// // Бизнес переводит за рубеж миллиарды долларов на чёрный день

Бизнес переводит за рубеж миллиарды долларов на чёрный день

404

Сомнительные выводы

Спрос на «чёрный» и «серый» нал не падает вопреки росту стоимости его получения
lori.ru
Спрос на «чёрный» и «серый» нал не падает вопреки росту стоимости его получения lori.ru
В разделе

В последнее время увеличился объём сомнительных денежных переводов из России, констатировал глава Центробанка Сергей Игнатьев. Бизнес выводит капиталы на Запад и уменьшает фискальное бремя, поясняют эксперты. Так же и тем же путём уходят и личные сбережения, и оборотные средства некоторых не самых крупных компаний. Цена такой «оптимизации» уже известна: 12 млрд долларов.

Игнатьев в своём информационном письме, опубликованном в официальном «Вестнике Банка России», перечислил критерии, по которым банк должен отличить сомнительный перевод от честного и немедленно сообщить об операции в Росфинмониторинг. Подозрение могут вызвать крупные безналичные переводы агентами выручки от продажи в России принадлежащих нерезидентам товаров или, напротив, вознаграждение зарубежному агенту, который купил в России товар для отечественной компании. Насторожить должны также переуступка долга российской компании зарубежной и перевод рублей за купленные товары на иностранные счета российского продавца. Настоящей целью такого перевода могут быть уклонение от уплаты налогов и таможенных платежей, вывод денег из страны, оплата «серого» импорта, отмывание доходов, полученных преступным путём, предупреждает в своём письме Игнатьев.

Схема, которую в своём информационном письме обозначил ЦБ, судя по всему, – одна из самых популярных сейчас, говорят участники рынка. Создана она на базе более простой и давнишней цепочки – переводе средств между специально созданными фирмами-однодневками. В более «совершенной» схеме средства переводятся заграничной фирме, чаще всего в офшор, якобы за какой-то товар, находящийся в России. На заграничный платёж НДС не начисляется. После этого товар якобы продаётся третьему предприятию, уже в России, и числится это как продажа из-за границы (с уплатой НДС). Схема позволяет не только «отмыть» средства, но и получить возврат НДС (18% от суммы сделки). Получив возврат НДС, фирма распадается.

«Смысл операции в том, что нерезидент через посредника-резидента реализует товары на территории России, при этом границу России они не пересекают. Теоретически по такой схеме может идти как банальная контрабанда, так и уклонение от уплаты таможенных платежей: товары могли не пройти таможенную очистку или прошли её по минимальным расходам», – поясняет Александр Наумов, глава комитета Ассоциации российских банков по противодействию отмыванию и легализации средств, полученных преступным путём.

В качестве примера он приводит ситуацию, когда товар в Россию был завезён как запасные части, а реализуется как продукция. «Но при этом под схему, указанную ЦБ, может попасть и вполне добропорядочный продавец, который завозит сюда легальный товар и продаёт его через дилерскую сеть. Тут нужно смотреть на клиента», – уточняет эксперт.

Статистики по подозрительным сделкам с использованием агентов нет, однако, по оценкам участников рынка, около 20% сделок по оплате товаров и услуг проходит через счета в заграничных банках.

«Банки и раньше сталкивались с подобными проблемами, сейчас очередной виток, – указывает Александр Наумов. – Колебания валютного курса, разговоры о грядущей девальвации провоцируют бегство капиталов».

О том, что усилился отток «серого» капитала из России, косвенно свидетельствует и последняя оценка ЦБ платёжного баланса, отмечает Олег Солнцев из Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования. За январь – июль по разделу «чистые ошибки и пропуски» (грубо говоря, деньги, которых недосчитался ЦБ) отток составил 11,4 млрд долларов.

По теме

«Цифра ещё может меняться, но мы устойчиво имеем по этой статье отрицательный баланс, и это подтверждает гипотезу, что речь идёт именно о нелегальном вывозе денежных средств», – говорит Солнцев. За первое полугодие 2009 года по этому разделу баланса отток составил 4,6 млрд долларов, а в первом квартале 2010 года – 5,9 млрд долларов.

Между тем ещё в апреле Минфин надеялся на нулевой отток капитала из России. «По итогам года отток может быть около нулевого уровня. Примерно между нулём и 20 млрд долларов», – сказал министр финансов РФ Алексей Кудрин на апрельской встрече с представителями МВФ и Всемирного банка в Вашингтоне. Теперь ЦБ лишь надеется, что чистый отток капитала к концу года снизится до 8,7 млрд долларов с нынешних 12,9 млрд долларов. В 2011 году ЦБ РФ ожидает, согласно разным сценариям развития, как отток капитала в размере 15 млрд долларов, так и чистый приток в размере 10–20 млрд долларов. Заметим, что здесь речь идёт о легальном вывозе капиталов – прежде всего нерезидентами. Следовательно, нелегальный отток по объёмам практически сравнялся с легальным. И это уже создаёт определённое беспокойство.

Дело в том, что отток капиталов лишь верхушка айсберга. Деньги, остающиеся в России, тоже часто проплывают мимо дефицитных федерального и региональных бюджетов. Так, по мнению президента Ассоциации региональных банков России Анатолия Аксакова, ещё более в России распространено обналичивание средств – объём «чёрного нала» даже в благополучном 2007 году банкир оценивает в 1 трлн рублей. По его мнению, от 30 до 50% хозяйственного оборота в стране осуществляется по «серым» схемам, чтобы не платить налоги и минимизировать затраты. А в 2011 году, когда единый социальный налог будет заменён обязательными страховыми взносами и налоговая нагрузка на предприятия возрастёт, ситуация может резко ухудшиться, предупреждает Аксаков: те, кто по окончании 90-х перешёл на «белые» схемы работы, вновь могут вернуться к «серым» выплатам.

Похоже, письмо Игнатьева – попытка избежать худшего сценария. Насколько она эффективна? Для устрожения банковского контроля – весьма. Банки и раньше проверяли такие сделки и выработали свои критерии подозрительности. По сути дела, речь идёт о том, чтобы банк проверял реальность деятельности клиента, говорит начальник департамента финансового мониторинга и валютного контроля Нордеа-банка Ирина Мусоргина.

«Вызывают подозрение несколько параметров. Обороты компании несоизмеримы с налогами, которые она платит, в частности, когда налоги составляют менее 2% объёма дебиторского оборота, – перечисляет она. – Если уставный капитал компании минимальный, штат состоит из двух человек и зарплата сотрудников крошечная, банк запрашивает ряд дополнительных документов, в том числе акты приёма-передачи, транспортные накладные, договоры купли-продажи». Банк должен отреагировать и на ситуацию, когда компания создана недавно, а обороты у неё гигантские, добавляет банкир.

Крупные банки так и делают, самостоятельно перекрывая «отмывочные» лазейки, отмечает председатель правления «Ренессанс кредита» Алексей Левченко.

«Никто из уважающих себя банков не хочет нести репутационные риски, – говорит он. – Сомнительными операциями чаще занимаются небольшие коммерческие банки». Инициатива солидных банков частично вынужденная. «500 сотрудников Росфинмониторинга сейчас получают до 36 млн сообщений о подозрительных операциях, – напоминает Аксаков. – В таком потоке им просто нереально выявить действительно преступные схемы». В таких условиях лучше «перебдеть» самому, приостановив транзакцию честного клиента, чем попасть впоследствии в чёрный список банков, использующихся для отмывания средств.

Впрочем, методы «прачек» тоже совершенствуются. Сейчас тестируется схема, которая не предусматривает участия банков, находящихся под жёстким контролем ЦБ. Суть её такова: заключается опционный договор с некоей структурой, например брокером, о предстоящем приобретении ценных бумаг по цене выше рынка. Законом такое не запрещено – это право сторон самостоятельно определять цену. Соответственно оплачивается опцион не сейчас, а в момент покупки, которая случится, может быть, через несколько лет. Зато уже сейчас будущий покупатель совершенно законно может получить премию за своё будущее обязательство. В результате – всё легально, с предъявлением всех официальных документов.

Из «новинок» участники рынка отмечают также перечисление средств за якобы ценный патент – и попробуй докажи, что изобретён велосипед. В общем, был бы спрос, а предложение не замедлит появиться. А спрос обусловлен простым соображением: даже если, по словам Аксакова, обналичивание денег подорожало с 1–2% в 90-х до 10% ныне, зарплатный фонд после выплаты всех полагающихся платежей в бюджет худеет чуть ли не вполовину. И эту арифметику бизнес не мог не освоить.

Между тем в США тоже озабочены сомнительными денежными переводами. Причём настолько, что минфин США предложил обязать банки докладывать обо всех трансакциях за рубеж и из-за рубежа, независимо от суммы, пишет Washington Post. По нынешним правилам банки обязаны сообщать налоговым и правоохранительным органам лишь о тех операциях, которые превышают 10 тыс. долларов, а также хранить данные о переводах, которые «считают подозрительными». Планируется, что нововведение вступит в силу до 2012 года.

Правда, вашингтонские чиновники хотят таким образом бороться с финансированием террористических организаций. Расширенные данные, по их словам, помогут лучше понять структуру денежных потоков, направленных на финансирование экстремистов. Видимо, в данном случае речь идёт всё же не о выявлении отдельных сомнительных переводов, а о получении массива данных, на основании которого будут разрабатываться другие меры. Ведь справиться с данными о миллионах ежедневных транзакций вряд ли сможет даже самый большой аппарат чиновников.

Опубликовано:
Отредактировано: 11.10.2010 11:39
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх