// // Импортёров заставят конкурировать с неофициальными дилерами

Импортёров заставят конкурировать с неофициальными дилерами

557

Полный бренд

Официальным импортёрам не нравится, что они тратят деньги на рекламу товаров, которые потом продают все, кому не лень
Фото: ИТАР-ТАСС
Официальным импортёрам не нравится, что они тратят деньги на рекламу товаров, которые потом продают все, кому не лень Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

То, что в России всё значительно дороже, чем на Западе, давно ни для кого не новость. Однако до сих пор мало кто знает, что бешеным наценкам способствует закон. За попытку его изменить России угрожают проблемами при вступлении в ВТО. На другой чаше весов – интересы потребителей и свободная конкуренция.

На днях первый вице-премьер Игорь Шувалов провёл совещание по вопросу так называемого параллельного импорта. Суть его вот в чём. При импорте брендированной продукции в мировой практике есть два варианта защиты интеллектуальной собственности владельцев бренда – региональный и международный принципы исчерпания прав. При региональном принципе исчерпания права владелец бренда не теряет прав на товар и после того, как продал его. В результате продавать его продукцию могут только специально уполномоченные дилеры и только в определённом регионе. При международном принципе права владельца бренда заканчиваются в момент продажи товара. Далее покупатель может делать с этим товаром всё, что хочет – как и в случае с обычной продукцией.

Международный принцип выглядит разумнее, но он далеко не так распространён, как может показаться. В частности, на региональном принципе владельцы брендов настаивают при выходе на развивающиеся рынки. Упор при этом делается на то, что таким образом производитель может защитить свой бренд в государстве, которое слабо контролирует вопросы интеллектуальной собственности.

В России действует именно региональный принцип. Причём иностранные производители отнюдь не стремятся расширить число официальных дилеров. Часто такой дилер всего один, и дело может доходить даже до создания искусственного дефицита.

Зачем это нужно производителям – оставим на их совести. Но Федеральной антимонопольной службе (ФАС), как и положено по должности, подобный порядок показался нарушением конкуренции. В результате ФАС предложила поправить статью 14.87 Гражданского кодекса и статью 14.1 закона «О защите конкуренции», чтобы разрешить ввоз товаров в страну не только официальным дилерам, но и любым предпринимателям, кто законно приобрёл товар.

Поводом послужило дело о Porsche Cayenne 2009 года. Компания «Генезис» ввезла в Россию автомобиль марки Porsche Cayenne S. Причём в непригодном для эксплуатации состоянии. Тем не менее «Порше Руссланд», владеющая исключительной лицензией на использование в России товарных знаков Porsche и Сayenne, обратилась в таможню с жалобой на «Генезис». Таможня возбудила административное дело и выиграла его в арбитражном суде Москвы. Автомобиль был конфискован по ст. 14.10 КоАП (незаконное использование товарного знака). Апелляционный и кассационный суды решение первой инстанции оставили без изменения. «Генезис» обратился с жалобой в Высший арбитражный суд (ВАС), где и нашёл поддержку. ВАС не нашёл в действиях импортёра нарушений и постановил вернуть автомобиль.

Подобных дел в судебной практике немало, и они касаются не только ввоза автомобилей. С аналогичными жалобами в суд неоднократно обращались и другие компании. В марте 2011 года Федеральный арбитражный суд Московского округа по иску Heineken запретил компании «Элитвода Ру» ввозить в Россию и продавать пиво Krusovice. По аналогичной причине судится с компанией «Элитвода Ру» Nestle: поставщик, не имея полномочий от компании, самостоятельно ввозил в Россию воду Perrier, Vittel и S.Pellegrino.

По теме

Юлия Голикова, юрист центра защиты прав предпринимателей и инвесторов Art de Lex, отмечает, что таможенники и суды, конфискуя ввезённые параллельными импортёрами товары, применяли правила статьи 14.10 КоАП неправомерно. Дело в том, что эта статья должна применяться по отношению к контрафакту – товару, для которого незаконно был использован чужой товарный знак. «А товар, законно произведённый и введённый в оборот самим производителем либо с его согласия (оригинальный товар), но ввезённый без указания или согласия производителя на территорию иностранного государства для целей дальнейшей продажи, не является контрафактным. Контрафактной является продукция, на которой незаконным образом размещены товарный знак, знак обслуживания или наименование места происхождения, которые никакого отношения к ней не имеют, то есть речь идёт о подделке», – заключает эксперт.

«ФАС права: привилегированных импортёров не должно быть», – считает профессор Высшей школы экономики, директор информационного бюро по присоединению России к ВТО Алексей Портанский.

Импортёры упирают на то, что запрет на параллельный импорт помогает правообладателям бороться с подделками, которых много в секторе алкоголя, одежды и частично бытовой техники. «У большинства крупных производителей налажен прямой импорт – у них собственные склады и налажены поставки. Договориться о дистрибуции нетрудно. Если в этом вопросе возникают трудности, появляются сомнения в надёжности партнёров», – считает директор по связям с общественностью Ассоциации торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники Антон Гуськов.

Ни на одном крупном мировом рынке параллельный импорт не разрешён, уверяет исполнительный директор содружества производителей фирменных торговых марок «Русбренд» Алексей Поповичев. «Как конкурировать с параллельными импортёрами? Они не несли расходов на продвижение бренда в отличие от официальных дистрибьюторов и поэтому могут устанавливать цену на товар ниже», – объясняет эксперт.

По его словам, сейчас российское законодательство в области регулирования импорта адаптировано к международному, менять его контрпродуктивно – это снизит инвестиционную привлекательность России для западных инвесторов. Отказ от запрета приведёт к серьёзным последствиям для бизнеса иностранных производителей, открывших заводы в России, добавляет Гуськов. «Например, это корейские, китайские и японские производители бытовой электроники. Для них теряется смысл развивать производство в России при наличии параллельного импорта», – говорит он.

Доля истины в возражениях импортёров есть, однако она не так велика. Например, не очень понятно, почему ради борьбы с контрафактом алкоголя необходимо запрещать параллельный импорт дорогих автомобилей. Не говоря уж о том, что бороться должно всё же государство с помощью закона и правоохранительной системы, а не владелец бренда с помощью ограничения конкуренции и установления монопольно высоких цен.

Столь же неясно, почему правообладателя должна беспокоить справедливость распределения трат на рекламу его продукции между дилерами – в конце концов, ему важна собственная прибыль, а не прибыль посредников.

На то, что эти вопросы не критичны для брендов, указывает и тот факт, что не каждый правообладатель – иностранный производитель, чья продукция без его согласия ввезена и распространяется на российской территории, прибегает к подобным способам защиты. «Со стороны владельцев компаний Mercedes, Coca-Cola или Danone до сих пор не было выявлено препятствий параллельному импорту», – замечает Голикова.

Тем не менее вопрос о параллельном импорте на совещании у Шувалова решили отложить до весны. Судя по реакции присутствовавших на совещании импортёров и представителей ФАС, дело идёт всё же к отмене запрета, но постепенной, а возможно – и частичной.

«Наша позиция объявлена уже давно, и она не изменялась. Мы выступаем за отмену запрета на параллельный импорт, но не сразу, а поэтапно», – говорит заместитель руководителя ФАС Андрей Кашеваров. По его словам, поэтапность необходима для того, чтобы определить, каких производителей затронет изменение законодательства. «Параллельный импорт касается абсолютно всех групп товаров. Но официальные поставщики есть не у всех, поэтому здесь нужна ясность», – поясняет чиновник.

Участник совещания у Шувалова сообщил, что окончательное решение будет приниматься в марте-апреле 2012 года, когда правообладатели и импортёры найдут компромисс. «В правительстве посчитали, что это очень сложный комплексный вопрос и его нельзя быстро решать, поскольку цена ошибки очень велика, – говорит он. – Все согласились, что не следует торопиться и надо выработать грамотную и согласованную позицию. Ведомствам и бизнесменам предложено доработать свои предложения».

«Мы поддерживаем перенос обсуждения вопроса, потому что быстрое решение могло бы нанести удар по зарубежным компаниям, которые открыли в последние годы в России заводы по выпуску бытовой электроники», – говорит Гуськов. Исходя из его слов компромисс, похоже, будет касаться как раз сроков и этапов отмены запрета на параллельный импорт в разных секторах.

Не исключено, что перенос решения на весну 2012 года связан с идущими сейчас переговорами о вступлении России в ВТО до конца 2011 года, полагает ещё один из участников совещания. Чиновники стремятся избежать осложнений переговоров, поскольку для зарубежных компаний вопрос интеллектуальной собственности является очень болезненным. К тому же в январе 2012 года планируется принять дополнительные протоколы к соглашениям между Россией, Белоруссией и Казахстаном по защите интеллектуальной собственности.

Однако запрет на параллельный импорт скорее всего будет снят. «Либерализация параллельного импорта может улучшить состояние российской конкурентной среды, – считает Голикова. – А главное, у потребителя появится право выбора приобрести один и тот же оригинальный товар за «дорого» и «не очень».

Опубликовано:
Отредактировано: 29.08.2011 12:06
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх