// // Врачи ежегодно скрывают 70 тысяч случаев возникновения опасных побочных эффектов лечения

Врачи ежегодно скрывают 70 тысяч случаев возникновения опасных побочных эффектов лечения

374

Шоковая терапия

Фото: lori
Фото: lori
В разделе

Принимать лекарства, даже прописанные врачом, небезопасно. Как констатировали эксперты Межрегиональной общественной организации «Общество фармакоэкономических исследований» (МОООФИ), российские врачи скрывают от своих пациентов подавляющее большинство побочных эффектов от приёма того или иного препарата. Проблема побочных действий лекарств в мировой фарминдустрии в принципе не нова. Однако беда российского рынка заключается в том, что врачи даже законодательно не обязаны предупреждать пациента о чём-то большем, что написано в инструкции.

По подсчётам МОООФИ, российские врачи скрывают до 70% опасных побочных явлений или возможного бездействия того или иного препарата. Причём, как отмечают аналитики, зачастую медики даже не стараются выполнить требования действующего в стране законодательства – согласно федеральному закону «Об обороте лекарственных средств» врачи обязаны предупреждать пациентов о вредном воздействии препаратов. Однако на деле это происходит не более чем в 20–30% случаев.

По подсчётам руководителя Федерального центра мониторинга безопасности лекарственных средств ФГУ «Научный центр экспертизы средств медицинского применения» Владимира Лепахина, в 2010 году было зафиксировано лишь 9404 сообщения врачей о негативном воздействии того или иного препарата. В первом квартале этого года – всего 246. На самом деле данные цифры – всего лишь капля в море. Например, Примечательно, что треть препаратов отзывалась в первые два года их появления на рынке – это обстоятельство косвенное подтверждение того, что европейские врачи очень внимательно следят за тем, какой эффект оказывает прописанное ими лечение.

По оценкам ВОЗ, в нашей стране, где проживают около 140 млн человек, количество врачебных «жалоб» на побочные действия пилюль должно быть никак не меньше 60–70 тыс. в год. Формально ныне действующее законодательство обязывает врачей сообщать о негативном воздействии препаратов в контролирующие органы, но на деле, как видно из статистики, это происходит далеко не всегда. Причина – в отсутствии санкций за то, что врач не сообщит о вреде препарата. Да и система контроля в нашей стране функционирует таким образом, что побочные эффекты, прописанные производителем в инструкции, рассматриваются как некая догма – зачем сообщать о том, что и так уже есть.

«Большая ошибка нового закона (об обороте лекарственных средств. – Ред.) в том, что он оговаривает сообщения только о тех побочных действиях препарата, которые не указаны в листовке производителем. Но одно дело, когда, к примеру, вредное влияние на печень от таблетки встречается у одного из миллиона пациентов, а другое – у одного на сотню. И мы никогда об этом не узнаем. Во всём мире врач сообщает обо всех побочных явлениях и даже о подозрениях на них», – поясняет Владимир Лепахин. По его словам, российские же медики куда больше беспокоятся о том, что в случае сообщений о негативном воздействии препаратов скорее всего начнётся расследование о правильности назначенного ими лечения, нежели проверка безопасности собственно препарата.

Результат подобной работы системы весьма неутешителен: даже по данным официальной статистики, в прошлом году тяжёлые осложнения после приёма медикаментов получили 5 тыс. человек, из которых для 79 они закончились летальным исходом. О том, сколько на самом деле людей пострадало от приёма выписанных врачами препаратов в нашей стране, не знает никто.

«По данным аналитиков США, до 50% госпитализаций происходит из-за ошибочной лекарственной терапии в амбулаторном звене. А в целом в США от ошибок врачей в области назначений лекарств погибают до 100 человек. Не по назначению используются лекарства в 90% случаев редких заболеваний, в 75% случаев лечения онкологических болезней, в более 30% случаев назначений для стариков», – приводит пример Владимир Лепахин. В России подобной статистики не ведётся, однако, учитывая бедственное положение отечественного здравоохранения, нетрудно догадаться, что ситуация в России уж точно не лучше, чем в Америке. Положение осложняется ещё и тем, что у нас не существует чётко выстроенной и работающей системы по фармаконадзору.

По теме

В результате и потребители, и, что самое опасное, сами врачи зачастую доверяют рекламе фармпроизводителей. Простой пример: кто из нас не видел навязчивой телевизионной рекламы о том, что приём витаминов в ударных дозах защитит нас от болезней, укрепит иммунитет и т.п.? А сколько раз потребителям рассказали о том, что приём витаминов в больших дозах может быть опасен для здоровья? Вопрос риторический, особенно если учитывать, что неправильным назначением витаминов грешат даже сами врачи.

«Витамин А в больших дозировках обладает тератогенными свойствами, – приводит пример Владимир Лепахин. – А у нас врачи назначают беременным витамины, в которых содержание витамина А в 10 раз больше дозы, которую международное тератологическое общество обозначило как безопасную. В мировой практике зафиксированы случаи геморрагических инсультов при употреблении витамина Е».

Впрочем, о том, насколько скрупулёзно наши специалисты подходят к назначению лекарственных препаратов, можно судить хотя бы по тому, что в Перечень жизненно необходимых лекарственных средств сегодня попали гомеопатические препараты, то есть лекарства, практическую пользу от которых официальная медицина не слишком признаёт. Не говоря уже о том, что назначение подобных препаратов и их дозировка должны быть для каждого пациента индивидуальными.

«Производители гомеопатических препаратов – это огромная индустрия, которую практикуют люди чаще всего с медицинским образованием, объявляя эффективным вещество при «разведении до следового уровня». На самом деле страшно то, что это использование технологий, применение которых не одобрено научной медициной», – переживает президент Общества специалистов доказательной медицины Василий Власов. Мнение эксперта подтверждает и тот факт, что почти во всех странах ЕС запрещено закупать гомеопатические препараты на государственные средства.

«Декларируемый фармакоэкономический подход к обеспечению населения лекарствами реально так и не применяется в России. Верх берут непрозрачные решения. Несмотря на то что фармакоэкономика должна обеспечивать использование и закупку государством для населения оптимальных лекарств и медтехнологий за оптимальные деньги, она остаётся декларируемым «красивым бантиком», – переживает руководитель МОООФИ Павел Воробьёв.

По его словам, ситуация осложняется ещё и тем, что с 2007 года в нашей стране был остановлен выпуск клинических стандартов для лечения, в результате чего «произошло отступление в здравоохранении даже от рубежа ХХI века». Вступивший в силу в прошлом году федеральный закон «об обращении лекарственных средств», который на самом деле был призван как-то нормализовать ситуацию на отечественном фармрынке, напротив, ухудшил её. В частности, из-за непрописанности конкретных механизмов сократилось количество клинических испытаний лекарств. Кроме того, возникли дополнительные сложности с ввозом препаратов из-за рубежа, в результате чего в настоящее время медикаменты для лечения пациентов с редкими заболеваниями ввозятся в страну чуть ли не контрабандой. Естественно, при таком положении дел невозможно не то что обеспечить информирование пациентов о побочных действиях препаратов, а даже банально проверить их качество.

Опубликовано:
Отредактировано: 10.05.2011 13:18
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх