// // Кто и зачем решил проводить ротацию чиновничьего аппарата

Кто и зачем решил проводить ротацию чиновничьего аппарата

518

Рокировка пешек

Главы Минэкономразвития Эльвира Набиуллина (слева)и Минздравсоцразвития Татьяна Голикова тоже готовятся поменяться местами?
Фото: ИТАР-ТАСС
Главы Минэкономразвития Эльвира Набиуллина (слева)и Минздравсоцразвития Татьяна Голикова тоже готовятся поменяться местами? Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Министерство здравоохранения и социального развития РФ совместно с Министерством экономического развития РФ в настоящее время заканчивают разработку программы мер по борьбе с коррупцией в чиновной среде. Уже известно, что главной панацеей, призванной побороть это традиционное для России зло, станет ограничение срока пребывания госслужащих на конкретной должности. По словам директора департамента государственной службы Минздравсоцразвития Виктора Козбаненко, «готовятся предложения по введению института ротации гражданских служащих». Корреспондент «Нашей Версии» выяснял подробности будущих кадровых рокировок.

Предложения Минздравсоцразвития и Минэкономразвития нельзя назвать неожиданными. 10 января 2009 года вступил в силу федеральный закон «О противодействии коррупции». Приняв его, Россия наконец-то начала приводить своё законодательство в соответствие с Конвенцией ООН против коррупции, принятой ещё в 2003 году. Между тем, по данным Фонда «ИНДЕМ», средний размер взятки, которую российские бизнесмены дают российским чиновникам, увеличился за последние несколько лет с 10 тыс. до 136 тыс. долларов. Не является это секретом и для первых лиц государства. Недаром президент России Дмитрий Медведев не раз за последнее время заявлял о необходимости борьбы с коррупцией.

В ст. 9 закона «О противодействии коррупции» среди «мер по предупреждению и противодействию коррупции в государственном и муниципальном управлении» значатся в том числе «разработка и внедрение критериев и процедур… ротации кадров для занятия… должностей, которые считаются коррупционно уязвимыми». Теперь эти «критерии и процедуры», возможно, обретают более ясные очертания.

По словам заместителя директора департамента государственной службы Минздравсоцразвития Дмитрия Баснака, жёсткое ограничение срока пребывания на конкретной должности, например в течение одного года – двух лет, может быть введено для должностей, связанных с повышенной ответственностью, например в контрольно-надзорных органах. При этом государственные служащие по истечении срока будут освобождаться от занимаемых должностей, для того чтобы занять новые посты, равные по рангу прежним. Например, директор департамента может переквалифицироваться в советника министра или в директора другого департамента.

Планируется и регулярный обмен кадрами среди министерств и ведомств. Как пафосно выразилась глава Минздравсоцразвития Татьяна Голикова, «в контексте борьбы с коррупцией применение законодательства о государственной службе перестаёт быть внутренней проблемой каждого государственного органа и приобретает высокую социальную значимость».

Разумеется, чиновники при этом не забывают и о своём карьерном росте. Как озабоченно заявил директор департамента государственного регулирования в экономике Минэкономразвития Андрей Шаров, «человек может всю жизнь проработать заместителем министра и так и не подняться на очередную ступень». Шаров предложил оговаривать при заключении контракта с чиновником срок максимального пребывания на должности, по истечении которого он получит новое назначение – либо повышение по службе, либо равнозначную должность в другом ведомстве.

Кстати, по мнению замдиректора аналитического агентства «Спектр мнений» Антона Собинова, «не случайно инициатором ротации кадров стала именно Голикова. Не исключено, что таким образом она старается до конца очистить Минздравсоцразвития от людей, сохраняющих связи с бывшим главой этого ведомства Михаилом Зурабовым. Имея под рукой законодательно оформленную методику перемещения кадров, министру не потребуется много усилий, чтобы разом и без видимых усилий освободить место в своём окружении для более профессиональных или более покладистых сотрудников».

По теме

Новые правила чиновной жизнедеятельности первыми воплотят в жизнь чиновники Татарстана. О необходимости «регулярной горизонтальной ротации кадров, к примеру, раз в четыре года» ещё в феврале 2007 года говорил президент Татарстана Минтимер Шаймиев в послании Госсовету. Как сказал премьер-министр Татарстана Рустам Минниханов, «людей надо перемещать по вертикали и по горизонтали, но на улицу мы никого не выгоняем». После столь откровенных заявлений стало совершенно очевидно, что «выгонять кадры на улицу» – значит действовать вопреки политике руководства. Поэтому борьба с коррупцией вошла в новую фазу.

В прошлом году кабинет министров республики утвердил трёхлетнюю антикоррупционную программу. В соответствии с ней 15% сотрудников «потенциально коррупционных» министерств должны были получить новые посты ещё в прошлом году. Ещё 35% чиновников, чьи должности «подвержены риску коррупции», поменяют их как минимум на равноценные в этом году. Оставшиеся 50% подвергнутся процедуре ротации в 2010 году.

По уверениям скептиков, результатов этой бурной «антикоррупционной» деятельности заметить пока что не удаётся. Дескать, снаружи трудно уследить за перемещением чиновников с одного этажа на другой или заменой номеров на служебных машинах. К тому же, как ни парадоксально, Минэкономики Татарстана только во втором квартале 2009 года планирует завершить разработку конкретного механизма ротации, хотя правительственная программа уже вроде как начала работать ещё в прошлом году.

Любопытно, что обошлась бюджету республики данная программа по реализации стратегии антикоррупционной политики на 2009–2011 годы в 11,2 млн. рублей! Мягко говоря, недёшево!

Кстати, Принцип «замены фигур» успешно применяются в наше время в системе госслужбы Канады и в корпоративной практике крупных японских компаний. К международному опыту апеллируют и сами чиновники. По словам первого зампреда Законодательного собрания Красноярского края Валерия Семёнова, «такая система есть в Японии, но там сроки более длительные – ротация производится после пяти лет. Думаю, что год-два для неё – это не совсем правильно, потому что есть такие должности, на которых довольно длительное время нужно входить в курс дела».

Однако, по словам гендиректора Центра антикоррупционных исследований и инициатив Transparency International – R Елены Панфиловой, «основная проблема состоит в том, что перемещать чиновников будут те же чиновники. В условиях, когда общество может только наблюдать за этим со стороны, вероятность коррупции только возрастает. Реально изменить ситуацию может только ротация команд в условиях реальной политической конкуренции». Панфилова предлагает ввести «прозрачную систему кадрового отбора должностных лиц. Контракты, которые заключаются с ними, должны быть публичными, чтобы люди знали, за что отвечает чиновник и что нужно делать в случае его плохой работы». По словам Панфиловой, «сейчас ограничения для должностных лиц закопаны в законах так глубоко, что не каждый эксперт найдёт их».

А это значит, что новые веяния могут свестись к известной басне Крылова «Квартет», в которой «Мартышка, Осёл, Козёл да косолапый Мишка» в надежде наладить звучание оркестра то и дело менялись местами. В конце басни, как известно, констатируется: «А вы, друзья, как ни садитесь...»

МНЕНИЕ

Алексей МУХИН, генеральный директор Центра политической информации:

– Вообще, впервые данную меру предложил Сергей Иванов, когда занимал пост министра обороны. По его замыслу надо было менять место службы военных комиссаров, чтобы они не успевали обрастать коррупционными связями. Судя по всему, данная метода была воспринята нашими экономическими ведомствами, которые планируют перемещать контролирующих чиновников раз в два-три года, а при необходимости и через год. Мне представляется, что это будет весьма действенная мера. Считаю не совсем обоснованными опасения некоторых экспертов относительно того, что эти чиновники станут ещё более коррумпированными, повысят «ставки» по взяткам и таким образом станут, скажем так, более взяткоёмкими. Нынешний порядок дачи взятки – это довольно тонкий механизм, который довольно легко разрушить. Предлагаемые меры способны это сделать. Кадровая ротация номенклатуры в совокупности с другими методами – надзорными, фискальными и т.п. – станет действенной мерой по снижению уровня коррупции.

Андрей РОЩИН, директор аналитического центра «Синергия»:

– Чиновничья среда, а также присущие ей нормы и правила выживания формировались веками, если не тысячелетиями. Поэтому даже если дойти до такой крайности, как ежедневное перемещение бюрократа с одного места на другое, всё равно нельзя будет полностью лишить его возможности получать взятки. Эта система не даёт сбоев, если в ней всего лишь произвели замену одного элемента на другой, равнозначный прежнему. Нигде не существует написанной и кем-то утверждённой тарифной сетки по взяткам – за что, кому и сколько гражданин должен переложить из своего кармана в карман чиновника, – однако всем мгновенно становится известно об изменениях тарифов. Оказавшемуся на новом месте бюрократу не придётся даже подбирать клиентуру. Система уже настроена так, что на «хлебные» места просители с пакетиками и конвертиками идут самотёком. Сломать эту многовековую традицию можно только при помощи общественного договора – не давать взяток. Сами чиновники от них не откажутся. Система будет каждый раз перенастраиваться под новые условия, чтобы обеспечить максимальную безопасность и максимальный комфорт своим элементам. Ту же ротацию чиновников будет осуществлять не бездушный компьютер (в программу которого, кстати, при желании тоже можно оперативно внести изменения), а такие же бюрократы. Ворон ворону, как известно, глаз не выклюет.

Опубликовано:
Отредактировано: 12.03.2009 12:45
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх