// // Татьяна Судец: нынешние телеведущие – безликая бесформенная масса

Татьяна Судец: нынешние телеведущие – безликая бесформенная масса

677
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Пожалуй, в советское время телеведущие, дикторы были преимущественно строгими. Но Татьяна Судец даже тогда выделялась какой-то фонтанирующей энергией и заряженностью на шутку и веселье. Те времена канули в Лету, и сейчас на телевидении шутят совсем по-другому…

–Татьяна Александровна, после перестройки дикторов стали называть говорящими головами. А нынешние телеведущие – это кто, шевелящиеся головы?

– А сейчас это безликая и бесформенная масса. Все как под копирку. У нас в дикторском отделе (сегодня «диктор» – ругательное слово) было 100–120 человек, и каждый был личностью. Нас очень строго отбирали, был безумно серьёзный конкурс, а сейчас захотела какая-нибудь девушка или мальчик – и, пожалуйста, в телеведущие. Потому что у их родителей или покровителей просто широкий карман.

– Вы говорили, что вас учили быть скромнее. А сейчас тем, кто работает на ТВ, внушают, что они звёзды, и даже крутят некие ролики с саморекламой.

– Да, у нас это было как девиз: «Скромнее, скромнее!» Нас учили любить и уважать людей, зрителей, а они сейчас любят только себя. Нынешним телеведущим всё равно, как и что они говорят. Сегодня получается, что чем гаже – тем лучше, тем популярнее. Сейчас неимоверное количество пошлости, и считается, что это очень хорошо. А нас за пошлость так ругали… Мы и представить себе не могли, как это можно ругнуться или пошлить в эфире! Однажды я в эфире кое-что сказала – и мне потом здорово досталось...

– И что же вы сказали? Это было целое событие?

– Да ещё какое! Я думала, что выгонят из стажёрской группы. Но Игорь Кириллов меня тогда пожалел. А ведь была простая техническая накладка: микрофон ещё не выключили, а я, не разжимая губ, сказала «чёрт-те что!» Но это пошло в эфир, и мне сразу сказали: «Таня, ты что? Уже из других городов звонят и жалуются, мол, что это у вас дикторы ругаются…» А сейчас – говори что хочешь.

– Особенно на некоторых так называемых развлекательных каналах.

– Именно! Недавно я болела – было много свободного времени – и специально смотрела все программы, в том числе и «Комеди Клаб». Участники этой сверхпопулярной передачи так веселятся, а я понять не могу: чему же там смеяться?! Это же такая пошлость! Такое можно говорить только где-нибудь на кухне, когда все хорошо выпили, никто друг друга не слышит и всем всё равно, то есть на каком-то междусобойчике. Они же этот междусобойчик выносят на публику, веселят сами себя и от себя же любимых кайфуют. А ведь их просто нельзя пускать в приличное общество!

– Я тоже сколько раз насильно заставлял себя на это смотреть – и не мог…

– Обычный клозетный юмор. Я всё время говорю: раньше телевидение было информационно-развлекательно-образовательным, а сейчас оно якобы стало развлекательным, а на самом деле – пошлое!

– Как-то Анатолий Лысенко в одном интервью сказал мне, что телевидение удивительно в том плане, что если человек подлец, то на экране это видно во стократ увеличенном виде, или наоборот.

По теме

– Да, именно так. Я своим ученикам всегда говорила и буду говорить: «Экран – всегда как рентген, где вся твоя гадость вылезает наружу. И это ничем нельзя прикрыть».

– А вот на вышеупомянутом канале все уже давно «просвечены рентгеном» – и ничего. Только жируют и пошлят. Время, что ли, такое?

– У меня такое впечатление, что сейчас идёт оболванивание народа. Все об этой пошлости говорят, и всё равно они процветают. Раньше телевидение было для людей и про людей, а сейчас мы смотрим только про людей развращённых. Более того, нас заставляют на всё это смотреть.

– Всем правит коммерция.

– Да, рейтинги.

– А вы сами смотрите телевизор?

– Я его смотрю с утра до ночи. Не могу без телевизора, пусть даже он работает фоном, но я его всё равно слушаю.

– Но какие-то положительные передачи отмечаете? Может быть, на «Культуре»?

– Да, на «Культуре», да и то очень поздно, можно сказать, ночью. Иногда на ТВЦ бывают хорошие передачи...

– Недавно наш министр культуры предлагал убрать рекламу и финансировать телевидение из бюджета, чтобы было как раньше. Что вы об этом думаете?

– Это уже не отдадут. Листьев на время попробовал убрать рекламу, и где он теперь?..

– Да уж, там такие ребята присосались… А вы детские передачи смотрите?

– А у нас сейчас нет детского вещания.

– А передача «Спокойной ночи, малыши!», переведённая с первой кнопки на второй канал?

– Да, её уже давно перевели. Знаете, я ни о ком и ни о чём не хочу говорить ничего плохого, но эта передача себя уже изживает.

– Одно время её вела дочка известного кинорежиссёра…

– У меня сложилось такое впечатление, что она ненавидит детей и относится к ним даже не с пренебрежением, а с брезгливостью.

– Честно говоря, я не ожидал, что вы так ответите…

– Почему же? Я тоже смотрю на всё это. Я очень люблю эту передачу, много лет проработала в ней, и это моя боль. Многие поколения были воспитаны на ней, а сейчас о ней никто и не говорит. Раньше дети бежали смотреть «Спокойной ночи, малыши!», и попробовали бы родители не включить её – это было бы буквально трагедией! А сейчас у нас нет никакого детского телевидения. На том же широко разрекламированном канале «Бибигон» просто показывают фильмы – и всё. А ведь он у кого-то есть, а у кого-то нет. Детьми никто не хочет заниматься, потому что это очень тяжело. Туда и рекламу не засунешь, стало быть, и выгоды никакой. Правда, даже в «Спокойной ночи, малыши!» как-то засунули рекламу.

– Серьёзно? Я теперь стал реже смотреть эту передачу: сам вырос, да и ребёнок тоже…

– Да, и это просто ужасно! Где это видано, чтобы ведущая детской программы в эфире предлагала покупать какое-то противогриппозное средство?! Раньше в этой передаче были «тёти» и «дяди»: тётя Валя, дядя Володя. А теперь пришла просто Оксана, которая вместе с Хрюшей, Степашкой и Каркушей рекламирует всякую всячину. Конечно, каждый волен рекламировать то, что считает нужным, но чтобы это было в детской передаче… Зря они детей тронули, это же святое!

– А если бы вы были главным на телевидении, то что бы там изменили?

– Сейчас там уже ничего не изменишь. У меня такое впечатление, что туда пришли люди, которые не любят ни людей, ни само телевидение, а любят только деньги. По-моему, у нас более-менее ещё канал «Россия», а на остальных только пошлятина и развлекаловка. Сегодня мы почему-то всё время развлекаемся и смеёмся – вот только над чем и над кем? Или теперь часто показывают, как, оказывается, плохо жилось тому или иному известному человеку. А где же вы были раньше, почему не помогли ему, да ещё при таких-то доходах от рекламы? Недавно рассказали о том, что Валя Толкунова якобы была не востребована. Да она была страшно востребована! А если её не показывали по телевизору, это не значит, что она не была востребована.

– Получается, что спасение только одно: природа, дача… А что для вас дача?

– Для меня дача – это всё! Там хорошо, и я всегда мечтаю, чтобы быстрее наступила весна и быстрее бы туда уехать.

– Похоже, она сейчас как раз и наступает…

– А мы туда уже ездили и скоро поедем ещё. Так что теперь каждая суббота и воскресенье опять будут «рабочими». Правда, дачными делами, огородом в основном занимается моя мама. У неё просто образцовый порядок, и на это можно приходить и просто любоваться. У нас восемь соток, и моя мама выращивает там буквально всё, начиная от картошки и заканчивая укропом. Так что дома у нас всё своё! Мы до сих пор доедаем свой лук, морковку…

– Но ведь и на даче есть телевизор. И как он там, на лоне природы, смотрится?

– Я купила «тарелку» и там тоже смотрю всё. Но по «тарелке» больше возможности выбора. Например, мой внук смотрит передачи про животных. А я с удовольствием смотрю наши старые комедии, потому что третьесортные американские фильмы уж очень надоели.

– А какие-то встречи вам сейчас особенно вспоминаются?

– Если работаешь на телевидении, то каждый день очень много встреч с интересными людьми. Знаете, По-моему, он совестливый человек. Однажды я была на обеде, устроенном ЛДПР, и смотрю, перед самым началом идёт Жириновский и проверяет, как накрыты столы. И вот он увидел, что на его столе есть икра, а на других нет. Тогда он и говорит помощникам: «Или всем, или уберите». Главное, он это сказал тихо, не для пиара, понимаете? Я с ним близко не знакома, но вот за это уважаю. Не думаю, что каждый руководитель сказал бы то же самое, да ещё и не на публику.

– А у вас есть какой-то девиз или строчка из стихов, которые вам, как говорится, помогают идти по жизни?

– Конечно, есть: «Никогда коммунары не станут рабами!» Знаете, я пионерка, комсомолка и патриотка своей страны.

Александр Саргин
Опубликовано:
Отредактировано: 26.05.2010 11:06
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх