// // Российская валюта обречена на падение

Российская валюта обречена на падение

382

Гибельный курс

Рубль придётся ронять. В противном случае он рухнет самостоятельно
Фото: Сергей Тетерин
Рубль придётся ронять. В противном случае он рухнет самостоятельно Фото: Сергей Тетерин
В разделе

Рублю мешают отток капитала, засилье импорта, стагнация бизнеса и предвыборные обещания власти. Помощи он может ждать только от Центробанка, оперирующего золотовалютными резервами – третьими по величине в мире.

В этом году впервые с 1998 года конец августа – начало сентября не были отмечены ни валютными спекулянтами, ни фондовым рынком, ни простыми гражданами. Наперекор сложившейся за 12 лет традиции рубль не только не упал ни на копейку, но даже вырос. Как вырос и фондовый индекс РТС. Что касается обычных граждан, то и они в этот день совершенно не интересовались апокалиптическими прогнозами – возможно, потому, что многие из них уже успели пережить локальный конец света в виде смога, пожаров и небывалой жары.

Однако разговоры о возможной девальвации рубля всё же возобновились: на фоне бешеного роста цен на продовольствие, растущего беспокойства о способности бюджета выдержать все предвыборные траты и упрямо не желающих расти до небес цен на нефть. Стоит понять, нужно ли бежать покупать валюту или нашим сбережениям ничего не грозит?

Доводы пессимистов, считающих, что без девальвации рубля не обойтись, таковы.

Платёжный баланс России (грубо говоря, приход денег в страну и уход денег из страны) ухудшается. На его состояние влияют в первую очередь динамика экспорта и импорта, а также динамика притока или оттока капитала.

Отток капитала в этом году больше притока, то есть деньги из страны в результате уводятся — за 8 месяцев 2010 года отток составил 12 млрд долларов. Во-первых, в условиях нестабильности мировой экономики инвесторы предпочитают «вечные ценности», а не рисковые развивающиеся рынки. Во-вторых, сейчас выводят капиталы те, кто не успел их вывести осенью 2008 года. Или, наоборот, вложился в конце 2008–2009 года. Прибыль на фондовом рынке за это время можно было увеличить до 600%, а возможностей продолжения этого фестиваля не видно: все опережающие индикаторы говорят о замедлении темпов роста промышленности и ВВП. В-третьих, капитал всегда бежит из всех стран в предвыборный период: известно, что политическая борьба вызывает треск чубов у инвесторов.

С динамикой импорта и экспорта тоже не всё ладно. Нефтяные цены растут неохотно. Так, на дневном графике нефти марки Light, торгующейся в США, явственно нарисовалась фигура «голова-плечи», говорящая о неминуемом обвале цены. Судя по графику, первая линия поддержки находится у нефти где-то на уровне цены в 70 долларов/баррель. Но даже в случае продолжения роста цены, как опять же видно из графика, не хотят расти выше 82 долларов/баррель. Не растут цены – не растёт экспорт в денежном выражении.

Впрочем, даже рост цены нефти всё меньше влияет на российскую экономику. Дело в том, что объём его исчерпал потенциал роста: нефтяные компании не могут больше значительно наращивать добычу: нет новых месторождений, нет новых прогрессивных методов разработки имеющихся месторождений. Экспортом же других товаров Россия похвастаться не может: стала было четвёртым в мире экспортёром зерна, да после нынешнего неурожая и эмбарго на вывоз пшеницы наши позиции сильно пошатнулись.

А вот импорт растёт теми же темпами, что и все последние годы – по 30–35% ежегодно. И ничего с этим поделать не удалось – ну не желают потребители покупать отечественное.

По теме

В результате торговое сальдо (экспорт минус импорт) неминуемо сокращается. А с учётом оттока капитала картина получается и вовсе нерадостная. Как замечает директор по макроэкономическим исследованиям ГУ-ВШЭ Сергей Алексашенко, в сентябре впервые валютный курс рубля «отвязался» от стоимости нефти. До сих пор ведь как было? Растёт цена на нефть – рубль крепнет, падает – и рубль за ней. А теперь весь сентябрь нефть росла, а рубль в отношении бивалютной корзины падал.

Следующий момент: валютные долги российских компаний и банков. Российским компаниям, набравшим на Западе дешёвых кредитов в годы благоденствия, осенью 2008 года пришлось реструктуризировать свои долги, в том числе с помощью российских банков. Чаще всего государственных. Этой осенью пришло время первых крупных выплат – 31 млрд в долларовом эквиваленте. Для выплаты этой суммы и компании, и банки сейчас скупают на рынке валюту. Банки, кроме того, увеличивают проценты по валютным вкладам, желая привлечь деньги населения. А Центробанк, главный игрок на валютном рынке, помогает им купить валюту не втридорога, скупая на валютном рынке рубль для поддержания его курса. В результате за период с 3 по 10 сентября золотовалютные резервы России сократились на 1,6 млрд долларов, или более чем на 0,3% – до 475,7 млрд долларов. А рубль тем не менее снова стал стоить дороже 30 рублей.

Ну, и наконец, есть проблема долга самого государства. В 2009 году российский бюджет впервые за последние годы снова стал дефицитным. Дефицит, правда, на фоне даже развитых экономик небольшой – всего каких-то 6%. Которые уже в следующем году по мысли правительства должны ужаться до 4%. А далее, уменьшаясь ежегодно на 1%, бюджетный дефицит должен и вовсе исчезнуть к 2015 году. Однако ещё в июле институт «Центр развития» ГУ-ВШЭ сделал расчёт на основе тех бюджетных планировок, которые предлагались Минфином, президентом и депутатами Госдумы. И выяснилось, что Россия попала в бюджетную ловушку: как ни крути, но при ценах на нефть в 70–80 долларов/баррель от долгов не избавиться – ниже 3% дефицит бюджета вряд ли опустится. И это вовсе не мелочь. Так, за 10 лет при росте экономики на 4% в год и дефиците в 3% ВВП госдолг вырастет до 25% ВВП, через 20 лет – до 40% ВВП. Расходы на обслуживание долга увеличатся до 1,5–2% и 2,5–3% ВВП соответственно при ставках заимствования 6–8% годовых.

Поле для манёвра у государства невелико. Уменьшать расходы на социальные статьи и силовые ведомства в предвыборные годы никто не решится. Да и бессмысленно сейчас это делать: реальный сектор экономики после кризиса во многом держится на плаву военными заказами, повышением зарплат и пенсий да программами стимуляции потребительского спроса – начиная с программы утилизации автохлама и заканчивая развитием ипотечного кредитования.

Увеличить доходы бюджета нереально. «Чтобы бюджет не снижался, надо, чтобы пропорционально росту расходов бюджета на 10% в год росли либо налоговая нагрузка, либо цены на нефть», – подсчитал старший научный сотрудник «Центра развития» Максим Петроневич. Ежегодное увеличение налогов на 10% может привести в российских реалиях только к одному: их просто перестанут платить, как в начале 90-х. С ценами на нефть тоже неладно: они не то что расти не собираются такими темпами – того и гляди начнут падать. Тогда, кстати, все прогнозы полетят к чертям – они рассчитаны на среднюю цену нефти в 75 долларов/баррель. «Тогда девальвация рубля, – предположил ещё в июле Петроневич, – тоже должна идти пропорционально росту расходов – по 10% в год».

Сегодня это предположение становится реальностью. Как подсчитал Алексашенко, уже к декабрю 2010 – январю 2011 года счёт текущих операций обнулится, то есть валюты в стране прибавляться не будет. Впрочем, валютный рынок после этого может успокоиться в силу сезонного затишья – с февраля по май. А вот дальше всё будет зависеть от действий ЦБ.

В принципе, как справедливо замечают оптимисты, курс рубля у нас жёстко регулируется Центробанком, дневные колебания на нём разрешены только в очень небольшом диапазоне, ну а вхождение в тройку стран с самыми большими золотовалютными запасами поможет отразить любую атаку спекулянтов на национальную валюту. А рукотворную «плавную девальвацию», наподобие той, что была устроена в начале 2009 года, провести никто не позволит. Во-первых, предвыборная гонка уже началась – и борьба предвещает быть серьёзной. Во-вторых, опыт проведённой девальвации показал, что эффекта от неё, как в 1998 году, уже не получить. Так зачем же злить завтрашнего избирателя?

Всё так, но есть нюансы. Во-первых, теперь девальвация требуется не для того, чтобы дать фору отечественным производителям, а для спасения страны от возможной долговой ямы. Во-вторых, оттянуть её момент, конечно, можно. Вот только цена этого…

Так, подсчитал Алексашенко, только для того, чтобы сократить импорт в 2011 году на 20–25%, что позволит поддержать платёжный баланс страны, нужно девальвировать рубль на 12–20%. А если девальвации не будет? Тогда, по мнению Алексашенко, девальвация рубля всё равно неизбежна на рубеже 2012–2013 годов. Но тут уж глубина её будет больше. И скорее всего в жизнь будет претворён именно этот сценарий. Если ещё летом казалось, что власти могут пойти на опережающее снижение курса рубля (дабы подойти к выборам с воспрянувшей экономикой), то сейчас эта надежда тает.

Хотя, конечно, нефть ещё может вырасти до 100 долларов/баррель, АвтоВАЗ ещё может сделать автомобиль, на который благодарные россияне будут с радостью менять «Мерседес», а власти могут дать бизнесу столько свободы и преференций, что он начнёт бурно расти и колоситься, пополняя налогами бюджет... Но почему-то этот вариант событий относится экспертами к области сказок.

Опубликовано:
Отредактировано: 07.10.2010 13:09
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх