// // Начальник столичной наружной рекламы не торопится покидать утонувший корабль. К чему бы это?

Начальник столичной наружной рекламы не торопится покидать утонувший корабль. К чему бы это?

577

И четвёртые станут первыми

Владимир Макаров знает толк в красивой жизни за казенный счёт
Владимир Макаров знает толк в красивой жизни за казенный счёт
В разделе

С отставкой Юрия Лужкова мэрия Москвы окончательно превратилась в улей. Неизвестно, мечтал ли о таком «почётный пчеловод России № 1», но его теперь уже бывшие подчинённые жужжат внутри здания на Тверской, 13 почище всяких шершней и пчёл: ведь до сих пор неизвестно не только, кто придёт, но и кто останется. Из них, верой и правдой служивших царю Юрию Михайловичу и Отечеству (то бишь Москве).

Часть команды корабля имени Юрия Лужкова уже начала «прыгать за борт». Первым подал заявление об отставке печально знаменитый «беглец» вице-мэр Александр Рябинин. Следственные органы (возможно, применив ГЛОНАСС) наконец определились с его местоположением и готовы проводить с экс-чиновником правительства Москвы «следственные мероприятия». Рябинин, курировавший Москонтроль, многими сторонними экспертами относился к ряду наиболее честных (без всякой иронии) представителей московских городских властей, и его поведение вызывает только уважение: Александр Владимирович не стал скрываться от сотрудников СКП за своим высоким и широким креслом, предпочтя вести разговор с правоохранителями с гражданской, а не с чиновничьей позиции.

Макаров казался главным кандидатом на вылет из мэрии

Вторым и третьим номером Тверскую, 13 покинули заместитель мэра по имущественно-земельным отношениям Владимир Силкин и начальник Департамента потребительских рынков и услуг Владимир Малышков. Ждать ли им вскоре за «уходом по собственному желанию» гостей из СКП – вопрос скорее риторический. «Имущественно-земельные отношения» и «рынок потребительских услуг» даже в глазах особо не посвящённых в таинства администрации Лужкова были окружены «ореолом коррупционной ёмкости». Десятки миллионов долларов стоил участок в несчастных 100 соток в центре Москвы для столичных девелоперов в период «жирных» 2003–2008 годов. Кризис ударил по строительной отрасли, но не по караману чиновников – цены на получение столь дефицитных участков под застройку, как говорят, в последние годы не особено упали. А уж про «крышевание» (оно же – управление) столичными потребительскими рынками, наверное, лучше всего мог бы рассказать пострадавший в неравной борьбе с Кремлём «хозяин» Черкизона Тельман Исмаилов. Говорят, и Владимир Малышков был в числе не самых последних гостей на дне рождения Исмаилова.

Четвёртым номером мог бы стать печально знаменитый начальник Комитета рекламы, информации и оформления города Москвы Владимир Макаров. У него уже всё есть: и уголовное дело, которое ведёт Следственное управление СКП по городу Москве, и опыт почти полугодового времяпрепровождения в комфортабельных условиях «Матросской Тишины», и обвинительное заключение по части первой статьи 286 УК РФ, предъявленное следователями, и, наконец, грядущий судебный процесс. Казалось бы, Владимир Петрович не только кандидат номер четыре на поспешное увольнение из рядов московских чиновников, но и – судя по зрелости возбуждённого в отношении него уголовного дела – кандидат номер один на «посадку».

Однако Макаров в отличие от Лужкова, Рябинина, Силкина и Малышкова так просто сдаваться не собирается. Более того, надеется внезапную опалу всех тех (Лужкова, Кобзона), кто за него вступался и поручался (председатель Мосгордумы Платонов), обратить в свою пользу, не только сохранив, но и укрепив свои чиновничьи позиции. Как? А вот так: как мы считаем, уже более года Владимир Петрович успешно «интригует» в Управлении делами президента РФ, стараясь произвести особое впечатление на начальника этого ведомства Владимира Игоревича Кожина. Весь этот год Макаров провёл в роли Труффальдино – официально находясь в команде Лужкова, Владимир Петрович постарался поставить все свои разнообразные таланты в сфере наружной рекламы в Москве на службу г-ну Кожину, делясь при этом самой различной информацией. Можно предположить, что Владимир Петрович при этом рассказывал не о себе – то почти сплошь были подробности из жизни администрации города, о том, кто, куда, кому и сколько. О том, как сложно функционирует городское хозяйство, сделавшее многих столичных чиновников мультимиллионерами, а кое-кого и мультимиллиардерами.

По теме

Ущерб бюджету Москвы от льгот по рекламе был нанесён колоссальный

Но кое о чём в беседах с Кожиным Макаров промолчал. Точнее, кое о ком. Ещё точнее – о себе и о собственных маленьких секретах, позволивших Владимиру Петровичу стать достаточно состоятельным человеком. Ведь, как утверждают участники рынка наружной рекламы в столице, Макаров вполне может быть удостоен звания role model (ролевой модели), вобравшей в себя всё лучшее из изобретённых в мэрии Москвы времён Юрия Лужкова сравнительно честных технологий конвертации власти в деньги и наоборот.

Владимир Петрович, естественно, не стал докладывать Владимиру Игоревичу подробности хода собственного уголовного дела. Об этом можно было бы узнать из газет: как утверждает следствие в своём официальном заявлении накануне передачи уголовного дела в суд, Макаров в июле 2004 года в нарушение установленного законом порядка, присвоив себе полномочия вышестоящих должностных лиц правительства города Москвы, предоставил двум коммерческих организациям – ОАО «Московская городская реклама» и ЗАО «Рекламная фирма «Столица-М» – 50-процентную льготу при оплате за право размещения коммерческой рекламы в Москве. В результате его действий бюджет города Москвы, по мнению следователей, недополучил не менее 131 млн рублей.

Но, как утверждают, эпизод деятельности Владимира Петровича, оказавшийся в сфере внимания Следственного комитета, является далеко не единственным. Кое-что следователи пока не внесли в предъявленное Макарову обвинительное заключение по причине того, что наработанную оперативную информацию пока не удалось доказать (как мы помним, Аль-Капоне тоже отправили за решётку не за всю его обширную криминальную деятельность, которую невозможно было доказать в суде, а за банальную неуплату налогов). Весьма вероятно, что одной из самых «коррупционно-ёмких» направлений в наружно-рекламной сфере является практика предоставления льгот при оплате городской аренды. Стоит заметить, что именно эта практика привлекла к Макарову внимание следователей Следственного комитета, которые возбудили уголовное дело по факту незаконного предоставления Макаровым льгот фирмам «Столица-М» и «Мосгорреклама», что повлекло нанесение бюджету города Москвы материального ущерба в виде недополученного дохода от отплаты аренды. На очереди, возможно, проверки и других компаний, имеющих городские льготы.

Социальную рекламу сделали главной коррупционной кормушкой

Вопиющей проблемой Москвы стали установка и эксплуатация незаконных рекламных конструкций. Причём вопиющей настолько, что прекратить эту вакханалию пытаются уже другие городские ведомства, только не комитет рекламы. Так, например, на прошедшей неделе заместитель председателя Москомнаследия Александр Филяев заявил на пресс-конференции, что комитет по культурному наследию города Москвы выявил в центре столицы порядка тысячи объектов наружной рекламы, установленных без соблюдения законных процедур. Соответствующая информация, по словам Филяева, была направлена в московский комитет рекламы, но не произвела на ведомство Макарова ни малейшего впечатления:

«Мы получили ответ, что в большинстве случаев все объекты установлены законно. Мы предложили комитету рекламы сделать ревизию этих объектов, на что нам заявили, что денег на это нет. Возможна ревизия в 2011 году».

Зампред Москомнаследия пообещал, что его комитет будет «добиваться демонтажа рекламных конструкций, которые установлены незаконно».

Нетрудно, однако, сообразить, кому может быть выгодно существование сотен незаконных рекламных конструкций. Предприниматели, понимая, что принадлежащие им конструкции установлены либо эксплуатируются с нарушениями, легче соглашаются на административные поборы со стороны непосредственных «кураторов», которые их покрывают.

Ну и, конечно, отдельной коррупционноёмкой статьёй должна была быть печально знаменитая «социальная реклама». Так называемые социальная реклама и городская информация в Москве занимают с «добровольного» согласия компаний-операторов не менее 15% всех рекламных поверхностей в городе (закон о рекламе определяет в качестве минимального порога 5%, комитет рекламы города Москвы «прожал» столичных рекламщиков ещё на 10). При размещении на этих поверхностях «социальной рекламы» и «городской информации» комитет рекламы владельцу рекламной конструкции ничего не платит. Однако «реклама» и «информация», в итоге размещаемые на таких конструкциях, чаще всего совсем не социальны, а по сути являются объявлениями обычных коммерческих рекламодателей, желающих сэкономить на расходах против рыночной цены. Нетрудно догадаться, кому в таком случае платит рекламодатель часть разницы между рыночной ценой размещения и ценой размещения на поверхностях, выделенных под социальную рекламу. Но, боюсь, об этом Владимир Петрович в своих частных разговорах Владимиру Игоревичу не сказал.

21 сентября сего года состоялось первое слушание по уголовному делу Макарова в суде. Оно заняло крайне мало времени: по просьбе обвиняемого (ответчика) слушание дела было перенесено на ноябрь. Спустя ровно неделю, в день отставки Лужкова, Владимир Петрович был чернее тучи. Но, как утверждают очевидцы, со временем повеселел. То ли уверен в благополучном для себя решении суда, то ли получил хорошую новость о возможном трудоустройстве. Забавно будет, если одним из плодов запущенной президентом Медведевым вместе с увольнением Лужкова «кампании по борьбе с коррупцией в одной отдельно взятой столице» станет сохранение своего поста одним из самых оборотистых чиновников правительства Москвы.

Опубликовано:
Отредактировано: 18.10.2010 13:11
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх