// // Производители поддельных лекарств убили в три раза больше людей, чем террористы

Производители поддельных лекарств убили в три раза больше людей, чем террористы

1047

Улечили в смерти

2
В разделе

Доля поддельных лекарств на отечественном фармрынке продолжает неуклонно расти. Как следует из представленного на прошлой неделе Высшей школой экономики (ВШЭ) исследования, 7% всех продаваемых в стране пилюль составляют подделки. На первый взгляд эта цифра может показаться не столь уж катастрофичной. Беда, однако, в том, что никаких жёстких мер по пресечению оборота поддельных лекарственных средств в России не ведётся. Одновременно с этим производители фальшивок год от года только совершенствуют своё «мастерство».

Точных данных о количестве подделок на российском фармрынке сегодня нет ни у кого. Чиновники, например, вообще считают, что подобной проблемы на нашем рынке нет: в частности, по данным Росздравнадзора, в 2010 году доля фальшивок составила не более 0,04% – цифра, вполне укладывающаяся в статистическую погрешность.

«В прошлом году Росздравнадзор выявил и изъял из обращения 22 торговых наименования 44 серий фальсифицированных лекарственных препаратов, а также 3 серии, сопровождавшихся декларациями о соответствии, регистрация которых не подтверждена органом по сертификации. Кроме того, было изъято из обращения 4 торговых названия, 71 серия фармацевтических субстанций, выпуск которых не подтверждён производителями, и 40 серий готовых лекарственных препаратов, сделанных из данных фальсифицированных субстанций», – говорится в официальном сообщении ведомства. Вот, собственно, и всё.

Но похоже, что реальная картина существенно отличается от официальных отчётов чиновников. Так, по оценкам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), доля подделок на мировом фармрынке составляет 8–10%. Стоит иметь в виду, однако, что в отдельных странах чёрный рынок занимает до 60%. Причём из года в год нелегальные производители всё более прочно закрепляются на рынке. Только за 2007–2008 годы рынок фальшивой фарминдустрии вырос на 596% – таковы данные Всемирной таможенной организации. Аналитики отмечают, что контрафактные лекарства – бич не только бедных стран. Разница лишь в том, что в богатых государствах нелегалы предпочитают подделывать гормональные лекарства, стероиды, средства для улучшения потенции и противораковые медикаменты. В бедных в основном подделывают так называемые лекарства первой необходимости: в России – плазмозамещающие растворы, гепатопротекторные и антигипоксантные средства, противоаллергенные препараты и антибиотики.

Самое страшное, что, по экспертным оценкам, за последние 40 лет от приёма поддельных лекарств в мире погибли 200 тыс. человек. Для сравнения: жертвами мирового терроризма за это время стали чуть менее 70 тыс. человек.

Принято различать четыре вида подделок: лекарства-пустышки, имитаторы, изменённые лекарства и лекарства-копии. Причём на поверку оказывается, что приём каждого вида из подделок может привести к роковым последствиям. К лекарствам-пустышкам относят препараты, в которых отсутствует действующее вещество, то есть такие препараты – то же плацебо. С одной стороны, их приём, казалось бы, абсолютно безвреден. Однако насколько безвредным можно считать, например, использование «пустых» препаратов, которые должны были бы купировать сердечный приступ или останавливать кровотечение. Не менее опасным может оказаться и приём имитаторов: в таких препаратах действующее вещество, как правило, присутствует, однако оно заменено на более дешёвый аналог. Не трудно догадаться, что терапевтический эффект от приёма подобных средств может оказаться весьма сомнительным, поскольку никаких официальных данных о том, насколько эффективен использованный нелегалами дешёвый аналог, естественно, нет.

По теме

Самым опасным видом подделок, пожалуй, можно считать изменённые лекарства. В таких препаратах содержится то же самое вещество, что и в оригинальной пилюле, однако дозировка компонентов не соблюдена – так что доза такого лекарства в прямом смысле слова может оказаться смертельной. Лекарства-копии, напротив, представляют собой самый безобидный тип подделок – и действующее вещество, и рецептура у них абсолютно такие же, как и у оригинального препарата. Разве что происхождение этих лекарств неизвестно. Может оказаться так, что это какой-нибудь легальный производитель сделал «левую» партию, и тогда никакой опасности для пациента нет. Но существует и опасность того, что пилюли были изготовлены в подпольном цехе. В Китае погибли пациенты, принимавшие поддельный препарат от диабета.

В начале этого года в Евросоюзе для защиты рынка от поддельных лекарств было разработано специальное законодательство. Новые нормы предполагают создание системы, которая позволит контролирующим органам отследить путь каждой пилюли от производителя до розничной сети. Основной упор предполагается сделать на создание на этапе производства специальных идентификационных кодов и регистрационных надписей. Кроме того, предполагается усовершенствовать и упаковку препаратов – любые попытки вскрыть препарат должны быть исключены. Однако главным изменением стало введение существенных ограничений на торговлю лекарствами через Интернет. Оно и понятно: по статистике, до 50% всех фальшивых препаратов реализуется именно во Всемирной паутине. Согласно новому законодательству в странах Евросоюза будет введена специальная сертификация (некий аналог лицензирования, существующий для аптек) сайтов, продающих лекарства. Онлайновые продавцы также будут обязаны размещать специальный сертификационный логотип на своей страничке.

В российском законодательстве, к сожалению, пока что отсутствуют жёсткие механизмы регулирования фармрынка. Достаточно сказать, что даже немногие выявляемые случаи фальсификатов далеко не всегда наказываются по всей строгости.

«Мы, конечно, стараемся подобные дела доводить до суда, чтобы нарушители получили не только штрафы, но и реальное лишение свободы. Поскольку известно, что порой штрафы не эквивалентны доходам от торговли фальсифицированным товаром. Поэтому случается так, что денежные взыскания оказываются для нарушителей незначительным наказанием и они продолжают заниматься неправомерной деятельностью», – констатирует начальник отдела координации УБЭП МВД Республики Татарстан Ринат Акчурин.

Интересно заметить, что чиновники на местах, как ни парадоксально, куда серьёзнее относятся к проблеме фальсификата, нежели их коллеги из центра. Парадокс: например, руководство управления Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и соцразвития Татарстана открыто заявляет, что озвучиваемая Росздравнадзором статистика по фальсификату – очевидное преуменьшение. «В действительности эта цифра может быть больше, хотя точно сказать всё равно невозможно», – не скрывает замруководителя республиканского ведомства Любовь Шайхутдинова.

Неполадки в подсчётах признают и в МВД. «Специальной статистики по поддельным медикаментам в министерстве не ведётся. Функция госконтроля и надзора в сфере обращения лекарственных средств возложена на Росздравнадзор. Но вычислить точный объём фальсификата, находящегося в обороте в России, невероятно трудно», – не скрывает замначальника ДЭБ МВД Юрий Попугаев.

По его словам, главная проблема заключается в том, что контроль за обращением лекарств в нашей стране на самом деле очень слаб. Достаточно сказать, что до 2011 года в России отсутствовали нормативные документы, регламентирующие уничтожение обнаруженных поддельных партий лекарств. То есть даже выявленные фальшивки могли запросто снова оказаться в продаже. Например, в прошлом году в одной из крупных аптечных сетей в Татарстане контролёры обнаружили партию нелегальной продукции, но не уничтожили её. В результате через некоторое время фальшивые пилюли снова «всплыли»: аптекари пытались переправить свой товар в Самару. При этом единственным представленным в Госдуму законодательным предложением на сегодняшний день являются лишь поправки в УК, разработанные МВД совместно с Минздравсоцразвития.

«Законопроект предусматривает усиление ответственности за производство, хранение, перевозку или сбыт товаров и продукции, не отвечающих требованиям безопасности», – рассказывает Юрий Попугаев. Однако насколько внесение этих изменений поможет нормализовать ситуацию на рынке, ещё большой вопрос.

«Увы, подразделения экономической безопасности лишены контрольных функций, – сетует Попугаев. – В этих условиях мы ориентируем наших сотрудников на выявление и пресечение в первую очередь нелегальных производств. Ведь важно пресечь деятельность именно производителя, поскольку за сбытчиками гоняться можно сколь угодно долго, но результат, как правило, получается слабый».

Впрочем, даже если предположить, что готовящиеся ужесточения будут приняты в самом скором времени, нелегалам это едва ли сильно испортит бизнес. Одним из самых популярных каналов сбыта для теневиков в России, как и во всём мире, является Интернет.

«Гарантии не попасть на подделку, покупая через Интернет, нет никакой. Существующий сегодня порядок лицензирования фармацевтической деятельности предусматривает выдачу лицензий на конкретный юридический адрес, куда потребитель может обратиться со своими претензиями, – констатирует директор некоммерческого партнёрства «Аптечная гильдия» Елена Неволина. – Лицензирование интернет-аптек у нас законодательством не предусмотрено».

Опубликовано:
Отредактировано: 11.04.2011 13:20
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх