// // Пострадавшие от засухи аграрии Черноземья готовятся к голодной зиме

Пострадавшие от засухи аграрии Черноземья готовятся к голодной зиме

399

Сушняк долбит

Пустые поля и стоящая на приколе техника – типичная картина этого лета
Фото: Сергей Тетерин
Пустые поля и стоящая на приколе техника – типичная картина этого лета Фото: Сергей Тетерин
В разделе

В этом году на Черноземье обрушились сплошные несчастья. Сначала регионы охватила страшная засуха, которой, по свидетельству учёных, не было с середины XX века, затем пришли пожары. И если сегодня борьба с огненной стихией практически позади, то последствия неурожая уже начали ощущать на себе все жители страны. Цены на продукты медленно, но уверенно поднимаются вверх, при этом фермерские хозяйства с трудом балансируют на грани разорения. Почему крестьяне сегодня еле сводят концы с концами и кто наживается на их беде, попробовала разобраться корреспондент «Нашей Версии».

Житель Аннинского района Воронежской области Иван Черников – потомственный крестьянин. Многие аграрии не любят, когда их называют крестьянами, мы фермеры – подчёркивают они. А Черников смеётся: «Какие же они фермеры! Фермеры – это на Западе. У них сельское хозяйство – прибыльный бизнес, живут, ни в чём себе не отказывают. А мы крестьяне. Каждый год – как рулетка: заработаем что-нибудь или останемся без штанов»…

Вообще Иван Алексеевич хоть и считает себя оптимистом, но этим летом настроения, по его признанию, нет никакого. Небывалая засуха погубила пол-урожая, а то, что выросло, курам на смех. Когда мы приехали в хозяйство, Черников удивился:

– Что же вы так поздно? Мы всё уже убрали. Ещё полежало бы, совсем сгорело бы.

Осадков летом не было, если не считать двух или трёх раз, когда ночью капал дождь. Поливальных машин в хозяйстве нет – это дорогое удовольствие. То, что лето будет таким знойным, предугадать было трудно.

– Ну а как же народные приметы? – спрашиваем у хозяина.

– По ним давно прогнозы не делаем, в природе всё переменилось.

В хозяйстве у Черникова семейный подряд: задействованы трое сыновей, дочь, невестка, другие родственники. Несколько лет назад Иван Алексеевич открыл индивидуальное предприятие и зарегистрировал крестьянско-фермерское хозяйство. 2010 год стал для хозяйства самым тяжёлым. Весной они посеяли свёклу, озимую, яровую пшеницу и картофель. В начале июня наступила жаркая погода – плюс 28–30 градусов. Три недели держалась такая температура, потом спала до плюс 25, а в июле снова поднялась до 35–41 градуса и больше не опускалась. В середине июля стало понятно, что, если в течение ближайших двух недель не пойдут дожди, почти всё погибнет. В результате там, где что-то уцелело, средняя урожайность составила 10–12 центнеров с гектара. И тут, словно в насмешку над аграриями, элеваторы установили высокие цены на приём зерна.

Последние два года, когда в регионе было собрано 3,5 млн тонн зерновых, фураж покупали по 3–3,5 тыс. рублей за тонну, теперь – от 5,5 до 6,5 тыс. рублей. Но сдавать, по сути, было нечего.

– Мы отвезли на элеватор немного зерна, то, что подошло, – говорит Иван Черников, – остальное отложили скотине.

Кредитов у хозяйства Черникова, к счастью, нет. Когда-то планировали взять, но условия и проценты отпугнули. Теперь понимают, что не зря.

– У нас в районе есть хозяйства, которые брали в банке ссуды по 300 и по 500 тыс. рублей, – рассказывает фермер. – У некоторых полностью пропал урожай. Не знаю, что они будут делать. Говорят, можно подать заявку на пролонгирование кредитов, но продлят им срок погашения или нет – неизвестно.

По теме

В районе местные власти всем хозяйствам объявили: посчитайте, сколько озимых планируете посадить на будущий год, и столько будет выделено из бюджета области средств. Черников посчитал, написал, отдал заявку в администрацию. Теперь ждёт субсидию, но отчего-то не особенно на неё полагается. По его словам, было бы эффективнее, если бы государство возместило то, что сгорело. А на следующий год деньги нашлись бы на покупку семян.

– Как же вы дальше жить будете, после такого неурожая? – интересуемся у фермера на прощание.

– Так же, как и раньше. Пойдём скоро в сельский магазин, закупим крупы и подсолнечное масло на зиму. Цены уже начали подниматься, а что осенью будет – боимся представить…

Пока количество пострадавших от засухи хозяйств на Черноземье уточняется, но, по предварительным данным, их число приближается к 2 тысячам. Сильнее всего засуха отразилась на Тамбовской, Белгородской и Воронежской областях. Менее заметно – на Курской, Липецкой и Орловской.

В частности, как рассказал корреспонденту «Нашей Версии» замначальника управления сельского хозяйства Тамбовской области Александр Аксёнов, в их регионе последствия жары ощутили 900 хозяйств. В департаменте агропромышленного комплекса Белгородской области нам сообщили о 400, в Воронежской области – о 600 пострадавших фермерских хозяйствах. В этих трёх регионах средняя урожайность составила 11–13 центнеров зерновых с гектара. В Липецкой и Орловской областях аграрии собрали по 19–24 центнера с гектара, что ненамного уступает уровню прошлого года. Здесь количество хозяйств, пострадавших от засухи, составляет соответственно 100 и 300 организаций.

В частности, была установлена единая пороговая цена на муку – 14,5 рублей за килограмм. С одной стороны, похвальная инициатива властей, но, с другой, горожанам важнее, чтобы была зафиксирована стоимость сахара и круп – гречки, пшена и т.д. Одними булками сыт не будешь.

В Воронежской области сельскохозяйственные культуры погибли на площади 908 тыс. гектаров, и только 6% из них было застраховано. На поддержку аграриев будет выделено из бюджета 200 млн рублей. Меньше всего засуха отразилась на горохе и кукурузе (собрано 64% от всего урожая), больше – на гречихе и озимой пшенице (28% и 45,5%).

В Тамбовской и Белгородской областях уверяют, что, несмотря на невысокий урожай, накопленного за прошлые годы резерва хватит. В департаменте аграрной политики Воронежской области, напротив, заявляют, что в ближайшее время предприятия обратятся за покупкой зерна в Тверскую, Ставропольскую, Костромскую и Ростовскую области. Собственных запасов для удовлетворения потребностей региона не хватает.

Удар засушливая погода нанесла в основном по мелким и средним сельхозпредприятиям. Те хозяйства, где есть поливальные установки, хоть как-то справились с ситуацией. Но таких аграриев в Воронежской области мало. По сведениям экспертов, от 15 до 20% от общего числа. Слишком высока цена на технику. Хотя помогла она далеко не всем.

– Ничего нас не спасло, – рассказывают «Нашей Версии» в колхозе «Путь Ленина» Аннинского района. – Урожайность не добралась и до 10 центнеров с гектара, погибли гречиха, подсолнечник, озимые.

– Мы засеяли 800 гектаров картофелем, уборку ещё не проводили, но рассчитываем на неплохой урожай, – замечают в более «везучем» хозяйстве «Черноземье Агро Рамонь», – отстояли посевы благодаря поливальным установкам и специальному подходу к выращиванию культур. В противном случае кусали бы локти, как все.

Что касается особенного подхода в выращивании посевов, по мнению директора НИИ сельского хозяйства Центрально-Чернозёмной полосы им. Докучаева Виктора Турусова, тут скрывается ещё одна причина плохого урожая.

– В последние годы многие хозяйства под прессингом западных компаний сеют сорта, не приспособленные к местным почвенно-климатическим условиям, а потому и отмечается массовая гибель посевов, – объясняет профессор. – Безусловно, отчасти сыграла роль засуха, которая, по данным архива, аналогична засухе в 1921 и 1946 годах. И всё же сорта отечественной селекции предпочтительнее.

Между тем уже сейчас в стране поднялась шумиха вокруг возможного (а в некоторых регионах де-факто) повышения цен на продовольственные товары. Но всё это напоминает крики утопающего, которому никто не спешит приходить на помощь. Среди бизнесменов и владельцев предприятий наверняка найдутся те, кто захочет воспользоваться ситуацией и повысить цены. К слову, в Тамбовской области дельцы нашлись. В середине июля в регионе началось ажиотажное повышение цен на макароны, перловку, гречиху и рис. Местные чиновники оперативно обратились к жителям с просьбой не создавать панику и не поддаваться на провокацию. Стоимость продуктов питания подскочила не из-за неурожая, поскольку он к тому времени собран не был, а из-за торгового предприятия, самовольно завышавшего цены.

Есть примеры и в других регионах. Так, в течение июля гречневая крупа в магазинах Воронежа подорожала на 3–6 рублей. Непонятно, почему: ведь продаются старые запасы. Учитывая, что в прошлом году её урожай был невысоким, а в этом и совсем низкий, ещё большего подорожания не избежать. Вторая проблема – сахар. Напомним, осенью 2009 года сахар поднялся в цене на 30% из-за неурожая свёклы. В этом году культура уродилась ещё хуже. Логично предположить, что стоимость сахара также повысится. И третий момент – мука. Сегодня, к примеру, на элеваторах Черноземья принимают зерно по 5,5–6,5 тыс. рублей за тонну. Если прибавить сюда расходы на хранение и его транспортировку до предприятия, то конечная цена зерна, а затем и муки вырастет на порядок. Ну а где мука, там и хлеб.

На днях в Воронеже подорожало молоко – на 2–3 рубля. Но реакции чиновников пока не последовало, видимо, по магазинам они не ходят.

Воронеж

Опубликовано:
Отредактировано: 25.08.2010 11:13
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх