// // Долговые войны в Европе имеют религиозные корни

Долговые войны в Европе имеют религиозные корни

720

Культура кредитного бремени

Долговые войны в Европе имеют религиозные корни
В разделе

Министр экономики Франции Эммануэль Макрон говорит, что долговая война в Европе имеет "религиозные корни", поскольку доминирующее в каждой стране религиозное направление определяет, какую сторону в конфликте занимает государство. Замечание Макрона было отчасти шуточным, но оно основано на историческом факте.

Риддикулус

Выступая на конференции перед немецкими дипломатами, Макрон сказал, что война, которую он описывал, ведется между "кальвинистами" и "католиками" из-за разных взглядов на вопрос долга. "Ранее, при пуританском подходе, странам, которые не уважали своих обязательств, приходилось платить до конца своей жизни. В случае с католиками они идут в церковь, объясняют ситуацию, и могут начать новую неделю на следующий день", - сказал он.

Макрон использовал юмор, чтобы преодолеть франко-немецкий разрыв в отношении к налоговой ответственности, которая едва не помешала лидерам Еврозоны достигнуть соглашения по Греции. Такой подход использовал профессор Люпин из романа Джоан Роулинг "Гарри Поттер и узник Азкабана" при обучении своих учеников с использованием Боггарта - существа, которое приобретало вид худшего страха того, кто на него смотрит. При этом, чтобы справиться с ним, студенту надо было кричать "Риддикулус" и представлять, как его кошмар становится смешным.

В реальной жизни вряд ли подобное волшебство будет работать, хотя бы потому, что религиозные разногласия по вопросу задолженности являются реальными и труднопреодолимыми.

За счет будущих поколений

В исследовании 2002-го года Рене Штульц и Рохан Уильямсон установили, что традиционно католические страны – от Австрии до Аргентины, - имеют более слабую защиту от кредиторов, чем протестантские, например, скандинавские. В католических культурах также хуже обстоят дела с обеспечением прав кредиторов. Это справедливо независимо от формы правовой системы страны или уровня зажиточности. Штульц и Уильямсон выявили связь с запретом ростовщичества средневековой церковью, которая призвана защищать слабых от сильных:

"Средневековая церковь стремилась ограничить экономические сделки. Кальвинистская реформа рассматривала выплату процентов как неотъемлемую часть коммерции, тем самым делая возможным развитие прообразов современных долговых рынков. В период после кальвинистской реформации права кредиторов резко отличались в протестантских и католических странах".

Это различие сохраняется до сих пор, несмотря на декларацию Папы Пия XII в 1950 году, в которой говорилось, что банкиры "зарабатывают средства к существованию честно". Интересно, что католики, которые возлагают большую ответственность на кредитора, также более склонны брать в долг.

В 2013 бумаге Муфаддал Бахамуса и Абу Джалал обнаружили различия в структуре капитала фирм в основных католических и протестантских странах: в католических компаниях используют заемных средств на 3,26% больше.

Этот вывод справедлив и для большей части католических и, в основном, протестантских стран. Религиозная принадлежность и традиции, заключили Бахамуса и Джалал, являются важной причиной, почему многие компании поддерживают не оптимальную структуру капитала.

По теме

Папа Бенедикт XVI подверг критике современную культуру кредитного бремени, но свою позицию обосновал тем, что современные люди "живут за счет будущих поколений", а это плохо для общества. Кроме того, он из Германии - страны, где, помимо католиков с протестантами крепки и лютеранские традиции. Отец канцлера Ангелы Меркель, например, был теологом-лютеранцем.

Связь между религиозными конфессиями и финансами трудно выявить, потому что существуют много факторов, статистически способных повлиять на результаты: этническая принадлежность, история, география, экономическое развитие. Все эти переменные могут исказить найденные зависимости. Тем не менее, исследователи утверждают, что различия между католическими и протестантскими странами, в этом вопросе, существуют.

Конечно, маловероятно, что текущий спор в Европе о задолженности проистекает из этой дихотомии. С одной стороны, Штульц и Уильямсон отмечают - открытость снижает культурное влияние на права кредиторов, и долговые привычки в католических странах, как правило, совпадают с интересами их протестантских торговых партнеров. Это должно быть особенно верно в таком блоке, как Европейский союз.

Исследование также показывает, что более религиозные люди - будь то католики, протестанты, мусульмане или иудеи, - менее склонны к чрезмерным заимствованиям или объявлению себя банкротами.

Дэн Хесс из Тихоокеанского университета в Сиэтле изучал влияние религиозности на принятия людьми финансовых решений. Он обнаружил, что люди, живущие в районах, где уровень религиозности высок, "более склонны к риску в личных финансовых вопросах".

Основная причина, почему Греция взяла слишком много кредитов до 2008 года, в том, что французские и немецкие банки одолжили ей слишком много. Противоположность взглядов на облегчение долгового бремени немцев и греков, безусловно, объясняется личным интересом. Каждая из сторон, вовлеченная в историю с греческим долгом, печется о своих интересах, независимо от вероисповедания.

Опубликовано:
Отредактировано: 14.09.2015 16:06
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх