// // Почему попасть на хорошую должность по-прежнему можно лишь по протекции или за у. е

Почему попасть на хорошую должность по-прежнему можно лишь по протекции или за у. е

591

Чужие там не ходят

Попасть на выгодную должность «человеку ниоткуда» практически невозможно
Фото: ИТАР-ТАСС
Попасть на выгодную должность «человеку ниоткуда» практически невозможно Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Конституционный суд РФ недавно признал неконституционной попытку Псковского областного собрания депутатов подвергнуть ревизии действующую систему назначения в местные органы власти. Как оказалось, псковским чиновникам стал тесен отнюдь не самый радикальный федеральный закон «О государственной гражданской службе РФ», согласно которому большинство госслужащих должны отбираться на конкурсной основе. Почему, как и встарь, на вакантные должности госслужащих, как правило, назначаются «свои люди», попытался выяснить корреспондент «Нашей Версии».

Предполагалось, что закон «О государственной гражданской службе», принятый ещё в 2004 году, станет одним из главных звеньев реформы госслужбы. А сама реформа должна была положить конец многовековым проблемам российской бюрократии – её закрытости, коррумпированности и слабой эффективности. Увы, этого так и не произошло.

Напомним, согласно закону выбирать кандидата на замещение вакантной должности госслужащего нужно на конкурсной основе. Вначале госорган публикует объявление о конкурсе в СМИ и принимает заявления от претендентов. Затем создаётся конкурсная комиссия, куда обязательно входят начальники кадрового и правового подразделения, руководитель отдела, по вакансии которого проводится конкурс, несколько госслужащих, а также независимые эксперты, составляющие не менее четверти общего числа её членов. Профессионализм конкурсантов они вправе проверить разными способами – тестированием, индивидуальным собеседованием, проведением групповых дискуссий, написанием реферата по вопросам, связанным с выполнением должностных обязанностей. Тот кандидат, кто будет признан победителем конкурса, зачисляется на госслужбу.

На первый взгляд странно, почему через столько лет после принятия такого замечательного закона российское чиновничество ещё не представляет собой когорту честных, инициативных и в высшей степени эффективных сотрудников. Ведь конкурсные комиссии должны были придирчиво отобрать именно такие кадры, оставив за бортом классических адуевых и молчалиных. Однако на самом деле попасть на вакантную должность «человеку ниоткуда» так же нереально, как и раньше.

Генеральная прокуратура РФ и правоохранительные органы субъектов РФ фиксируют тысячи (!) прецедентов нарушения федерального закона о госслужбе. Конечно, все эти случаи не затрагивают тех фамилий, которые на слуху, то есть министров, их заместителей, руководителей других органов власти. Они относятся к служащим так называемой категории «А», которым не нужно проходить конкурсную комиссию. Но не пользуется популярностью конкурсное замещение должностей и у огромной массы федерального и регионального чиновничества рангами ниже.

Например, по данным органов прокуратуры Тюменской области, чиновники в этом субъекте РФ в 2008 году 636 раз нарушили законодательство о государственной и муниципальной службе. Причём это касается и региональных органов государственной исполнительной власти, и территориальных филиалов федеральных органов власти, и органов местного самоуправления. Среди конкретных нарушений – недостаточное число независимых экспертов в составе конкурсной комиссии, отсутствие проверки сведений о доходах и имуществе претендентов на госслужбу.

По теме

Прокуратура Амурской области в своё время выдвигала претензии губернатору Леониду Короткову, так как он, дескать, незаконно принял на работу девять (!) руководителей, не сообщивших о своём участии в коммерческой деятельности. Среди них были руководители департаментов агропромышленного комплекса; жилищно-коммунального хозяйства; архитектуры и строительства; промышленности, транспорта и связи; физической культуры и спорта... Кроме того, после проверки прокуратурой управления Федеральной налоговой службы по Амурской области и таможни Благовещенска было зафиксировано, что в этих ведомствах вообще не проводятся конкурсы на замещение вакантных должностей. По данным правоохранителей, в течение двух лет два учреждения взяли к себе на работу 278 человек, и все эти должности раздавались на внеконкурсной основе.

Впрочем, что говорить о принципах отбора кадров на столь отдалённых от центра территориях, если схожая картина наблюдается и на федеральном уровне. Даже в Федеральном агентстве по образованию, Федеральной таможенной службе и Федеральном агентстве по здравоохранению и социальному развитию (Росздрав) по данным проверки Генпрокуратуры РФ за 2005–2006 годы, не проводились конкурсы на вакантные должности! Тогда главу Росздрава Вячеслава Прохорова по этому поводу вызывали в Генпрокуратуру, и только после этого были созданы конкурсные комиссии.

Но формальное соблюдение конкурсной процедуры тоже не сулит его реального проведения. Так, прокурорская проверка в Курганской области зафиксировала, что в состав комиссии при территориальном управлении Федеральной службы финансово-бюджетного надзора входили семь сотрудников учреждения и лишь один независимый эксперт. А ведь таких экспертов должно быть не менее одной четвёртой общего числа членов конкурсной комиссии.

Но самое главное – чтобы избежать конкурсов, можно даже и не нарушать закон. Для этого в нём вполне достаточно лазеек. Во-первых, для того чтобы быть допущенным к конкурсу, кандидат должен соответствовать неким квалификационным требованиям вакантной должности. Решают это чиновники без привлечения всяких независимых экспертов. И в итоге к конкурсу допускаются уже только «свои люди».

Во-вторых, согласно закону конкурс не проводится при назначении на должность, связанную с работой с секретными сведениями. При желании немало руководителей вполне могут доказать, что их подразделения, дескать, связаны с обеспечением стратегической безопасности государства.

И тем самым оградить себя от ненужных конкурсов.

В-третьих, правом первоочередного, внеконкурсного, назначения на освободившуюся должность обладает чиновник, состоящий в «кадровом резерве» (не реже чем раз в три года госслужащие должны проходить аттестационную комиссию. Если аттестация признана удачной, то чиновник включается в кадровый резерв для замещения вакантной должности в порядке должностного роста. – Ред.).

В-четвёртых, конкурс не проводится, если госслужащий нанимается по срочному служебному контракту. В общем, учитывая все эти «исключения», было бы сверхоптимистично ожидать в нынешней России конкуренцию на равных при получении тех или иных должностей.

Однако, как уже было сказано, псковским чиновникам и этого показалось мало, и они приняли собственный закон о госслужбе, в котором перечень «внеконкурсных» должностей ещё шире, чем в федеральном. В областном законе сказано, что конкурс не проводится при назначении на должности начальников комитетов и управлений региональной администрации. Прокурор области оспорил местный закон в Псковском облсуде, который признал, что местный парламент превысил свои полномочия. Затем этот вердикт подтвердил Верховный суд РФ. Однако псковитяне проявили настойчивость – ведь на кону действительно принципиальный для них вопрос! – и направили запрос в Конституционный суд (КC) РФ, в котором изложили свою позицию по поводу закона. По мнению депутатов, «федеральный закон не может ограничивать право регионов на собственное правовое регулирование организации местной государственной службы».

КC РФ не стал поощрять кадровый сепаратизм, постановив, что в России установлен «единый подход к организации государственной гражданской службы на федеральном и региональном уровнях». Согласно определению КС внеконкурсное назначение чиновников «противоречит принципу равенства граждан и нарушает их конституционное право на равный доступ к государственной службе», а конкурсный отбор «позволяет выбрать наиболее способных, исключить конфликт интересов, обеспечить равенство возможностей и справедливость».

Однако вряд ли решение КС окажет серьёзное воздействие на практику назначения госслужащих. Недаром сами высокопоставленные чиновники признают, что попасть «наверх» можно лишь двумя путями – либо через влиятельное покровительство, либо за деньги.

Ещё несколько лет назад журнал «Компания» опубликовал расценки на некоторые ключевые посты. Согласно им .

Случайность ли, что в прошлом году Московский окружной военный суд осудил четырёх мошенников, в том числе некоего советника референтуры Администрации президента РФ, успешно «торговавших государственными должностями»? Выдавая себя за влиятельных людей, они предлагали чиновникам и предпринимателям за крупные взятки устроиться на высокие государственные должности. Среди их предложений были должности заместителя руководителя регионального УВД и губернатора Белгородской области за 200 тыс. долларов, президента Республики Марий Эл и мэра Анапы за 1 млн. долларов, вице-президента Калмыкии с последующим назначением главой республики за 5 млн. евро.

Кстати, косвенно эти расценки подтверждает и бывший полпред правительства в Конституционном, Верховном и Высшем арбитражном судах Михаил Барщевский, который как-то рассказывал о своём знакомом. Ему якобы предлагали купить должность заместителя министра за 5 млн. долларов. Что это? Клевета и наветы? Вряд ли. Хотя согласно статье 32 Конституции РФ «граждане Российской Федерации имеют равный доступ к государственной службе».

Опубликовано:
Отредактировано: 16.02.2009 13:43
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх