// // Республики Средней Азии превращаются в главный рынок сбыта краденных в России автомобилей

Республики Средней Азии превращаются в главный рынок сбыта краденных в России автомобилей

536

За кардан!

2
В разделе

На протяжении трёх недель страна с замиранием сердца следила за захватывающей драмой с поджогами автомобилей в Москве и других городах России. На улицах дежурили дружинники, а на всех столбах были развешаны фотороботы маньяка-пиромана. Между тем число сгоревших машин – ничто по сравнению с количеством автомобилей, ежедневно бесследно исчезающих с городских улиц. Причём, судя по данным милиции, с каждым годом разыскивать их становится всё труднее. По словам знакомых сыщиков, статистику заметно портят республики Средней Азии, которые постепенно превращаются в крупнейший рынок сбыта краденных в России машин – эдакую автомобильную «чёрную дыру».

На протяжении трёх недель страна с замиранием сердца следила за захватывающей драмой с поджогами автомобилей в Москве и других городах России. На улицах дежурили дружинники, а на всех столбах были развешаны фотороботы маньяка-пиромана. Между тем число сгоревших машин – ничто по сравнению с количеством автомобилей, ежедневно бесследно исчезающих с городских улиц. Причём, судя по данным милиции, с каждым годом разыскивать их становится всё труднее. По словам знакомых сыщиков, статистику заметно портят республики Средней Азии, которые постепенно превращаются в крупнейший рынок сбыта краденных в России машин – эдакую автомобильную «чёрную дыру». Так, сейчас в Мосгорсуде рассматривается любопытное уголовное дело в отношении участников преступного сообщества, организовавших транзит угнанных в столице автомобилей в Республику Казахстан. Масштабы работы банды были настолько внушительными, что параллельным расследованием её деятельности занимался Комитет национальной безопасности Казахстана. На примере этого и других дел корреспондент «Нашей Версии» попробовал проследить за криминальным автомобильным трафиком из России в Среднеазиатский регион.

В конце 2006 года в поле зрения столичных оперативников попала преступная группа, которая, по предварительным сведениям, уже почти пять лет занималась угонами автомобилей в Москве и их дальнейшей контрабандой в Республику Казахстан. За некоторыми фигурантами дела было установлено наблюдение, но схватить злоумышленников за руку не удавалось несколько месяцев: они отлично конспирировались, чуть ли не еженедельно меняли SIM-карты мобильных телефонов, предельно минимизировали все контакты между собой. Удача улыбнулась лишь весной 2007 года: в ходе специальных технических мероприятий была получена информация о том, что в Москву прибывает перегонщик за очередной угнанной машиной.

Оперативникам стали известны точное время прибытия автокурьера и даже номер вагона, в котором он ехал. «Надо брать!» – решили сыщики и через несколько дней встречали подозреваемого на перроне Казанского вокзала. Естественно, задерживать гостя столицы сразу по приезде было бы нелепо: оперативники надеялись, что курьер выведет их на более серьёзную «птицу». Спустя некоторое время объект привёл оперативников к воротам Отдельной дивизии особого назначения (ОДОН) внутренних войск МВД…

«Это была хорошо организованная группа с чётким распределением ролей, – рассказывает «Нашей Версии» следователь 3-го отдела Следственной части Главного следственного управления при ГУВД по г. Москве Алексей Ковальский. – Кто-то похищал автомобили, кто-то изменял маркировочные обозначения, затем под маркировку изготавливались поддельные документы и государственные регистрационные знаки, и после этого автомобиль перегонялся в Казахстан. В качестве перегонщиков привлекались, как правило, третьи лица за вознаграждение в 500–1000 долларов. Группа специализировалась в основном на новых автомобилях отечественного производства не старше одного месяца».

По теме

Но эти подробности станут известны следствию позже. Дальнейшие события у ворот дивизии особого назначения развивались стремительно. Спустя несколько минут к КПП подкатила сверкающая свежим лаком 14-я модель «Жигулей», из которой вышел мужчина кавказской наружности. Но после того как курьер получил от него документы и ключи, оба приятеля оказались на асфальте, а на их запястьях щёлкнули наручники. Как того и следовало ожидать, машина числилась в угоне.

«Уже на предварительном допросе перегонщик заявил, что приехал в Москву по просьбе своего приятеля, жителя Омска Андрея Большакова, а о том, что машина угнана, он не знал, – продолжает следователь Ковальский. – Вторым задержанным оказался ранее судимый за автоугон гражданин Грузии Думбадзе. Через несколько дней в ходе оперативно-разыскных мероприятий удалось установить и других участников группы».

Следующим задержанным подозреваемым стал официально нигде не работающий гражданин Ормоцадзе. Его арестовали на съёмной квартире на улице Борисовские Пруды. Когда оперативники и следователи вошли в помещение, они ахнули: повсюду лежали пустые бланки паспортов транспортных средств, свидетельств о регистрации, нотариальных доверенностей, заготовки номеров.

«У них были компьютеры, специальное оборудование для изготовления клише различных печатей, – говорит Алексей Ковальский, – готовые штампы нотариусов, Федеральной таможенной службы, ГИБДД. Всё было изготовлено на достаточно высоком профессиональном уровне». Кстати, во время задержания Ормоцадзе попробовал уничтожить свою продукцию: часть попытался сжечь, а часть выкинул из окна.

Одновременно с задержанием подпольных полиграфистов группа оперативников направилась в Омск – разыскивать вышеупомянутого господина Большакова. Судя по всему, он играл в этой преступной схеме серьёзную, если не ключевую роль. Как оказалось, курьер своего босса не оговорил. По месту жительства Большакова была обнаружена ещё одна машина, не так давно угнанная в Москве.

Было понятно, что две угнанные машины – мизер для столь впечатляющих производственных мощностей ликвидированного преступного сообщества. Следствие решило обратиться к своим казахским коллегам. Может, наши герои каким-то образом уже засветились в Казахстане? Казахи откликнулись оперативно. «Я не ожидал, что будет такое понимание с их стороны, – продолжает следователь Алексей Ковальский. – Как оказалось, параллельное расследование по нашим машинам с изменённой маркировкой вёл Комитет национальной безопасности Республики Казахстан».

Информация, полученная от казахских коллег, оказалась бесценной для следствия. Например, выяснилось, что гендиректор Большаков только в 2002–2003 годах по своему паспорту ввёз и реализовал в республике 10 автомобилей, на которых позже казахскими милиционерами было выявлено изменение маркировки. Главными торговыми площадками стали Павлодар и Астана. Что самое интересное, часть машин была реализована через легальный автосалон. «Машины уходили сразу с существенной скидкой, – продолжает следователь. – Кроме того, Большаков с сообщниками предлагал покупателям услуги по постановке машин на учёт. Люди и не подозревали, что машины краденые».

Директор автосалона «отмазался» просто. Мол, Большаков просто взял у него в аренду небольшую площадь, и чем тот торговал, это не его дело. Впрочем, далеко не все казахские покупатели криминальных московских машин не знали об истинном происхождении автомобилей. Так, например, как установили правоохранительные органы республики, в ноябре 2006 года Большаков продал некоему гражданину Казахстана угнанную в Москве новенькую «Тойоту Авенсис» за 15 тыс. долларов. Просто чудовищный дисконт, учитывая, что такая же машина стоит в автосалоне не менее 30 тыс. долларов. Впрочем, по информации следствия, с данным гражданином Казахстана Большаков поддерживал тесные деловые связи ещё с 2001 года.

Постепенно, по мере сбора информации по делу, следствие составило полный групповой портрет преступного сообщества. Его лидером и отцом-основателем, как это и предполагалось с самого начала, оказался омский предприниматель Андрей Большаков. Именно он, по мнению следствия, руководил работой своих подельников, распределял между участниками группы «выручку», поддерживал контакты с сообщниками в Казахстане. Непосредственно угонами автомобилей и изменением маркировки занимался гражданин Грузии Думбадзе. До недавнего времени он работал профессиональным автослесарем, поэтому взламывать обычно слабо защищённые от угона «Лады» для него не составляло особого труда. Липовые же документы на машины изготавливал Ормоцадзе.

По теме

Кстати, по информации следствия, не так давно этим же персонажем пристально интересовалось ГУВД Московской области в рамках расследования дела о хищениях грузовиков. Не исключено, что Ормоцадзе работал сразу на несколько преступных групп. И всё-таки, даже несмотря на то что все участники были профессионалами своего криминального дела, трудно представить, как на протяжении стольких лет они могли беспрепятственно перегонять машины через полстраны и десятки милицейских постов и засад.

– Во время обыска на квартире Ормоцадзе были обнаружены свежие базы данных ГИБДД, – рассказывает Алексей Ковальский. – Преступники использовали тактику так называемых машин-двойников. Пока угнанная машина стояла в «отстойнике», они находили в базах такую же машину, этого же цвета, со схожими номерами кузова и двигателя, а затем изготавливали под неё второй комплект документов, номерные знаки и перебивали номера. Кстати, агрегаты были перебиты очень качественно, нам даже пришлось направлять методические рекомендации казахским коллегам, чтобы они смогли восстановить первоначальный номер на некоторых машинах.

Не возникало проблем у перегонщиков и на российско-казахской границе. На автомобили либо составлялось обязательство о временном ввозе на территорию республики, либо по подложным документам оформлялись таможенные декларации.

Если суд согласится с доводами обвинения, организаторов криминального транзита ждёт крайне незавидное будущее. Сроки за организацию преступного сообщества, кражи, подделку документов, контрабанду и т.п. Уголовный кодекс предусматривает серьёзные. Всего следствию удалось доказать причастность злоумышленников к хищению 14 автомобилей. Это официально. По неофициальным же данным, Большаков и Ко переправили за кордон за время своей деятельности не менее тысячи автомобилей – в среднем, опять же по неофициальным данным, группа похищала в столице по два автомобиля в неделю.

Многие владельцы найденных в Казахстане автомобилей поначалу не могли поверить, что такое возможно. Были и почти анекдотические ситуации. Так, один из автомобилей, принадлежавший жительнице Москвы, был угнан возле здания загса, где дама в это время оформляла развод. Машина была под завязку забита чемоданами с домашним скарбом, и женщина до последнего момента была уверена, что автомобиль был угнан по заказу её бывшего мужа. Но особых поводов для радости у неё, как и у других настоящих владельцев автомобилей, нет. «Автомобили с территории Республики Казахстан возвратить не удалось, – говорит Алексей Ковальский. — Процедура не урегулирована юридически. В рамках международного следственного поручения мы запрашивали казахскую сторону о возможности возврата машин их законным владельцам, но во всех ответах этот вопрос был тактично обойдён».

Но ликвидация этой банды перегонщиков вряд ли существенно сократит трафик перемещения угнанных в России автомобилей в Среднеазиатский регион. Для правоохранительных органов приграничных областей криминальный транзит уже давно стал настоящей головной болью. «Хищением, транзитом и последующей контрабандой автомобилей занимаются преимущественно организованные преступные группы с чётко распределёнными ролями между участниками», – сообщили «Нашей Версии» в УВД Оренбургской области, сотрудники которого неоднократно пресекали попытки транзита краденых машин. Последняя такая операция произошла в марте 2008 года. Началась она после того, как на посту ДПС была остановлена «Тойота Королла» с перебитыми номерами кузова и двигателя, за рулём которой сидел житель приграничного города Соль-Илецка.

Но этим дело не закончилось: в ходе проведения оперативных мероприятий сотрудники милиции обнаружили и изъяли в Соль-Илецке ещё три «Короллы», угнанные в Московской области. Как оказалось, в этом небольшом городке действовал целый конвейер по переправке машин за бугор. «Перегонявшие автомобили жители Соль-Илецка получали автомобили в Московской области с уже перебитыми идентификационными номерами и поддельными документами, – сообщили нам в УВД. – Перегнав их в Соль-Илецк, они прятали машины во дворах не вызывающих подозрения домов для отстоя и дальнейшей переправки в Республику Казахстан».

Сталкивались оренбургские правоохранительные органы и с другими любопытными схемами криминального перегона. 7 ноября 2006 года на стационарном посту № 220 в посёлке Кушкуль наряд ДПС задержал два внедорожника «Тойота Ленд Крузер Прадо». Фальшивыми были и документы на машину. Правда, на этот раз использовалась другая, но тоже криминальная методика.

Как выяснится позже, джипы перегоняли участники ОПГ, специализирующиеся на страховом мошенничестве. Они вступали в сговор с владельцами застрахованных автомобилей, которые за часть рыночной стоимости передавали машины преступникам. После того как машины благополучно добирались до Казахстана, злоумышленники возвращали хозяевам ключи, и те подавали в милицию заявления об угоне. Через несколько месяцев страховые компании возмещали им убытки. По данным УВД Оренбургской области, таким образом участники ОПГ перегоняли в Казахстан две-четыре машины в неделю.

Между тем транзит краденых автомобилей в Среднюю Азию уже оказывает серьёзное влияние на ситуацию с автоугонами по всей стране. Так, с недавних пор в лидеры по угонам в Москве и области выбился доселе совсем не популярный у преступников автомобиль «Тойота Королла». Эксперты в области автострахования связывают это с тем, что машина сегодня пользуется бешеным спросом на южных окраинах СНГ. То же касается и другого рискового автомобиля – «Тойота Ленд Крузер». По приблизительным оценкам, до 70% всех угоняемых в России внедорожников этой марки в итоге оказываются в Казахстане, Узбекистане и Туркменистане. Как видно, вернуть их оттуда фактически невозможно.

– И всё-таки почему угонщики выбирают сегодня своим главным рынком сбыта Среднюю Азию? – спрашиваем напоследок у следователя Алексея Ковальского.

– Здесь два момента. С одной стороны, правоохранительная система того же Казахстана под копирку списана с российской, и преступники прекрасно ориентируются в особенностях её работы. С другой – это другое государство, с другим учётом, поэтому реализовать угнанную в Москве машину, скажем, в Астане куда проще, чем, например, в Челябинске.

P.S. Редакция благодарит за помощь в подготовке материала Главное следственное управление при ГУВД по г. Москве и УВД Оренбургской области

Опубликовано:
Отредактировано: 18.06.2008 15:08
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх