// // Аукционная цена на предметы нашего искусства растёт как на дрожжах

Аукционная цена на предметы нашего искусства растёт как на дрожжах

458

Русское как иностранное

Топ-лотом аукциона Christie's станет картина Кузьмы Петрова-Водкина "Вася" (цена 295-412 тыс. евро)
Топ-лотом аукциона Christie's станет картина Кузьмы Петрова-Водкина "Вася" (цена 295-412 тыс. евро)
В разделе

В Лондоне начинаются очередные «Русские торги». Сначала они пройдут на аукционе Sotheby’s, а потом на аукционе Christie’s. Каждый из аукционных домов неплохо подготовился к предстоящей битве: на продажу выставлены картины таких художников, как Иван Айвазовский, Николай Рерих и Кузьма Петров-Водкин. Несмотря на экономический кризис, русское искусство по-прежнему в цене. Корреспондент газеты «Наша Версия» попытался выяснить, что именно сейчас покупают на аукционах российские покупатели и как изменились их предпочтения за последние несколько лет.

«Русские торги» на двух главных мировых аукционах существуют с конца 1980-х годов. Вначале они проходили нерегулярно и собирали не очень много денег. Да и сама коллекция формировалась из вещей, принадлежащих эмигрантам. Это были, как правило, не самые выдающиеся произведения, поэтому и цены на торгах назначались довольно низкие. Но после того как в России появились люди с большими деньгами, возрос и интерес к отечественному искусству.

Первое время русские нувориши серьёзными собирателями не считались. Один из самых известных коллекционеров князь Никита Лобанов-Ростовский в своё время так охарактеризовал русских покупателей: «На аукционах 1994 и 1995 годов они мели всё без разбора. Таких цен на «Русских торгах» никто не видел. Однако выбор финансово одарённых русских людей трудно объяснять логическим способом. Они дорого платили за вещи малопривлекательные с точки зрения искусства. Просто бессмысленно швыряли деньги. Иначе говоря, приехали в Лондон и хорошо погуляли по буфету».

«Русский покупатель, чувствуется, стал очень требовательным. Его теперь интересует качество работы, а не только имена, – уверена обозреватель международного антикварного рынка Надежда Данилевич. – Он уже проявляет необходимую щепетильность и, если вещь кажется ему сомнительной, предпочитает не рисковать». У кого-то из нуворишей сформировались собственные пристрастия, кому-то помощники-специалисты объяснили, что Айвазовского на всех не хватит.

«Ещё 10–15 лет назад русские воинские ордена мы не продавали, к ним не было интереса, – рассказал глава международного департамента русского искусства Christie’s Алексей Тизенгаузен. – Обратная тенденция с работами Фаберже. Раньше легко было продавать всё маленькое – булавки, колье и прочее, теперь же люди, наоборот, хотят покупать более крупные вещи». Иконы и живопись пользуются неизменным спросом, но в последнее время интерес покупатели стали проявлять и к другим произведениям искусства. «Несколько лет назад за рекордную сумму, больше 5 млн долларов, была приобретена ваза Императорского фарфорового завода эпохи Николая I, – вспоминает глава отдела русского искусства Sotheby’s Джоанна Викери. – Моментально цены на русский фарфор пошли вверх, и сейчас предметы из фарфора всегда пользуются спросом. Вообще, всё, что связано с Российским императорским домом, продаётся очень хорошо».

А вот акварели у наших коллекционеров по-прежнему не слишком популярны, что, впрочем, легко объяснимо: они требуют особого хранения и на стену их не повесишь. Пару лет назад один продавец попытался выставить на Sotheby’s акварель Кузьмы Петрова-Водкина, но сотрудники аукционного дома его отговорили, объяснив, что новые русские предпочитают работы маслом. Также не очень ценятся графика и эскизы. Ими можно заинтересовать только подлинных коллекционеров.

Хотя произведения «нераскрученных» художников приобретают менее охотно, пару лет назад аукционные дома решили расширить свои «горизонты» и выставлять на торги не только художников, которых мы знаем ещё со школьной скамьи, типа Репина, Шишкина, Серова и Айвазовского, но и современных авторов. Сначала интерес к ним был не очень большой, но сейчас эксперты считают, что этот рынок также перспективен. Первый специализированный аукцион, организованный Sotheby’s, прошёл весьма успешно. Большинство лотов современного русского искусства продалось, аукцион выручил 2,6 млн евро. На нём было установлено 22 рекорда, почти половина работ ушла за цены выше начальных. Цифры, конечно, не те, что на классическом русском Sotheby’s, но четыре вещи ушли больше чем за 100 тыс. евро и одна – почти за 300 тысяч. «Это был новаторский для Sotheby’s аукцион, было много довольно молодых или малоизвестных художников, но мы решили открыть рынку новые русские имена, и мы продолжаем развивать эту тенденцию. Мы видим здесь большую перспективу», – рассказали в аукционном доме. Вряд ли эксперты ошибаются, ведь в последнее время к современным русским художникам действительно повышенное внимание: в России открываются всё новые галереи, где можно приобщиться к современному искусству, и отсутствием посетителей они не страдают.

По теме

Некоторые, правда, считают, что интерес этот не слишком оправдан, просто произведений русского искусства в принципе в продаже мало, даже меньше, чем американского, – хотя и у них, и у нас всей живописи два века. Но в США 200 лет капиталисты то покупали картины, то продавали – и только иногда дарили музеям. У нас после революции частные собрания комиссары передали в музеи, и в результате на рынке обращается лишь ничтожная часть созданного. Аукционные дома не очень охотно, но признают, что новые полотна Шишкина и Айвазовского с каждым годом находить всё труднее, а вот новых русских капиталистов, которые желают покупать искусство, всё больше, – вот и пытаются привить им «вкус» к современной живописи.

Растущие невиданными темпами цены на русское искусство сделали его крайне привлекательным и для западных собирателей. На декабрьских продажах Sotheby’s присутствовали британцы. Их заинтересовала коллекция предметов, принадлежащих членам российской императорской фамилии: тогда продали 100% лотов, что бывает не так уж и часто. Всё больше покупателей стало появляться в последнее время и из республик бывшего СССР. Украинцы вообще считают русское искусство своим, уже замечен и казахский капитал – ведь история у нас у всех общая. Но главные покупатели на «Русских торгах», конечно, наши соотечественники, бывшие и нынешние.

Инвестиции в «вечные ценности» наравне с покупкой недвижимости за рубежом уже давно стали одним из основных способов обезопасить свои капиталы. И в связи с тем, что число людей из России, приобретающих антиквариат, постоянно растёт, нынче в каждом уважающем себя аукционном доме идёт продажа русского искусства. Достаточно успешно им торгуют не только такие гиганты, как Sotheby’s и Christie’s. В Лондоне несколько лет назад впервые открыл свой Russian Department старинный английский дом Bonhams. В Америке есть специализированный русский аукционный дом MacDougall’s, который для привлечения клиентов отказался от комиссионных. Во Франции в аукционном доме Tajan ежегодно устраиваются две русские продажи. На ещё одном престижном французском аукционе – Drouot – с большим коммерческим успехом с молотка ушло наследие художника Мстислава Добужинского. Всерьёз борется за русский сектор рынка шведский аукционный дом Uppsala, который уже несколько лет собирает очень солидные русские коллекции. «Германия, которая в 1920—1930-х годах была мировым поставщиком конфискованного большевиками дворцового имущества, также проснулась, – подтвердила Надежда Данилевич. – Интересные вещи появляются в Kaupp. Крошечный частный дом Dr. Fisher, расположенный вдали от столиц, на берегу тихого пруда под Штутгартом, и тот увлёкся русской темой. Там была продана тарелка Мейсен из свадебного сервиза Павла I за 20 тыс. евро».

Опубликовано:
Отредактировано: 09.06.2010 13:21
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх