческие верования. И все эти истории сложились в «Вий». Вот почему я за это и взялся. А насчёт сказок я подумаю.

— Как вы считаете, почему сейчас такой интерес к фольклору?

— Все в поисках самосознания нации. На этой почве даже российское правительство дало установку на фольклор и классику. Вот все и начали нырять в эту область. А я «Вия» снимаю, потому что давно хотел и вот наконец пришло время. Кстати, в театре я его ещё 10 лет назад поставил.

Алексей Петров
Опубликовано:
Отредактировано: 26.11.2016 00:51
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наверх