// // Чего стоят рынку высказывания чиновников?

Чего стоят рынку высказывания чиновников?

467

Словный рефлекс

Русская речь способна обвалить котировки даже
на Гонконгской бирже
Фото: ИТАР-ТАСС
Русская речь способна обвалить котировки даже на Гонконгской бирже Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

В справедливости народной мудрости «молчание – золото» на личном опыте смогли убедиться многие главы крупных российских компаний. Неосторожные высказывания чиновников порой приводят к колоссальным убыткам. Это потом выясняется, что кто-то просто что-то не так интерпретировал, но трепетным инвесторам порой достаточно малейшего намёка, чтобы они начали выводить свои капиталы. «Наша Версия» изучила влияние словесных интервенций на рынок.

Недавно первый заместитель председателя Центробанка Алексей Улюкаев заявил, что ждёт укрепления курса рубля к мировым валютам. Высказывания чиновников такого ранга – для многих трейдеров почти что приказ. Сразу после слов Улюкаева рубль пошёл вверх, всего за один день прибавил 50 копеек, а ещё через день «зелёный» «усох» уже на рубль. Правда, эффект получился краткосрочный. Ровно через две недели доллар отыграл своё, а к концу месяца стоил на десяток копеек дороже.

Несмотря на быстротечность эффекта от «словесной атаки» на доллар, отдельные трейдеры успели неплохо подзаработать. Конечно, было бы наивно предполагать, что первые лица вступили в сговор со спекулянтами. Как полагают экономисты, заявления были сделаны в первую очередь с политической целью, чтобы успокоить рынок относительно перспектив рубля.

«После значительного ослабления рубля за последние полтора месяца чиновникам требуется успокоить валютный рынок любой ценой. Это политический вопрос», – считает заместитель генерального директора по инвестиционному анализу ИК «Церих Кэпитал Менеджмент» Андрей Верников.

Как отмечают аналитики, высказывания, подобные улюкаевскому, на прагматичных биржевиков действуют слабо, о чём свидетельствует краткосрочность падения курса доллара. Но есть категория высказываний, которые заставляют даже опытных трейдеров хвататься за сердце. К таковым относятся резкие слова чиновников, которые могут непосредственно влиять на развитие событий.

Самый яркий пример – критика премьера Владимира Путина в адрес горнодобывающей компании «Мечел». На совещании, посвящённом проблемам металлургической отрасли, премьер раскритиковал ценовую стратегию компании. Сразу после слов премьера капитализация компании на Нью-Йоркской фондовой бирже рухнула на 37,6%. Компания потеряла 5,7 млрд долларов своей стоимости, обесценившись с более чем 15 млрд долларов до 9,51 млрд долларов.

В минувшем июле Владимир Путин вспомнил о делах двухлетней давности. На совещании в Челябинске он публично похвалил председателя совета директоров «Мечела» Игоря Зюзина. «Я, кстати, помню вот тот выпад в адрес «Мечела», я могу только сожалеть о том, что это привело к падению его капитализации тогда процентов на 20 сразу или на сколько? Но, во всяком случае, Игорь Владимирович, хочу вас за это поблагодарить – всё исполнил, всё сделал и ведёт себя корректно и по отношению к отечественным потребителям и к российскому законодательству», — сказал Путин.

По теме

Удивляет реакция рынка на слова премьера. На негатив инвесторы отреагировали живо, а вот похвала прошла мимо ушей. Был зафиксирован небольшой рост: 22 июля цена акций «Мечела» на Нью-Йоркской бирже равнялась 20,64 доллара, а на следующий день – 22,23 доллара. Рост продолжался ещё пару дней, пока не достиг отметки в 23,04 доллара. То есть хвалебные слова из уст премьера в лучшем случае прибавили «Мечелу» 11,63%.

Участникам рынка словесная зависимость не нравится. Недавно Государственная дума попробовала осадить слишком разговорчивого министра финансов Алексея Кудрина, но эта затея вполне ожидаемо провалилась. Во время доклада по антикризисным мерам правительства депутат от ЛДПР Денис Волчек, по сути, обвинил министра в манипулировании и использовании инсайдерской информации.

«Последнее ваше высказывание о том, что нефть будет стоить 60 долларов в ближайшей перспективе, вызвало обвал акций компаний», – заявил парламентарий.

Незадолго до этого Кудрин, выступая на конференции, заявил о возможном падении цен на нефть в перспективе трёх лет. В тот же день на биржах случился обвал котировок: российские индексы потеряли около 3%, акции «Газпрома» и «Роснефти» упали на 2,69 и 4,22% соответственно. При этом «злые языки», по словам депутата, утверждают, что «некоторые финансовые компании оказываются всегда готовы к таким словам».

Министр финансов отверг обвинения в манипулировании рынком. «Обратитесь к аналитике ведущих инвестбанков и вы увидите, что рынок в этот день падал из-за негативной статистики в США, и по поводу моего выступления они тоже высказались, что это не повлияло», – ответил депутату Кудрин. Собственно, этим история и завершилась.

Немногим лучше удалось справиться Сбербанку с директором юридического департамента ЦБ Сергеем Голубевым. В мае чиновник выступил с заявлением, что регулятору стоит продать долю в Сбербанке из-за многочисленных нарушений, допускаемых банком. По мнению руководства кредитной организации, это высказывание привело к негативной реакции рынка, в результате чего капитализация Сбербанка за полтора часа торгов на бирже рухнула на 28,5 млрд рублей.

Банк направил в Центробанк письмо с просьбой дать разъяснения относительно заявлений Голубева. По словам зампреда правления Сбербанка Беллы Златкис, руководство получило устные заверения ЦБ об отсутствии нарушений у кредитной организации, которые нельзя было бы исправить. Первоначально банк намеревался попросить Федеральную службу по финансовым рынкам проверить законность высказываний Голубева, но до этого дело не дошло. В случае если вина чиновника была бы доказана, ему мог грозить штраф в 30–50 тыс. рублей или дисквалификация на срок от года до двух. Если подумать, смехотворное наказание, если речь идёт об игре на миллиарды.

Если манипулирование проводилось организованной группой и ущерб причинён в особо крупном размере, штраф может составить от 500 тыс. до 1 млн рублей или в размере зарплаты осуждённого в период от двух до пяти лет. Срок лишения свободы — от двух до семи лет с наложением штрафа и запретом занимать определённые должности. Также уголовное наказание вводится за умышленное использование инсайдерской информации, если это причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству. Правда, статья об уголовном наказании начнёт действовать лишь через три года после вступления закона в силу.

Однако факт умышленного манипулирования рынком доказать непросто, а в случае с высокопоставленными чиновниками – и вовсе из области фантастики. Эксперты сомневаются, что введение новых правил сильно повлияет на ситуацию.

«Спекулянты готовы использовать для игры любые поводы или слухи, однако это не означает, что теперь всем необходимо соблюдать обет молчания. В конце концов, чиновники просто обязаны предоставлять гражданам достоверную и своевременную информацию», – считает заместитель начальника аналитического департамента «Арбат Капитал» Алексей Павлов.

В российских условиях об уголовной статье вспомнят разве что при необходимости убрать неугодного чиновника. Хотя с этим прекрасно справлялись и до этого. 11 октября 1994 вошло в историю под названием «чёрный вторник»: тогда за одну сессию рубль потерял почти 40%. Глава ЦБ Виктор Геращенко обвинил в понижении спекулянтов и намекнул, что ему известны их имена. Слова Геращенко спасли национальную валюту от краха, однако это высказывание стоило ему поста председателя ЦБ.

Опубликовано:
Отредактировано: 22.11.2010 13:01
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх