// // Принятая Россией Всемирная антидопинговая конвенция приравняла запрещённые препараты к химическим наркотикам

Принятая Россией Всемирная антидопинговая конвенция приравняла запрещённые препараты к химическим наркотикам

113

Опиум для «золотого» народа

Тотальный контроль со стороны правоохранительных органов для участников
знаменитой веломногодневки «Тур де Франс» стал уже делом привычным.
Фото: АР
Тотальный контроль со стороны правоохранительных органов для участников знаменитой веломногодневки «Тур де Франс» стал уже делом привычным. Фото: АР
В разделе

Борьба с допингом в спорте, похоже, выходит на новый, государственный уровень. Дело в том, что в большинстве стран с февраля нынешнего года вступает в силу Всемирная антидопинговая конвенция ЮНЕСКО. Её основные положения говорят о том, что абсолютное большинство препаратов, запрещённых к использованию в спорте, приравниваются к наркотикам. Так что их распространение и употребление подразумевают теперь не только общественное порицание и дисквалификацию атлетов, но и уголовную ответственность. Причём следить за этим будут не только спортивные организации, но и силовые министерства и ведомства государств-подписантов. В их списке числится и Россия: президент страны Владимир Путин издал указ ратификации конвенции 28 декабря 2006 года, получив представление из Государственной думы и Совета Федерации.

Всемирная антидопинговая конвенция была принята на генеральной ассамблее ЮНЕСКО ещё осенью 2005 года. И стоит отметить, что с её положениями тогда согласились представители более чем 190 стран мира. Однако о применении положений этого грозного документа на практике речь до сих пор не шла: документ вступает в силу с 1 февраля 2007 года при условии ратификации его более чем 30 государствами. На сегодня таковых стран насчитывается около 40, включая Россию, США, Францию, Италию, Германию. Все они, таким образом, готовы распространить на спортсменов, уличённых в применении допинга, уголовные меры преследования.

Бывало, что за допинг награждали

Медицинские препараты, алкоголь и даже лёгкие наркотики используются в спорте для достижения более высоких результатов достаточно давно: ещё на Олимпийских играх 1904 года американца Томаса Хикса врачи откачивали после приёма порции бренди с добавлением кокаина и стрихнина в качестве стимуляторов, чтобы затем вручить атлету золотую медаль в марафоне. Но пресса стала систематически писать о допинге лишь на рубеже 50—60-х годов прошлого века, когда во многие виды спорта пришли минимальные призовые деньги. Первый же официально задокументированный случай смерти от передозировки стимулирующего препарата зафиксирован в 1960 году, когда на региональной велогонке в Дании погиб Кнуд Йенсен.

Впрочем, до начала 80-х случаи наказания того или иного спортсмена за применение стимуляторов были крайне редки. Как это ни оскорбительно сейчас звучит для чемпионов тех лет, но в те времена любого из представителей стран с высокоразвитой фармакологией можно было обвинить в использовании того или иного лекарства в качестве стимулятора. Но не пойман — не вор: пробы на допинг были дороги и проводились крайне редко, да и сам список запрещённых к употреблению препаратов состоял всего из нескольких десятков названий, основу большинства которых составляли наркотические средства, используемые в медицине.

Но в последней четверти прошлого века, когда мировой спорт стал стремительно коммерциализироваться и за победу в турнирах разного уровня начали платить весьма неплохие деньги, проблема употребления допинга встала перед спортивными чиновниками во весь рост. Интересно, что в начале 80-х в международном олимпийском движении не было ещё единства в отношении к стимулирующим препаратам. Долгое время противникам использования допинга противостояла партия функционеров, лозунг которой был: разрешено всё, что не запрещено. То есть на первых порах антидопинговой кампании кое-кто из высокопоставленных руководителей спорта считал личным делом каждого спортсмена, применять или не применять стимуляторы.

Но со временем отношение к допингу стало более однозначным. Произошло это благодаря двум вещам: во-первых, всё же высокий смысл чистой борьбы за победу был заложен в принципы современного олимпийского движения ещё бароном Пьером де Кубертеном, а во-вторых, партия борцов с напастью вскоре обнаружила, что и на этом деле в спорте можно весьма неплохо зарабатывать, организуя массовые антидопинговые мероприятия и организации.

По теме

На сегодняшний день в структуре практически каждой национальной и международной федерации по видам спорта имеется отделение или комитет по борьбе с употреблением запрещённых препаратов, в мире насчитывается более 200 антидопинговых лабораторий всех уровней, а во главе этого общепланетарного похода против стимуляторов стоит Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА).

Франция и Италия впереди планеты всей

Влияние ВАДА на положение дел в современной спортивной жизни исключительно велико и особенно выросло после принятия в 2003 году Всемирного антидопингового кодекса. Именно тогда за применение запрещённых препаратов в спорте стали карать столь сурово, что число случаев употребления стимуляторов резко пошло на убыль. Однако у кодекса ВАДА имеется один существенный недостаток: в силу того, что эта организация не является государственной структурой, хотя по большей части и финансируется странами-участницами, она не может обязать спортивные структуры разных государств проводить единую жёсткую политику по отношению к нарушителям международных антидопинговых законов.

Именно поэтому отдельные страны могут, например, до сих пор попросту покрывать своих ведущих спортсменов, преступивших то или иное положение кодекса ВАДА, но пойманных лишь на национальном уровне: нарушителя банально отстраняют на некоторое время от участия в состязаниях, после чего он, освободившись от последствий принятия допинга, возвращается в строй и продолжает добывать для своей страны награды. Не секрет, кстати, что подобные вещи происходили до недавнего времени и в отдельных российских федерациях по видам спорта.

В то же время ряд стран, и в первую очередь Франция и Италия, давно уже исповедуют на государственном уровне политику жесточайшего наказания виновных не только в употреблении, но и в распространении стимулирующих веществ под видом витаминных и пищевых добавок и лекарств. Наиболее громкие истории, связанные с борьбой французских властей против трафика допинг-препаратов, имеют отношение к многодневной велогонке «Тур де Франс». В 2002 году на веломногодневке была проведена целая полицейская операция, в ходе которой было выявлено несколько спортсменов и функционеров ведущих команд, которые применяли запрещённые к употреблению вещества. С гораздо большим размахом такая же операция была проведена на «Туре» и в прошлом году. Тогда улов французских полицейских был весьма богатым, а главным фигурантом допингового скандала стал знаменитый немецкий велопрофи Ян Ульрих.

На Апеннинском полуострове борьба с допингом ведётся не столь масштабно и публично, как во Франции, но не менее эффективно. Можно вспомнить, как накануне зимней Олимпиады-2006 в Турине переполошились многие спортсмены (в том числе, к сожалению, и российские), узнав, что за употребление запрещённых препаратов в Италии можно схлопотать реальный тюремный срок. А наша биатлонистка Ольга Пылёва, которую под статью Антидопингового кодекса подвела её лечащий врач, прописавшая препарат из списка запрещённых, была даже вызвана в службу карабинеров для дачи показаний по существу этого случая.

Стоит отметить, что многолетний опыт французских и итальянских властей был тщательно изучен и функционерами ВАДА, и специалистами ЮНЕСКО. И многие положения Антидопингового кодекса и Всемирной конвенции основываются именно на существующей в этих странах практике преследования потребителей и распространителей запрещённых в спорте препаратов, большинство из которых приравнено в этих странах к наркотикам.

Главное — пресечь пути трафика допинга

Сходство с наркотиками у допинг-препаратов прослеживается на всех уровнях: медики отмечают, что многие из запрещённых лекарств вызывают массу побочных явлений и характеризуются эффектом привыкания, а представители правоохранительных структур считают, что преступники работают со стимуляторами точно так же, как наркодельцы. Посему именно с трафиком, то есть системой распространения допинговых веществ, призывают в первую очередь бороться создатели Всемирной антидопинговой конвенции.

Естественно, что в этой борьбе спортивные чиновники не смогут победить без представителей силовых структур государств-участников конвенции. «Это очень важно для нас, поскольку теперь допинг перестаёт быть только спортивным феноменом, — говорит по этому поводу руководитель антидопингового отдела Федерального агентства по физкультуре и спорту Николай Дурманов. — То есть в нашей стране, как, впрочем, и в большинстве других государств, проблемой употребления атлетами запрещённых препаратов занимались только спортивные структуры. Теперь же проблема допинга будет рассматриваться в качестве угрозы для безопасности всего общества».

И действительно, специалисты отмечают, что допинг в последние годы значительно помолодел. Если ранее на употреблении стимуляторов большей частью ловили уже вполне сформировавшихся спортсменов, то ныне положительные допинг-пробы находят и во время молодёжных, и даже юношеских стартов. А это, между прочим, означает, что будущее спорта под угрозой.

Однако повсеместное начало действия Всемирной антидопинговой конвенции может помочь организаторам соревнований поставить надёжные барьеры прежде всего на пути распространения допинга в молодёжной среде. Более того, по мнению г-на Дурманова, ратификация конвенции будет иметь ещё одно немаловажное следствие: все государства, ратифицировавшие конвенцию, обязаны привести своё законодательство в соответствие с её нормами, а это значит, что реально борьба с запрещёнными в спорте препаратами пойдёт на принципиально другом уровне. То есть именно так, как это до сих пор делалось только во Франции и Италии.

Надо сказать, что руководитель Федерального агентства по физкультуре и спорту Вячеслав Фетисов уже претендовал на одну из ключевых ролей в международных антидопинговых структурах, но в минувшем году проиграл кампанию по выборам вице-президента ВАДА: Совет Европы предпочёл российскому министру француза Жана Ламура. Но теперь европейцы вроде бы не против поддержать г-на Фетисова и сделать именно его руководителем структуры, контролирующей исполнение Антидопинговой конвенции.

Это, по мнению Николая Дурманова, тоже может способствовать тому, что и в России борьба с допингом будет переведена из плоскости сугубо спортивного междусобойчика на уровень задачи государственной важности.

Опубликовано:
Отредактировано: 24.11.2016 22:21
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наверх