// // Алексей Ягудин: С Дайнеко мне повезло больше, чем с Пушкиной

Алексей Ягудин: С Дайнеко мне повезло больше, чем с Пушкиной

818
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Ещё совсем недавно из Америки в Россию доходили жутковатые подробности хирургической операции, сделанной одному из самых знаменитых отечественных фигуристов Алексею Ягудину. Ему имплантировали искусственный тазобедренный сустав: прежний, натуральный, по словам самого Алексея, был полностью раздроблен, и его заменили на титановый. О количестве обезболивающих инъекций, которыми Ягудину приходилось пичкать себя до этого, чтобы просто выйти на лед, он предпочитает скромно умалчивать. Зато шутит: мол, здорово - стал похож на Терминатора... Правда, жизнь олимпийского чемпиона Солт-Лейк-Сити сегодня наполнена далеко не только спортом.

- Алексей, как вы себя сейчас чувствуете и какой вердикт вам вынесли медики после операции?

- Неплохо я себя ощущаю. В общем и целом... Катаюсь понемножку, как видите. Хотя ещё в июле, когда перенёс сложнейшую операцию, и не мечтал об этом. Во всяком случае о том, что вернусь в строй так скоро. Врачи запретили мне выходить на лёд на протяжении как минимум трёх месяцев.

- В таком случае ваше возвращение - не слишком ли большой риск?

- Восстановление неожиданно пошло быстрыми темпами. Наверное, просто организм здоровый. Оказывается, немножко титана для человека только на пользу. (Улыбается.) Через месяц после операции я уже пробежал 3-километровый кросс. После этого окончательно решил принять участие в популярном телешоу «Ледниковый период». По крайней мере для меня это гораздо легче, чем обычные тренировки профессионального спортсмена. Таким образом я потихоньку набираю форму, совмещая полезное с приятным.

- Каково вам, завзятому индивидуалисту в спорте, выступать в непривычном для себя качестве, дебютируя в танцах на льду?

- Знаете, только в этом году я начал понимать, что одиночнику в этом шоу приходится тяжело. У меня нет даже элементарных навыков! Александр Жулин, у которого мы тренируемся, говорит: «Тащи партнёршу за собой, и всё! А ты хочешь сделать так, чтобы ей было удобно». Танцоры и парники прекрасно знают, как и что нужно делать, у них все действия доведены до автоматизма. До меня же лишь сейчас стало кое-что доходить... В прошлом году мне до катания вообще дела не было - мы постоянно ругались с партнёршей. (Тогда, в «Звёздах на льду», Ягудин выступал вместе с небезызвестной телеведущей Оксаной Пушкиной. - Ред.) Сейчас повезло больше, с самого начала у нас с Викой (молодая певица Виктория Дайнеко, с которой, по слухам, у Алексея даже завязался роман. - Ред.) возникло какое-то взаимопонимание. У каждого человека, который начинает заниматься фигурным катанием не с самого детства, а уже во взрослую пору, есть свой уровень, до которого он доходит легко, а потом можно прогрессировать только огромной работой. Вот мы и работаем с Викой, иначе нас... зажмут. И так тяжело приходится!

- Значит, спортивный принцип в телешоу никто не отменял?

- В прошлый раз поначалу было чистое шоу, затем все начали думать только о себе, о том, что надо победить: спортивный азарт вдруг появился. А сейчас сразу начались какие-то Олимпийские игры... Программы стали длиннее, подобрался и более молодой состав. У молодёжи больше желания, амбиций, если хотите. Вообще уровень нынешнего проекта на порядок выше, чем в прошлом году.

- А как вы воспринимаете оценки судей? Насколько они адекватны, на ваш взгляд?

- Судейство ужасное. (В состав жюри входят два постоянных арбитра - Татьяна Тарасова и олимпийская чемпионка по конькобежному спорту Светлана Журова, а также приглашённые почётные гости, сменяющие друг друга. - Ред.) Говорю это на полном серьёзе. Просто некоторые люди там становятся в позу и говорят, например: «Здесь было бесчувственно». Меня в ответ так и подмывает сказать: «Иди надень коньки и попробуй откатать с чувствами, а я на тебя посмотрю!»

По теме

- Но Татьяна Тарасова наверняка справедлива по отношению к вам, своему любимому ученику?

- Когда-то да, когда-то нет...

- Как, по-вашему, завершится проект и не обидно ли вам будет покинуть его до срока?

- Я уже почти наверняка знаю, кто выиграет. Чулпан Хаматова и Роман Костомаров: порой они показывают просто фантастическое катание. Когда люди покидают проект, конечно, грустно. Но рано или поздно это должно случиться со всеми. Со мной в том числе.

- В общем, все разговоры о том, что вы окончательно повесили коньки на гвоздь, - вздор и вымысел?

- Не знаю даже, откуда это пошло. Я никаких заявлений о завершении карьеры не делал. Наоборот, когда весной где-то проскочила такая информация, тут же её опроверг. Идея вернуться в большой спорт у меня возникла давно. Просто пока я был в подвешенном состоянии из-за проблем с бедром, помалкивал. Сейчас появилась уверенность, что всё будет зависеть только от того, как пойдёт мое восстановление, и я тотчас взял на прицел Олимпийские игры. Словом, желания у меня хоть отбавляй. Я постараюсь, а как получится в реальности, никто не знает. Думаю, к Новому году мы сможем расставить точки над i.

- А не боитесь возвращаться на арену, где уже утвердились «молодые волки»?

- А я что - такой старый?!

- Не в этом дело. Ваши конкуренты не стояли на месте, а догонять всегда тяжелее...

- Да ничего я не боюсь! И не считаю, что уровень фигурного катания среди одиночников сейчас выше, чем тот, на котором выступали я и Женя Плющенко. К тому, что мы с ним делали в 2002 году, до сих пор никто всерьёз не приблизился. Да, в послеолимпийском году и швейцарец (Стефан Ламбьель. - Ред.), и француз (Брайан Жубер. - Ред.) исполняли по два четверных прыжка, но после этого никто, в принципе, ничего особенного не демонстрировал. Сделать лишний шаг или докрутить ещё пару оборотов при вращениях - это сложно, но не слишком.

- Татьяна Тарасова будет принимать участие в вашей подготовке к Играм?

- Если я включусь в подготовку, то да. У нас нормальный рабочий контакт. Более того, этот человек сделал для меня очень много, и не только в спорте, но и вообще в жизни. Талантливейшая, умнейшая, прекраснейшая женщина! Я её необыкновенно ценю.

- На содействие отечественной федерации рассчитываете?

- Знаете... Мне за всю карьеру президент нашей федерации Валентин Писеев один раз прислал ботинки, только они оказались абсолютно не по размеру, а лезвия были для танцевальных пар, которые короче, чем нужно. Но лучше я про Писеева вообще не буду говорить, а то что-нибудь не то скажу... Мы всё пробивали сами - я и Татьяна Анатольевна. Она меня сразу предупредила, чтобы я не рассчитывал ни на чью поддержку.

- И всё-таки о жизни после спорта уже наверняка задумывались...

- Рано или поздно любая спортивная карьера обязательно заканчивается. Поэтому надо заблаговременно готовить фундамент для дальнейшей жизни. Я собираюсь проверить свои силы на разных поприщах. Скоро вот приму участие в телесериале… Для меня это нечто совершенно новое. Пока были только разговор с режиссёром и несколько проб. Как только подпишу контракт, приступлю к съёмкам. Есть и другие планы. Москва - город больших возможностей.

- О чём сериал, если это не секрет?

- Он, разумеется, о фигурном катании, я в нём участвую как актёр. Хотя, судя по всему, много времени буду проводить на льду. Подробнее пока не могу рассказывать - сценарий ещё дописывается и всё шьётся на живую нитку. Только-только утрясли вопрос о количестве серий: сначала размахнулись на сто, а теперь вроде как остановились на полусотне. Но, думаю, всегда можно сделать продолжение, если проект получит зрительское признание. В данный момент все мы - и Лёшка Тихонов, и Роман Костомаров - ходим заниматься с профессиональными репетиторами, посещаем актёрские курсы.

- Берёте уроки у кого-то из признанных мастеров кино?

- Нет, просто у хороших профессионалов. Не знаю, как другие ребята относятся к своему участию в съёмках, а лично мне пока всё интересно. Потому что в корне отличается от того, чем я занимался всю жизнь, от спорта. В кино важно умение прочитать своего партнёра по сцене и выражать чувства - восторг или горе - совершенно иными средствами, нежели фигуристы. Дело очень серьёзное, намерен овладеть им как следует и быть готовым к съёмкам, которые, как я понимаю, начнутся уже в середине октября.

- А кто-то из известных артистов играет вместе с вами?

- Анна Большова, Екатерина Гусева, с которыми мы близко познакомились во время прошлогоднего ледового шоу. Возможно, ещё кто-то будет. На этом проекте мы поменялись ролями с нашими бывшими коллегами по «Звёздам на льду»: теперь они - взыскательные учителя, а мы - послушные ученики. Так что у нас, спортсменов, серьёзная задача - хочется не ударить в грязь лицом.

- Уже очень много было сказано о судьбе вашей автобиографии. Определилась ли наконец судьба этой многострадальной книги?

- Да, она уже увидела свет: сначала в Северной Америке, потом в Японии. Работа шла по весьма своеобразной схеме: я надиктовал текст на английском одной швейцарской журналистке, затем книгу перевели на японский. Теперь вот настал черёд российского издания. Естественно, с момента появления первого варианта книги воды утекло очень много (более четырех лет. - Ред.). Поэтому русскую версию пришлось серьёзно отредактировать, дописать некоторые главы. В прежнем издании, ориентированном в основном на западную аудиторию, много места было уделено описанию моего детства. В частности, про быт в коммунальных квартирах, где с общей кухни пропадали пирожки... Думаю, наших читателей этим не удивишь. Поэтому мы подготовили немало сюрпризов - в новом российском издании.

Опубликовано:
Отредактировано: 16.11.2007 16:38
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх