// // Тамара Москвина: «В фигурном катании сейчас не до артистизма»

Тамара Москвина: «В фигурном катании сейчас не до артистизма»

372
Интернациональный дуэт знаменитой российской наставницы Тамары Москвиной — Юко Кавагути и Александр Смирнов — заняли на чемпионате мира высокое четвёртое место.
Фото: ИТАР-ТАСС.
Интернациональный дуэт знаменитой российской наставницы Тамары Москвиной — Юко Кавагути и Александр Смирнов — заняли на чемпионате мира высокое четвёртое место. Фото: ИТАР-ТАСС.
В разделе

Когда слышишь имя прославленного тренера Тамары Москвиной, непременно вспоминаешь её лучших учеников олимпийских чемпионов в парном катании Елену Бережную и Антона Сихарулидзе. Однако сегодня всё чаще имя Москвиной неизменно произносят в ряду с другим именем, не слишком пока известным и для российского слуха необычным – Юко Кавагути.

Японская фигуристка почти 10 лет работает под руководством знаменитой наставницы, получила вид на жительство в России и в этом сезоне в паре с Александром Смирновым, пожалуй, впервые приблизилась к настоящим мировым высотам – четвёртое место на чемпионате мира можно считать большим успехом. Но сильнейшая российская пара привлекает внимание не только результатами: история с Юко – первый случай, когда за нашу страну в фигурном катании выступает «натурализованная» иностранка. После недавнего возвращения с чемпионата мира в Гетеборге Тамара Москвина рассказала о специфике работы с интернациональным дуэтом.

– Тамара Николаевна, а как получилось, что Юко и Александр стали вместе выступать?

– Это чистой воды случайность – возможно, для обоих счастливая. Известно, что в парном катании очень сложно подыскать партнёров. И здесь речь даже не о психологической совместимости – хотя и без неё никуда, – а о самых простых физических данных: мужчина и женщина должны подходить друг другу по росту, весу, определённым техническим компонентам. Ну и, конечно, они должны жить в одном городе, и это не должно быть каждому из них в тягость. И вот сложный вариант с Юко и Сашей появился в процессе длительного поиска, но во многом случайно...

– А вас не пугала возможная слишком большая разница в менталитете?

– Опасения всегда есть, даже когда речь идёт о соотечественниках, выросших на одном стадионе. Но, знаете ли, и мой личный опыт, и опыт коллег, работавших ещё в Советском Союзе, говорил о том, что все проблемы решаемы. У нас ведь в советской сборной было много интернациональных пар, потому что сама страна была таковой.

– Юко Кавагути перебрала до этого много партнёров?

– Юко тренируется под моим руководством уже лет 10. После Олимпиады в Нагано мне пришёл факс: «Тамара, я японка, мне 16 лет, восхищена катанием на Играх вашей Лены Бережной, хочу стать как она и учиться у вас». С тех пор она побыла и одиночницей, и каталась за Японию в паре с Сергеем Маркунцовым, потом выступала с американцем Дэвидом Патриком. Но с партнёрами как-то не складывалось. Скажем, тот же Патрик просто не захотел работать в России. А потом нам повезло: Смирнов катался у другого тренера и с другой девочкой, но так сложилось, что потом он перешёл ко мне.

– Но, признайтесь, такое сочетание на высшем уровне – редкость. Как вашу пару приняли коллеги-тренеры?

– Многие удивлялись. Это ведь не только для России, но и для других ведущих стран необычно. Но (смеётся). В бизнесе таких много, а теперь появилось и в спорте. Можно также рассматривать это и как свидетельство глобализации, которая пришла и в фигурное катание.

– Наверное, вам не раз задавали этот вопрос: есть ли разница в работе с японскими и с русскими девушками?

– Некоторые вещи различаются весьма сильно. Много сказано о том, что японцы исполнительны и дисциплинированны, могу это подтвердить. Но, несмотря на долгие годы жизни Юко в России, нам всё ещё иногда не хватает диалога, обратной связи, более яркой реакции фигуристки на требования тренера. Когда мы с ребятами работаем над каким-то элементом, мне нужно знать об их чувствах. Увы, но от Юко сложно добиться, чтобы она с нужной степенью искренности рассказала о своём самочувствии. Она привыкла всё исполнять почти беспрекословно.

По теме

– Ваша пара вышла на высокий уровень, выиграла несколько призов. Интересно, какие задачи вы ставили перед учениками в сезоне и что осталось невыполненным?

– Для меня самой нынешний сезон проходил под знаком вопроса, потому что я с тревогой наблюдала за тем, как растут ребята. Одно дело думать о соперниках, и совсем другое – встретиться с ними на льду. Увы, но российские пары отступили с передовых рубежей, нам приходится всё доказывать заново, а конкурентов много, и каждый силён. Главными стартами для Юко и Саши стали два этапа осеннего Гран-при, которые проходили в Канаде и России. Именно там стало ясно, как Кавагути и Смирнов позиционируют себя, насколько быстро они могут двигаться вверх. Я считаю, что чемпионат мира стал логическим завершением того, что начато было в Квебеке и Москве. Хочу также заметить, что и в прошлом году темпы роста пары были очень высокими. Четвёртое место в короткой программе чемпионата мира, «бронза» на этапе Гран-при в Москве – такие успехи новичков, которые катались вместе лишь полгода, оказались неожиданными для всех. Но в прошлом году ребята были дебютантами, а нынче от них ждут результатов, что создаёт дополнительное психологическое давление. Сейчас мы можем прогнозировать, в какой форме спортсмены подойдут к Олимпийским играм. Времени мало, надо двигаться вперёд.

– Однако, чтобы Кавагути и Смирнов могли выступить на Играх в Ванкувере, необходимо решить вопрос с гражданством японки. Как обстоят дела с этим?

– Вопрос решается. Временное разрешение на пребывание в нашей стране Юко от наших эмиграционных властей уже получила. Первый шаг сделан, и препятствий для получения российского гражданства нет.

– И что, Юко откажется от японского паспорта?

– Я думаю, что это наихудший вариант. Как тренер, не буду ничего указывать спортсменке, поскольку это очень серьёзный шаг. Но, по-моему, Юко сама хочет получить российский паспорт, потому что её мечта – выступить на Олимпиаде. При этом есть некий вариант получения двойного гражданства: для этого необходимо решение на уровне премьер-министра Японии. Власти этой страны в порядке исключения могут принимать решения в отношении спортсменов. Мы собирались более подробно обсудить ситуацию по окончании сезона.

– Неужели ваша подопечная готова пойти на такие жертвы?

– Мне кажется, что Юко просто идёт к своей заветной цели. Да, она меняла партнёров, но хотела кататься именно с русским. При этом в её действиях нет никакой материальной заинтересованности, потому что все эти годы она тратила собственные деньги. И не Россия перекупила японскую фигуристку, чтобы она выступала за нашу страну, а Юко сама в 16 лет приехала в Россию, потому что любит нашу страну, нашу культуру и наше фигурное катание. Кавагути окончила Санкт-Петербургский университет, купила квартиру в Питере, чтобы быть постоянно рядом с партнёром и тренерами. И эта спортсменка, в отличие от других членов сборной, долго не имела никакой финансовой поддержки от наших государственных структур. Кстати, эта девочка – из японской семьи среднего достатка, она ведёт весьма экономный образ жизни. Конечно, сейчас её расходы сократились, в сборной не нужно платить массажисту или хореографу. И всё же она, в отличие от многих российских спортсменов, не шикует.

– Поговорим немного о перспективах развития вашего вида спорта. Известно, что маркой Кавагути и Смирнова стал четверной выброс. Усложнение программ в ущерб артистизму – неизбежность?

– На самом деле четверной выброс не был самоцелью, хотя Юко просто загорелась, когда мы только заговорили о возможности сделать его. Но ведь наша пара ещё недавно была новичком в элите, и если бы мы не усложняли программу, за счёт чего стали бы выигрывать?

– Но у многих пар пропадает определённый эмоциональный фон. Кавагути и Смирнову удаётся сохранить баланс между техникой и искусством?

– У всех сейчас программы стали очень сложными. Катание требует предельной концентрации. И здесь не до артистизма, как это ни печально. Мы пытаемся найти баланс в программах, требующих определённого уровня артистичности. Но отмечу, что сегодня судейство «заточено» в первую очередь под технику.

– Вы сказали про глобализацию спорта, которая пришла в Россию. Нашими соперниками в последние годы всё чаще становятся представители Китая и Японии. Они тоже используют чужой опыт?

– Ведущие азиатские школы привлекают тренеров из России и других стран. Это в последнее время обычная практика, ведь очень важно своевременно воспользоваться опытом тех регионов, где методики фигурного катания нарабатывались десятилетиями.

– А чем вы объясните, что Азия сейчас переживает настоящий бум фигурного катания?

– Знаете ли, не только она. Мне кажется, что и в России после появления нескольких телевизионных проектов типа «Звёзды на льду» к нашему виду многие повернулись лицом. А его привлекательность, на мой взгляд, состоит в том, что он объединяет атлетизм и красоту.

– И насколько же близки к этому идеалу ваши сегодняшние ученики? Вам самой нравится пара Юко Кавагути и Александр Смирнов?

– Да, я рада, что работаю с ними. Они дисциплинированные, исполнительные, хотя и очень разные. Но в этом тоже есть своя прелесть. Знаете ли, в пенсионном возрасте хочется работать в своё удовольствие – Юко с Сашей мне такую возможность предоставили.

Гётеборг – Москва

Ирина Водопьянова
Опубликовано:
Отредактировано: 31.03.2008 11:27
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх