// // Российские кредитные брокеры – выгодные посредники или изворотливые мошенники?

Российские кредитные брокеры – выгодные посредники или изворотливые мошенники?

714

Крахкредитбанк

2
В разделе

Разведённая, с ребёнком на руках, только что устроилась на работу после восьми лет в должности домохозяйки, с незаконченным высшим – и половины этого списка хватит, чтобы ни один банк не дал одобрения на выдачу даже самого символического кредита. Правда, есть кредитные брокеры. За определённое вознаграждение они помогут подобрать документы, да ещё и банк обещают найти такой, который предложит самые лучшие условия. Проблем две: во-первых, на молодом и активно растущем рынке брокер не особо заинтересован в том, чтобы искать действительно лучшие условия для клиента. Во-вторых, брокер не отвечает за своего клиента, хотя, по идее, и должен проверять его платёжеспособность. Теоретически это прямая дорога к банковскому кризису. Вопрос только в том, как и когда это отразится на потребителях.

Разведённая, с ребёнком на руках, только что устроилась на работу после восьми лет в должности домохозяйки, с незаконченным высшим – и половины этого списка хватит, чтобы ни один банк не дал одобрения на выдачу даже самого символического кредита. Правда, есть кредитные брокеры. За определённое вознаграждение они помогут подобрать документы так, чтобы комар носа не подточил, да ещё и банк обещают найти такой, который предложит самые лучшие условия – низкие проценты по кредиту на самый удобный срок. По законодательству их работа – не мошенничество, а помощь, услуга. Проблем две: во-первых, на молодом и активно растущем рынке брокер не особо заинтересован в том, чтобы искать действительно лучшие условия для клиента. Во-вторых, брокер не отвечает за своего клиента, хотя, по идее, и должен проверять его платёжеспособность. Теоретически это прямая дорога к банковскому кризису. Вопрос только в том, как и когда это отразится на потребителях.

Кризис 1998 года серьёзно ударил по российским банкам, поэтому историю роста рынка потребительского кредитования в России принято отсчитывать только с 2000 года. Семь лет – не так много для того, чтобы сегмент успел полностью сформироваться. Так чего же удивляться, что рынок услуг вокруг сегмента потребительского кредитования ещё только начинает создаваться. К примеру, в России до сих пор не существует единого бюро, в котором банки могли бы наводить справки о благонадёжности клиентов. То есть сами бюро уже есть, но далеко не все банки пользуются их услугами и соответственно подают туда информацию о своих клиентах.

Понятно, что в связи с этим варианты для мошенничества, даже в самых простых его формах – например, взять кредит и не отдавать его, – будут существовать ещё долгое время. Два года назад проблема казалась высосанной из пальца: ведь доля просроченных или невыплаченных кредитов у банков не превышала 1%. Кризис в банковском секторе, по опыту западных стран, может разразиться, когда доля задолженности по потребительским кредитам от всего их объёма превышает 10%. Бояться нечего? Как бы не так: Но эти данные – официальные, на основании той статистики, которую предоставляют сами кредитные учреждения.

По оценкам аналитиков Альфа-банка и «Тройки Диалог», на самом деле доля «плохих» кредитов на середину прошлого года уже достигла 5%. На активно растущем рынке банкам было выгодно скрывать свои потери, так как прибыль всё равно была выше. К примеру, в 2005–2006 годах ежегодный рост рынка потребкредитования превышал 50%. Сегодня же рынок постепенно начинает подтормаживать. «Пока ещё ситуацию нельзя назвать критической, даже несмотря на то, что у некоторых вполне крупных банков доля «плохих» кредитов уже вообще зашкалила за 10%», – говорит главный экономист Альфа-банка Наталья Орлова.

По её словам, на сегодня «плохие» кредиты – это всё ещё не социальные, а мошеннические невыплаты. То есть проблема не в том, что у населения не хватает денег, чтобы выплатить кредиты, а в том, что банки ещё не до конца научились бороться с мошенниками. Тем не менее банки уже сегодня находятся перед выбором. Либо серьёзно ужесточать требования по кредитам и увеличивать количество возможных проверок, пытаясь на самом начальном этапе отличить мошенников. Либо продолжать наращивать долю на рынке потребительского и ипотечного кредитования за счёт простых правил и низких ставок. Позволить себе выбрать второе могут сегодня, в условиях мирового кризиса ликвидности, только крупнейшие банки.
«По нашим прогнозам, через какое-то время мелкие банки, у которых есть проблемы с заёмщиками, могут просто уйти с этого рынка», – полагает Орлова. 
А по-своему ускорить процесс отбора сильнейших могут кредитные брокеры.

По теме

Рынок услуг кредитных брокеров начал формироваться в России всего два года назад, в то время как в западных странах он существует уже десятки лет. Так, на Западе с участием кредитных брокеров осуществляется до 60% сделок в секторе потребительского кредитования и до 80–90% сделок в секторе ипотеки. В нашей стране, по оценкам экспертов, доля кредитных сделок, проходящих через брокеров, не превышает 2%. Впрочем, это говорит лишь о том, что рынку есть куда расти. «По нашим прогнозам, в этом году количество обращений к кредитным брокерам вырастет в два раза», – говорит директор по продажам Независимого бюро ипотечного кредитования (НБИК) Кристина Рзаева. 


В идеале кредитные брокеры – это юридические лица или компании, главная задача которых подобрать клиенту наилучшие условия кредита в банке, а заодно – банку клиентов. Кредитный брокер имеет договоры с разными банками, владеет полной информацией о требованиях того или иного банка и способен правильным образом представить заёмщика в банке, не искажая при этом информацию и не предоставляя ложных сведений. А ведь в большинстве случаев именно незнание требований банка и неправильно собранный пакет документов и являются причиной отказа.


«Зачастую заёмщики не считают нужным упомянуть сведения, которые на деле могли бы привести рассмотрение к положительному решению. Одна из самых распространённых ошибок потенциальных заёмщиков – скрытие информации о своих активах и расходах. Впрочем, отказ одного банка вовсе не трагедия. Скорее всего заёмщик попросту не подошёл под его требования, а другой банк он вполне бы устроил», – говорит Рзаева.

Тем более когда брокер приводит в банк клиентов, он фактически выполняет работу отдела продаж банка, за что получает специальные условия кредитования для своих клиентов.
«Льготные условия кредитования являются важной частью работы брокера. Клиент получает от сотрудничества с брокером не только экономию времени на сбор и подачу документов, но и значительную экономию денег. Наличие специальных программ с банками является неким гарантом качества брокера: чем больше специальных программ, тем больше банков доверяют данному брокеру», – пояснила директор по продажам НБИК.

По идее, получать кредит через брокера очень выгодно. Недаром услуги кредитных брокеров так популярны в западных странах. Ведь, для примера, в ипотечном кредитовании каждая четверть процентного пункта означает десятки тысяч долларов переплаты. И брокер должен найти тот банк, который не просто выдаст кредит клиенту, но заодно ещё и предложит скидки по процентам по займу.

Так, если сумма кредита составляет 150 тыс. долларов и кредит берётся на 15 лет, при работе с клиентом напрямую банк предложит около 11% годовых. При работе через кредитного брокера проценты по займу могут снизиться до 10% годовых. А это, в свою очередь, означает снижение ежемесячного платежа на 93 доллара и общее снижение суммы выплаты по кредиту на 16,7 тыс. долларов. При этом оплата услуг брокера будет значительно ниже этой суммы.

Большинство кредитных брокеров предпочитают фиксированные ставки за услуги. И если ставка составляет, к примеру, 1% суммы кредита, то за кредит в 150 тыс. долларов клиенту придётся отдать брокеру всего 1,5 тыс. долларов. Значительно меньше той суммы, которую он заплатил бы банку по процентам. 


Вопросы в следующем: с каким количеством различных банков брокер имеет соглашения и насколько он заинтересован в наилучших условиях для своего 
клиента? Пусть в России в отличие от западных стран услуги брокера оплачивает клиент, но льготные условия для брокера предполагают, что банки тоже оплачивают брокеру его работу. В итоге 
брокеру порой выгоднее не тот банк, который наилучшим образом отвечает запросам клиента, а тот, который больше заплатит за нового покупателя. Об этом свидетельствует тот факт, что брокеры очень часто подают документы клиента далеко не во все банки, с которыми сотрудничают. Но поймать на этом брокера достаточно сложно. Ведь клиент доверяет 
ему поиск наилучшего варианта, и в результате на вопрос, почему документы дошли далеко не во все банки, посредник всегда может сослаться на то, что ему знакомы особые правила в этих банках и что документов клиента не хватит, чтобы удовлетворить требования кредитной организации.

По теме

Ещё одна особенность сегодняшнего рынка кредитных брокеров – большое количество мошенников. «Сегодня на рынке очень много сомнительных структур, которые предлагают оформить кредит без подтверждения дохода, без залога – и всё это за один день. В данном случае сразу понятно, что они фактически подделывают документы. Эти посредники «гарантируют», что кредит обязательно будет выдан, и берут за свои услуги зачастую до половины запрашиваемой суммы кредита. Но если банк раскроет обман, кредитная история заёмщика будет испорчена и в будущем это значительно повлияет на возможность воспользоваться займом в принципе», – рассказала Рзаева.

Существует и другая пострадавшая сторона – банки. В России на сегодняшний день кредитные брокеры не несут ответственности перед банком за своего клиента. В итоге платёжеспособность клиента проверяется в разы хуже, и если банк отказал, кредиты получаются уже с помощью брокеров.


«Рассказы о том, что брокеры могут оказывать давление на банки и одобрить кредит заёмщика, которому банк отказал напрямую, – это миф. Брокер никак не может влиять на кредитное решение банка в отношении заёмщика. Банк – это серьёзная финансовая структура, имеющая сильную службу безопасности, влиять на неё или как-то давить невозможно. Крупные брокерские компании дорожат и своей репутацией, и партнёрскими отношениями с банками и страховыми компаниями», – уверяет Рзаева.

Но многие банковские аналитики с ней не согласны. Рынок потребительского кредитования растёт уже не теми темпами, что несколько лет назад. Поэтому для многих банков сегодня важнее получить как можно больше клиентов и продолжить рост прежних лет, завоевать свою долю на рынке, чем разрывать отношения с компанией, которая привела пусть даже нескольких мошенников.

У большинства банков определённые потери уже заранее заложены в бюджеты, и потерять эти деньги порой проще, чем потерять компанию, которая выполняет обязанности отдела продаж. Впрочем, итог может быть довольно плачевным.

По прогнозам аналитиков «Тройки Диалог», уже с этого года рост доходов россиян может замедлиться, а жизнь продолжит дорожать: на ближайшее время запланированы очередные увеличения тарифов ЖКХ, инфляция уже составляет почти 5%, а на конец года может превысить все 15%. Тем временем объём потребительского кредитования продолжит расти: привычка жить в кредит приобретается быстро. При этом пока ещё низкий уровень познаний в области финансовых инструментов, и в частности кредитования, ведёт к тому, что люди очень часто просто не способны правильно рассчитать свои возможности и дальнейшие выплаты по кредитам. Значит, объём просроченных или безнадёжных кредитов будет расти.

В исследовании «Тройки Диалог» отмечается, что уже в 2006 году некоторые банки скрывали, что доля безнадёжных или списанных кредитов в их портфелях достигала 22%. Так, у банка «Русский стандарт» безнадёжные кредиты составляли 10,3%, у ХКФ-банка – 13,9% общего объёма, Урса-банк имел 11,1% невыплат. При этом ужесточение требований для выдачи кредитов привели не столько к сокращению доли безнадёжных займов, сколько к снижению темпов роста кредитных портфелей. К примеру, если в 2004 году портфель Урса-банка вырос на 216%, то в 2006 году он увеличился лишь на 15%. В этом году, очевидно, банков с подобными показателями станет больше. Что же дальше? 


Теоретически потребительские кредиты в западных странах – одна из основ банковского бизнеса. Ведь именно из-за невыплат по ним сейчас банкротятся крупнейшие и старейшие кредитно-финансовые организации в США. В момент, когда поднялись ставки, а зарплаты продолжали оставаться на прежнем уровне, ипотечные кредиты, по которым люди больше не смогли продолжать выплаты, стали причиной кризиса американской экономики. На сегодня, по данным Bloomberg, потери американских банков и финансовых организаций составляют около 250 млрд. долларов. Недавно аналитики крупнейших рейтинговых компаний мира заявили о том, что до дна недалеко, то есть о большей части своих потерь банки уже сообщили. Тем не менее в последнем отчёте МВФ, выпущенном в середине прошлой недели, аналитики прогнозируют, что убытки до конца года вырастут до 1 трлн. долларов. Это означает, что банкротства ещё впереди и американская экономика вряд ли выберется из кризиса уже во второй половине этого года, как надеются финансовые власти США. 


Может ли такое быть в России? Банковские аналитики пока не верят в возможность такого сценария. «Конечно, неразвитый рынок кредитного брокерства и мошенничество на этом рынке могут ухудшить ситуацию с долей безнадёжных кредитов в банковских портфелях, но кардинального ухудшения ждать не стоит», – говорит Наталья Орлова. Отчасти потому, что сам рынок кредитных брокеров в России ещё слишком мал, чтобы как-то серьёзно влиять на банковскую систему. Но есть и другие причины, позволяющие надеяться, что в среднесрочной перспективе трёх-пяти лет кризиса можно будет избежать.

Во-первых, доля потребительских кредитов в банковских портфелях пока не превышает доли остальных активов. Во-вторых, поводов для массового отказа россиян выплачивать свои долги пока нет. 
Единственное, что может произойти в ближайшем будущем, если доходы россиян действительно перестанут расти, – это уход многих банков с рынка потребительского кредитования. В теории меньшее количество банков-игроков на рынке означает снижающуюся конкуренцию. А когда предложение уменьшается, цены начинают расти. То есть ставки по кредитам могут повыситься. Однако надо учитывать российские реалии. «Скорее всего останутся сильнейшие, а в России это в основном государственные банки или банки с долей государственного участия, – поясняет Орлова. – Поскольку ставки по потребительским кредитам имеют под собой и социальную подоплёку, то есть для поднятия уровня жизни населения и развития экономики государству невыгодно, чтобы эти ставки были очень высоки, вполне вероятно, что банки не только не станут повышать проценты по займам, но даже понизят их в среднесрочной перспективе».

Правда, пока этого незаметно: на прошлой неделе ВТБ, также имеющий долю государственного участия, поднял свои ставки по потребительским кредитам.

Опубликовано:
Отредактировано: 14.04.2008 11:33
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх