// // Среди национальных преступных группировок лидируют узбеки, за ними – азербайджанцы и таджики

Среди национальных преступных группировок лидируют узбеки, за ними – азербайджанцы и таджики

604

Квота на убийства

2
В разделе

Эксперты давно прогнозировали резкий всплеск преступности среди мигрантов из стран СНГ, осевших в российских мегаполисах – в первую очередь в Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. Экономический кризис больнее всего ударил именно по приезжим из ближнего зарубежья – узбекам, таджикам и азербайджанцам, лишив их легальных заработков и побудив искать источники существования иного порядка. Но реальность оказалась страшнее самых мрачных прогнозов: в ближайшие месяцы на «большую дорогу» могут выйти до 2 млн. голодных и озлобленных людей, утративших перспективу найти хоть какую-то работу, но не желающих возвращаться домой, в ещё более беспросветную нужду. Совершаемые вчерашними гастарбайтерами преступления становятся более жестокими и изощрёнными – об этом всё чаще говорят представители Следственного комитета при прокуратуре РФ (СКП), – но механизмов борьбы с этими преступлениями, а тем более их профилактики, у правоохранительных органов сравнительно немного.

Эксперты давно прогнозировали резкий всплеск преступности среди мигрантов из стран СНГ, осевших в российских мегаполисах – в первую очередь в Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. Экономический кризис больнее всего ударил именно по приезжим из ближнего зарубежья – узбекам, таджикам и азербайджанцам, лишив их легальных заработков и побудив искать источники существования иного порядка. Но реальность оказалась страшнее самых мрачных прогнозов: в ближайшие месяцы на «большую дорогу» могут выйти до 2 млн. голодных и озлобленных людей, утративших перспективу найти хоть какую-то работу, но не желающих возвращаться домой, в ещё более беспросветную нужду. Совершаемые вчерашними гастарбайтерами преступления становятся более жестокими и изощрёнными – об этом всё чаще говорят представители Следственного комитета при прокуратуре РФ (СКП), – но механизмов борьбы с этими преступлениями, а тем более их профилактики, у правоохранительных органов сравнительно немного. Не решат проблему ни массовые насильственные депортации, ни усиление паспортного контроля. Впору задуматься о создании охраняемых «бантустанов», где гастарбайтеры будут проживать в изоляции – не демократично, конечно, зато надёжно и практично. Корреспондент «Нашей Версии» выяснял, насколько реальна опасность роста преступности среди мигрантов, как с ней бороться и чем она может грозить нам с вами.

Для начала немного статистики. Официально зарегистрированных гастарбайтеров в России 8 млн., и ещё примерно столько же незарегистрированных (по оценкам ФМС, на нелегальном положении сегодня остаются более 5 млн. иностранцев, а пессимисты говорят о 15–18 млн. нелегалов). Примерно половина из них живут в Москве и Санкт-Петербурге. В СКП прикинули, что в ближайшие месяц-два без работы могут остаться примерно 4 млн. трудовых мигрантов. Кто-то уедет домой, но это лишь 2–3%, а большая часть безработных пополнит армию нелегалов.

Одни останутся потому, что в бывших союзных республиках ситуация ещё хуже, а у других просто нет денег на дорогу. Ещё в сентябре прошлого года прокурор г. Москвы выразил обеспокоенность ростом числа преступлений, совершаемых мигрантами, а также тем фактом, что преступления, совершаемые иногородними, становятся всё более жестокими. А недавно он обнародовал некоторые цифры: в столице почти на 20% увеличилось количество изнасилований и примерно на столько же число мелких краж. Говоря о более тяжких преступлениях, точных цифр не называют, но уверяют, что и по этим показателям зафиксирован рост. Так что первые неутешительные показатели уже налицо.

Официальная квота на рабочую силу в 2008 году составила 3,4 млн. человек, причём до недавнего времени на государственном уровне обсуждалась возможность её увеличения до 4 миллионов. Теперь, конечно, увеличивать её не станут, ведь рабочих мест в стране становится всё меньше, зато увеличивается число преступлений, совершаемых приезжими рабочими, и правоохранительные органы уже не в силах этому противостоять. Не хватает людей, а ведь ещё недавно планировалось масштабное сокращение численности сотрудников МВД. «Теперь оно приостановлено в связи с мировым кризисом и угрозой всплеска преступности в стране, – поясняет заместитель председателя Комитета Государственной думы по безопасности Геннадий Гудков. – В этом году собирались сократить внутренние войска и патрульно-постовые службы, но теперь ещё предстоит понять, насколько это целесообразно делать. Не пришлось бы, наоборот, резко увеличивать число штатных сотрудников МВД». Но ведь, если верить статистике, общее число преступлений в крупных городах стало резко уменьшаться в последнее время.

По теме

«Это правда, преступность действительно снизилась, – объясняет Гудков. – Скажем, в Санкт-Петербурге в прошлом году она уменьшилась на 18% по сравнению с озапрошлым годом. Но при этом количество преступлений, совершённых иностранцами, наоборот, выросло за год на 29%. Меняется и характер преступлений: они становятся всё более дерзкими, тяжкими. Кроме того, московская статистика от питерской, мягко говоря, отличается». Интересно, насколько? Официальную статистику получить непросто, но мы поверим на слово московскому правительству:

На днях объявили о готовности сократить квоты на иностранных рабочих до предельно низкого уровня для предотвращения безработицы среди москвичей, и одновременно об усилении контроля за количеством приезжих. К чему это усиление контроля? А вот к чему. Согласно квоте этого года в Москве работают 250 тыс. гастарбайтеров. Сотрудники мэрии проверили и выяснили, что реально трудятся 147 тыс. человек. Остальные 100 тыс. как испарились. Куда? В СКП объясняют: официальные бумаги оформляют представители организованной преступности из стран ближнего зарубежья для того, чтобы не иметь проблем с правоохранительными органами. Для этого пользуются квотами: вроде бы человек собирается работать на стройке, его регистрируют – и он испаряется. И попадает в поле зрения правоохранителей лишь тогда, когда совершает преступление.

Другими словами, ещё около 100 тыс. потенциальных нарушителей закона, разгуливающих по столице, имеют отношение к организованной преступности бывших республик СССР. В Санкт-Петербурге тоже налицо совершенно фантастическая статистика. Смотрите: в 2007 году в Северную столицу въехало около 650 тыс. гастарбайтеров из стран СНГ, в 2008-м – 700 тысяч. Это те, кто зарегистрировался в миграционной службе, нелегалов мы сейчас в расчёт не берём. За это же время Питер покинули 158 тыс. мигрантов. А официальное разрешение на работу получили 168 тыс. человек. В ходе простых арифметических вычислений получаем цифру – 1 млн. человек. Где эти люди и чем они занимаются? Теперь резюмируем: 1,5–2 млн. неорганизованных (или, если хотите, потенциальных) и 100 тыс. организованных преступников разгуливают по Москве, ещё миллион – по Питеру. Вам ещё не страшно?

Долой политкорректность: впервые представители правопорядка заговорили о национальном составе преступников, орудующих в российских мегаполисах. По данным СКП, среди криминальных гастарбайтеров лидируют, как ни странно, узбеки – на них приходится порядка трети всех совершаемых преступлений. На втором месте – азербайджанцы, на третьем – таджики. Затем с приличным отрывом следуют граждане Украины. Практически отсутствуют граждане Казахстана и Белоруссии – среди мигрантов их вообще немного. В этих бывших советских республиках сравнительно стабильная экономическая ситуация.

Впервые в новейшей истории начальник ГУВД по г. Москве Владимир Пронин обнародовал национальный состав столичных преступников, но то, что подавляющее большинство нарушителей закона составляют именно приезжие из бывших советских республик, на самом деле является секретом Полишинеля. Вот что 10 лет назад говорил в своём докладе о криминальных гастарбайтерах тогдашний министр внутренних дел России Сергей Степашин: «Пополняются ряды преступников-мигрантов. Этому способствуют сохраняющаяся прозрачность российских границ, недостаточно строгий контроль над соблюдением режима пребывания в стране иностранных граждан. Количество преступлений, совершённых иностранными гражданами и лицами без гражданства, за год (с 1998-го по 1999-й. – Ред.) увеличилось на 10,9% и достигло 30 тысяч. Подавляющее большинство (87%) правонарушителей в этой группе составляют граждане СНГ».

Вообще, 10 лет назад Сергей Степашин сказал много такого, что актуально и сегодня. Видимо, причиной тому в некотором роде схожая ситуация: экономический кризис. Вот, пожалуйста: «Появление в нашей стране огромных масс иностранцев, оставшихся без копейки, – довольно мрачная перспектива… Уже сейчас кризис привёл к тому, что и россияне испытывают проблемы с трудоустройством. Сложившаяся ситуация вызывает понятную тревогу не только у рядовых граждан, но и у высокопоставленных представителей правоохранительных структур». Один в один совпадает с теми словами, что сказал на недавней пресс-конференции глава ГУВД Москвы Владимир Пронин.

По теме

Впрочем, Пронин сказал и много такого, о чём 10 лет назад не могли даже подумать. К примеру, о возможных столкновениях между мигрантами и москвичами, которые могут стать нередкими и кровопролитными. Пронин, к слову, впервые озвучил официальную статистику по Москве: по его словам, в прошлом году число преступлений, совершённых в столице гражданами республик бывшего СССР, возросло на 13,5%. В Питере, стало быть, ещё хуже – если исходить из официальной статистики, примерно так в два раза. Но стоит ли верить ей, официальной статистике? Тут уж каждый решает сам.

Проблема преступности среди гастарбайтеров теснейшим образом переплетается с другой проблемой – коррупции в правоохранительных органах и среди городских чиновников. За долгие годы работы по незаконной легализации прибывающих из республик бывшего СССР наёмных рабочих отдельные чиновники и сотрудники правоохранительных органов совместными усилиями довели коррупционный механизм до совершенства. «Даже принятие новых правил регистрации иностранцев в столице, да и в других городах, мало что в нём изменит, – считает председатель общественной организации «Национальный антикоррупционный комитет» Кирилл Кабанов. – Крышевание дешёвой рабочей силы и переброска нелегалов станут ещё более прибыльным бизнесом. В условиях кризиса предприниматели, например строители, будут стремиться к как можно меньшим затратам. Следовательно, произойдёт неизбежная ротация гастарбайтеров: на место прежних, не желающих трудиться за копейки, привезут новых, согласных и получать меньше, и жить в худших условиях. Официально регистрировать их скорее всего не станут также из соображений экономии. Руководители строительных фирм станут «подмазывать» милиционеров и чиновников, зная о том, что у них работают нелегалы. Вот она, коррупционная схема в чистом виде».

С представителем неправительственного сектора Кабановым согласен и заместитель прокурора Санкт-Петербурга Алексей Маяков: «Работодатели заинтересованы в дешёвой рабочей силе из стран ближнего зарубежья. Свою проблему они успешно решают с помощью коррумпированных участковых милиционеров и сотрудников миграционных служб. Последние регулярно устраивают рейды, выявляя нелегальных мигрантов, но в отдельных случаях, зная об их месте пребывания, закрывают на это глаза. Есть уголовные дела, они сейчас находятся в производстве, в настоящее время расследуется уголовное дело в отношении руководителя одного из районных отделов миграционной службы. Но приговоров пока нет».

Выходит, что, с одной стороны, среда гастарбайтеров плодит преступников и число потенциальных правонарушителей уже сегодня стремится к 2 млн. человек, а то и больше. С другой стороны, коррупционные элементы в правоохранительных органах и продажные чиновники потворствуют преступности, покрывая нелегалов. А общественность в лице неправительственных организаций всё это фиксирует, но не имеет ни возможности, ни желания вмешиваться. При такой ситуации, думается, даже отказ от сокращения сотрудников МВД ничего не меняет. И преступность среди мигрантов будет нарастать как снежный ком.

Эксперты полагают, что ограничить нелегальную миграцию, а также привлечение на работу гастарбайтеров можно единственным способом – введением крупных штрафов. Причём штрафовать следует не самих нелегалов, а тех, кто их нанимает. Иначе последствия миграционной политики открытых дверей, проводимой в нашей стране многие годы, могут быть весьма и весьма печальны. Примечательно, что трудовое законодательство целого ряда стран, в том числе государств СНГ, заметно строже российского. К примеру, в Азербайджане штраф за незаконное трудоустройство иностранцев составляет 43 тыс. долларов. При выдаче разрешения на работу с мигрантов взимается пошлина, составляющая примерно 1200 долларов. И её собираются увеличивать.

На первый взгляд наше законодательство тоже довольно жёсткое. Когда примерно два года назад заместитель директора Федеральной миграционной службы России Вячеслав Поставнин говорил о новых суммах штрафов и обещал, что-де работодатели будут платить штрафы в размере до 700 тыс. рублей за приём на работу нелегальных мигрантов, он бросил фразу: «Я думаю, что это самый сильный и мощный мотив, чтобы не иметь в своей компании иностранных сотрудников». Оказалось, что мотив, конечно, мощный, но не вполне. В нашей стране, как известно, суровость законов компенсируется необязательностью их исполнения, и это справедливо в том числе и в отношении мер к нанимателям гастарбайтеров.

Что говорит закон: для иностранных граждан и лиц без гражданства за нарушение правил пребывания в РФ устанавливаются штрафы в размере от 10 до 15 минимальных размеров оплаты труда (МРОТ) (1 МРОТ для штрафа равен 100 рублям) с административным выдворением за пределы РФ или без такового. Для принимающей стороны за неисполнение аналогичных обязанностей устанавливается ответственность: для граждан – в размере от 20 до 40 МРОТ, для должностных лиц – от 400 до 500 МРОТ, для юридических лиц – от 4000 до 5000 МРОТ. За привлечение к трудовой деятельности иностранного гражданина или лица без гражданства при отсутствии у работника разрешения на работу, если оно требуется по закону, также последует административное наказание. Для граждан оно составит от 20 до 50 МРОТ, для юридических лиц – от 2500 до 8000 МРОТ.

А вот что происходит на самом деле, рассказал на правах анонимности корреспонденту «Нашей Версии» сотрудник СКП. Допустим, к некоему работодателю приходит проверка и устанавливает, что у него трудятся нелегалы. Проштрафившемуся предлагают на выбор: либо заплати по закону крупный штраф для должностных лиц, либо официально с тебя возьмут как с частного лица, но в карман проверяющего ты положишь ещё немного денег. В общем, или плати 500–800 тыс. рублей официально, или 2–4 тыс. плюс «откат». У строителей даже есть такса: строишь жилые дома – возьмут 100 тыс., нежилые объекты – 50–70 тыс. рублей. Такова цена одной проверки.

В ближайшее время Генеральная прокуратура РФ подготовит список мер, которые могут ограничить преступность в среде трудовых мигрантов, и представит их президенту страны. Дмитрию Медведеву предстоит принять непростое решение: как, с одной стороны, поощрять миграцию в малозаселённую глубинку, но, с другой стороны, ограничивать её в мегаполисах, при этом не допуская значительного роста преступности. Полумерами не обойтись, нужны жёсткие и, возможно, непопулярные решения. Только в этом случае «квота на преступность» будет сведена к минимуму.

Опубликовано:
Отредактировано: 02.03.2009 13:49
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх