// // Может ли Россия стать членом Североатлантического альянса?

Может ли Россия стать членом Североатлантического альянса?

408

В постели с врагом

Темур Козаев
Темур Козаев
В разделе

26 января возобновилась работа Совета «Россия – НАТО», временно приостановленная во время грузино-югоосетинского военного конфликта. Инициатором восстановления отношений выступил генсек альянса Яап де Хооп Схеффер, высказавшийся в том смысле, что решение локальных конфликтов на постсоветском пространстве так или иначе прерогатива России и это ни в коем случае не должно омрачать отношений между Москвой и Брюсселем. «НАТО нужно России, а Россия нужна НАТО», – заявил де Хооп Схеффер, полгода назад говоривший совсем другое, мол, в дальнейшем сотрудничестве нет никакого смысла. Отчего НАТО срочно понадобилась Россия и почему в руководстве этой структуры заговорили о неизбежном членстве нашей страны в альянсе, выяснял корреспондент «Нашей Версии».

Это может показаться абсурдным, но в НАТО уже несколько лет готовы к тому, что Россия подаст заявку на членство в альянсе. Американский координатор Комитета НАТО по Восточной Европе и России Айра Строс заявил корреспонденту «Нашей Версии», что ещё в 2002 году социологи альянса провели исследование, которое должно было ответить на вопрос, как отнесутся к перспективе вступления России в НАТО американцы, европейцы и россияне.

Результаты исследования впечатлили: за то, чтобы Россия стала полноправным членом НАТО, высказались 65% опрошенных американцев, 54% европейцев и 36% россиян. Опрос, надо сказать, проводился отнюдь не из спортивного интереса. «Мы исходим из того, что Россия рано или поздно осознает себя частью альянса и подаст заявку, – пояснил Айра Строс. – Безусловно, речь не идёт о том, что заявку немедленно удовлетворят, это просто невозможно технически. Но мы склонны рассматривать членство России в НАТО не в качестве отдалённой перспективы, а как неизбежную реалию завтрашнего дня. Не хотелось бы делать прогнозов, но я не удивлюсь, если уже через семь-восемь лет Россия станет полноправным членом альянса».

Стать членом НАТО наша страна могла как минимум три раза. В 1953 году не срослось из-за неожиданной смерти Сталина: западные державы были вполне готовы принять в альянс СССР, ибо довольно много успели разузнать о нашей ядерной программе. Тогда многим на Западе казалось, что вступлением в альянс Советский Союз способен вернуть мир на восемь лет назад, к весне 1945 года, когда США и Россия выступали единым фронтом в рамках антигитлеровской коалиции. Но смерть «отца народов» поставила на этих планах крест.

Несколько лет спустя генсек Никита Хрущёв полушутя-полусерьёзно заявил о том, что-де Советский Союз готов вступить в альянс, но в Брюсселе это предложение отклонили. Слишком далеко к тому моменту зашло противостояние двух систем. В третий раз евроатлантические перспективы Москвы всерьёз обсуждали Борис Ельцин и Билл Клинтон в 1992–1993 годах. Клинтон намеревался протащить Россию в альянс, так сказать, по ускоренной программе, а перевооружение по натовским стандартам происходило бы задним числом в течение последующих 10 лет.

Но помешали события осени 1993 года, ситуацию в России в НАТО признали нестабильной и предложили заходить попозже. На том всё и заглохло. И вот теперь о евроатлантических перспективах России снова заговорили в Брюсселе, причём в этом сотрудничестве страны НАТО заинтересованы гораздо больше, нежели Россия. Зачем же мы им понадобились?

А вот зачем. В этом году новая администрация США намерена пересмотреть свои планы относительно Ирака и Афганистана. Полностью выводить войска из Ирака Америке невыгодно: всё-таки на дворе экономический кризис, а контроль над иракскими нефтяными ресурсами остаётся неплохим подспорьем для экономики США. А вот с Афганистаном хотелось бы поскорее развязаться, ибо перспективы афганской кампании весьма и весьма туманны. Кабул – не Багдад, там нет нефти, и вообще нет ничего такого, за счёт чего американская экономика могла бы поддержать свои штаны.

По теме

Геополитический интерес США к Афганистану сегодня также стремится к нулю – в общем, Америке там ловить совершенно нечего. Но просто так собраться и уйти тоже нельзя, это расценят как поражение, а в Вашингтоне хорошо помнят, чем обернулось для страны поражение во Вьетнаме. Повторяться не хочется, хочется уйти красиво, пусть и не победителями, но с высоко поднятой головой. Но как это сделать?

Оказывается, очень просто. «Нужно уговорить Россию поучаствовать в афганской войне, – объясняет президент Академии геополитических проблем Леонид Ивашов. – Доводы у США такие: за десятилетие афганской кампании 1979–1989 годов СССР удалось навести в этой стране какой-никакой порядок, и, если бы не скоропостижный вывод войск, сегодня Афганистан уже оправился бы от войны. Вывод соединений Советской армии, таким образом, был ошибкой, которую нужно как можно скорее исправить». Другими словами, нас снова пытаются втянуть в бесконечную афганскую войну на том лишь основании, что воевать у российских солдат получается лучше, нежели у американских. А тем временем освободившиеся американские подразделения передислоцируются в Ирак для усиления контроля над нефтяными ресурсами этой страны. Придумано неплохо. Только не вполне ясно, в чём наша выгода.

«Инициатива примирения исходит от альянса, который сегодня крайне нуждается в России для завершения операции в Афганистане, – утверждает постоянный представитель России при НАТО Дмитрий Рогозин. – У нынешнего заседания в Брюсселе нет даже официальной повестки дня, деятельность совета возобновляли явно в спешке. Стороны как бы должны ограничиться обсуждением тех вопросов, по которым у России и НАТО есть точки соприкосновения: по борьбе с пиратством, по взаимодействию в сфере преодоления угрозы наркоагрессии со стороны третьих стран. Но главное – Афганистан. И так называемый «афганский транзит», и куда более далеко идущие планы».

Что такое «афганский транзит»? В 2001 году Россия, как известно, предоставила свою территорию для переброски так называемых грузов невоенного назначения НАТО в Афганистан. Но альянс, и в особенности США, все эти годы был заинтересован в том, чтобы через российскую территорию перебрасывалась не только еда с медикаментами. «Движение «Талибан» стремительно набирает силу, – поясняет Дмитрий Рогозин, – и новая администрация США, назвав афганское урегулирование одним из своих внешнеполитических приоритетов, решила идти ва-банк. НАТО крайне заинтересовано в том, чтобы уже сегодня наладить через российскую территорию транзит военных грузов в Афганистан». Собственно, командующий войсками США на Ближнем Востоке и в Центральной Азии Дэвид Петреус уже заявил о том, что такая договорённость якобы достигнута. Теперь хорошо бы «продавить» Москву, чтобы заменить американских «миротворцев» российскими. Ради этого, собственно, и задумывалось спешное возобновление отношений между Москвой и Брюсселем.

Собственно, российская сторона отнюдь не против того, чтобы помочь Америке и НАТО в афганском вопросе. Президент Дмитрий Медведев, находясь с визитом в Узбекистане, прозрачно намекнул, что Россия хотела бы играть в этом урегулировании «более заметную роль», и предложил «определить новые международные форматы, которые были бы эффективны для решения проблем Афганистана». Но ведь мы явно настроены получить что-то взамен, разве нет?

Сегодня разногласий у Москвы и Брюсселя значительно больше, чем общих тем для диалога. Работа Совета «Россия – НАТО», как известно, была приостановлена во время августовской войны в Южной Осетии, причём приостановлена по инициативе альянса. Москва тогда попала под шквал обвинений со стороны ряда стран – членов НАТО, и теперь хотела бы прояснить отношения. Условия России для возобновления сотрудничества озвучил в январе замначальника Генштаба ВС РФ Анатолий Ноговицын: Россия-де готова возобновить сотрудничество с НАТО в военной сфере, но лишь в том случае, если США объяснят причины разрыва наших отношений во время грузино-югоосетинского конфликта и принесут нам свои извинения.

Кроме того, у нас есть ещё одно условие: Есть и ещё одно условие, его озвучил наш полпред при НАТО Дмитрий Рогозин: «Замораживание работы Совета «Россия – НАТО» недопустимо ни при каких обстоятельствах, и я буду настаивать на том, чтобы американцы не имели права в одностороннем порядке нарушать функционирование структуры. Кроме того, у наших партнёров не должно сложиться впечатления, что мы возвращаемся в прежнее русло сотрудничества. Это вряд ли получится без решения двух взаимосвязанных вопросов. Первый – это восстановление доверия, и второй – практическое взаимодействие. Одно без другого не существует».

В общем, возобновление работы Совета «Россия – НАТО» прошло успешно. Следующим шагом во взаимодействии альянса и нашей страны стала встреча де Хооп Схеффера и российской делегации на Мюнхенской конференции 6–8 февраля. А в начале весны возобновится полноценная работа совета.

Запад так и не решился организовать полномасштабную дипломатическую изоляцию России после грузино-югоосетинского конфликта, считает руководитель парижского отделения Института демократии и сотрудничества Наталия Нарочницкая: «У нас есть проблемы с американцами, а они определяют линию НАТО в таких вопросах, как сокращение стратегических вооружений. А ведь уже надо сообщить друг другу о готовности продлить или нет договор CНВ-1. Срок его действия истекает в 2009 году. И я считаю, что все вопросы мы решим положительно, ведь сегодня Россия сильна настолько, чтобы вести с Америкой диалог на равных».

Нарочницкая рассказала, что в целом ряде документов, определявших стратегию НАТО в отношении нашей страны, прямо говорилось: «Если приблизительно до 2009 года с Россией ничего не случится, дальше её будет не остановить». 15 лет Запад добивался так называемой открытости России, для того чтобы получить доступ к российским ресурсам, избавиться от зависимости от России. Сегодня они кусают локти, что не получилось интернационализации сибирской нефти – а именно такова была цель, конечная цель всей деятельности Ходорковского, по мнению газеты Die Welt. Сегодня у нас есть ресурсы, и мы должны умело ими пользоваться. Нас уже нельзя прогибать, Запад вынужден с нами считаться. И, конечно, в этом смысле им удобнее видеть нас партнёрами, хотя при этом, понятно, нас будут использовать по полной. Так что ситуация сегодня примерно такая, как в 1953 году: и НАТО, и Россия кровно заинтересованы друг в друге».

Опубликовано:
Отредактировано: 18.02.2009 12:05
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх