// // Смертельно опасные канализационные коллекторы Москвы отремонтируют только через 100 лет

Смертельно опасные канализационные коллекторы Москвы отремонтируют только через 100 лет

911

Трупопроводная система

2
В разделе

8 января 2012 года в Брянске произошла страшная трагедия. В провал, образовавшийся над городским коллектором, упала женщина с полуторагодовалым ребёнком. Женщине удалось спастись, но её сына спасатели нашли на следующие сутки мёртвым. Спустя несколько дней, 15 января, в Орле во время ремонтных работ в городском коллекторе в результате обвала грунта погибли двое рабочих. Причиной ЧП стал износ бетонных конструкций. После таких событий даже не самые впечатлительные граждане стали с опаской выходить на улицу. Впрочем, эксперты считают такие опасения вполне обоснованными: Россия находится на грани «канализационной катастрофы», и трагедии, подобные брянской, увы, будут только учащаться.

Причина ЧП в Брянске уже названа – это газовая коррозия свода бетонного коллектора, которая и привела к обрушению конструкции. В России услуги электрохимической защиты от коррозии предоставляет компания Стройгазпроект http://sgp-msk.ru/, однако на вопрос, почему коммунальщики прозевали критическое состояние коллектора, городские власти пеняют на скудное финансирование, которое не позволило проводить своевременный осмотр и ремонт городской канализации. Впрочем, канализационные коллекторы сегодня представляют смертельную опасность для граждан и в более зажиточных регионах страны, исключением не является и Москва.

Общая протяжённость канализационной сети столицы составляет 8354 километра – это больше, чем расстояние от Москвы до Хабаровска. Среднесуточный приток сточных вод в систему составляет 4,1 млн кубометров, количество обслуживаемых клиентов – 13 млн человек. Но большинство москвичей не подозревают, что канализационная сеть Москвы – на грани коллапса. «Состояние половины трубопроводов неудовлетворительное, и трагедии, подобные брянской, могут случиться практически везде, – рассказывает «Нашей Версии» завкафедрой водоснабжения Института инженерно-экологического строительства и механизации МГСУ профессор, доктор технических наук Владимир Орлов, – фактически сегодня мы начинаем пожинать плоды советского периода. Во-первых, тогда в спешке использовались некачественные материалы, во-вторых, в период массовой жилой застройки 50–80-х годов коллекторы строили быстро, не обращая особого внимания на качество, главное ведь было отчитаться за вводимые в эксплуатацию квадратные метры жилья. И вот сегодня через 50 лет мы получили ситуацию, когда срок службы трубопроводов практически исчерпан, а то и превышен в два-три раза».

Удивительное дело: коллекторы, построенные в царские времена, оказались куда надёжнее советских. Так, из общей протяжённости канализационной сети столицы около 4 тыс. километров действующих трубопроводов было проложено ещё в XIX веке – фактически ими сегодня пользуется весь центр столицы. «Секрет долговечности старых коллекторов в качестве труб, – рассказывает Владимир Орлов, – их изготавливали из серого чугуна высокого качества, но уже в середине прошлого века такой чугун перестали выпускать. Но и эти замечательные трубопроводы, пролежавшие в земле уже более 100 лет, требуют замены».

Высокое качество строительства дореволюционной подземной инфраструктуры отмечают и московские диггеры. «Если брать кирпичные коллекторы XVIII–XIX веков, то никакой бетон не идёт с ними в сравнение по прочности, – рассказывает «Нашей Версии» руководитель центра «Диггерспас» Вадим Михайлов, – эту кладку невозможно разбить, настолько там мощные раствор и кирпич. Элемент такой кладки у нас есть в музее, что мы с ним только не делали».

Впрочем, нынешние проблемы столичных канализационных сетей обусловлены не только низким качеством их строительства в советские времена. Есть и объективные природные факторы. По словам Вадима Михайлова, в отличие от большинства европейских городов в Москве преобладают суглинистые и песчаные грунты, которые легко вымываются водой, в результате трубопроводы проседают, что приводит к их повреждению. «За последние 10 лет стал резко увеличиваться и процесс сталактитообразования в подземных сооружениях, в том числе и канализационных коллекторах, – говорит Вадим Михайлов, – это различные соли улиц, и если в пещерах сталактиты растут тысячелетиями, то у нас они вырастают буквально на глазах. От месяца до четырёх нужно для того, чтобы тонкая сосулька на стенке коммуникаций, разрушив её, выросла до полуметра. И мы видим, что эти сосульки висят, они не сбиты, трещины не замазаны – значит, сюда не заходил ни один обходчик».

По теме

Проблемы для столичной канализации принесла в начале перестройки деиндустриализация столицы, где за последние годы практически не осталось крупных промышленных предприятий, таких, например, как ЗИЛ, АЗЛК и так далее. Дело в том, чтоТак может ли город что-то противопоставить надвигающемуся коллапсу канализационных сетей? Эксперты уверены: при нынешнем подходе к финансированию и малому проценту восстанавливаемых инженерных сетей проблему не решить.

«По сложившейся мировой практике в крупных городах промышленно развитых стран трубопроводную сеть можно полностью обновить за 15–20 лет, – говорит Владимир Орлов, – но для этого ежегодно необходимо ремонтировать 5–7% протяжённости трубопроводов. Сегодня в Москве ежегодно ремонтируется лишь 1% канализационных коллекторов. Такими темпами привести в порядок городскую канализационную сеть весьма сложно,так как сеть с каждым годом становится более ветхой. И это происходит в Москве – в регионах ситуация ещё хуже. Число проблемных участков от «колодца к колодцу» в целом по стране идёт на миллионы».

По словам нашего собеседника, сегодня срок службы коллекторов, построенных по самым продвинутым технологиям, например с использованием многослойных чугунных и других труб, декларируется на уровне 100 лет. Получается, что, даже если в ремонте канализационной сети будут использованы такие материалы, привести в порядок московскую канализацию в ближайшем будущем не удастся. Ведь через 100 лет придётся начинать всё заново, и процесс большого ремонта будет носить непрерывный характер. В чём же причина таких черепашьих темпов модернизации городской канализационной сети?

Во-первых, в финансировании. Ремонт канализации, по оценкам экспертов, стоит в два-три раза дороже ремонта водопровода. Это обусловлено, например, тем, что канализацию в отличие от водопровода весьма затруднительно пустить в обход ремонтируемых участков, ведь она идёт самотёком до мест централизованной обработки, то есть практически отсутствует резервирование. Для этого необходимо строить параллельные коллекторы, что уже приводит к колоссальным дополнительным расходам. В канализационных сетях предъявляются более высокие требования к качеству труб, что, естественно, тоже отражается на цене ремонта. Есть и специфические московские проблемы.

«Трубопроводная инфраструктура из-за подвижек грунта и подтопления территорий в результате утечек в системах имеет тенденцию смещаться, просаживаясь даже на несколько метров, – говорит Владимир Орлов, – на некоторых участках при скученной трубопроводной инфраструктуре трубы буквально могут лежать друг на друге. В такой ситуации очень велик риск, что при ремонте канализационных коллекторов будет, например, повреждён водопровод, а это страшно, и такие случаи в Москве уже были. При этом точно определить новое положение трубопроводов можно только шурфованием – бурить скважины и смотреть, что и на какой глубине лежит. А для этого необходимо снимать асфальт, перекрывать движение. Всё это сделать очень непросто. Вообще сегодня для избежания коллапса на трубопроводном транспорте можно использовать только один оперативный способ – более широкое применение эффективных и в большинстве случаев экономичных бестраншейных технологий».

А что же думают по этому поводу власти, которые постоянно твердят нам о модернизации страны? Неужели не понимают масштабов надвигающейся беды? По словам наших собеседников, власти прекрасно осведомлены об истинном положении дел с канализационной сетью, но масштабы проблемы таковы, что властям её проще не замечать. «Канализационная сеть в столице финансируется по остаточному принципу, а дело это совсем недешёвое. Так, по нашим сведениям, стоимость только раскопки на одном участке от колодца к колодцу стоит порядка 100 млн рублей, это без учёта замены труб, – говорит руководитель «Диггерспаса» Вадим Михайлов, – но канализационная сеть находится под землёй и её никто не видит, властям куда проще изображать благополучие наверху. Поэтому коммунальщики обслуживают коллекторы по принципу пожарной команды – где прорвало, там и ремонтируем. Но скоро рвать начнёт везде».

По теме

Действительно, по словам наших источников в Мосводоканале, который обслуживает столичные канализационные коллекторы, сегодня о каких-то дополнительных средствах из федерального или городского бюджета на ремонт коллекторов речь не идёт. Фактически Мосводоканалу приходится выкручиваться за счёт собственных средств при локализации чрезвычайных ситуаций. Между тем, без всякого преувеличения говоря, задача по модернизации канализационных сетей сегодня приобретает стратегический характер.

«Ситуация сложная, и не всегда можно сказать с полной уверенностью, с чего начинать, – говорит Владимир Орлов, – часто невозможно определить, какие трубопроводы необходимо ремонтировать в первую очередь из-за их неудовлетворительного состояния. Среди них есть и бетонные, и чугунные, и керамические, а для них используются разные технологии ремонта. Для восстановления сетей нужна мощная государственная программа, с серьёзными инвестициями. И начинать всё необходимо с единой тщательной сквозной диагностики сетей, в том числе и с применением современной телевизионной техники, чтобы увидеть всю картину и посмотреть, что необходимо делать в первую очередь и какой метод ремонта для этого более целесообразен».

Между тем очевидно, что проблемы с канализационными сетями в крупных городах – это не только провалы на улицах. Главная угроза неисправных коллекторов – массовые эпидемии. В России такие ЧП пока, к счастью, не случались, но вот в более бедных странах ближнего зарубежья происходят регулярно. Так, несколько лет назад в Луганской области на Украине из-за прорыва канализации в городе Суходольске произошла вспышка инфекции гепатита – вирус подхватили около 400 жителей города, в том числе 90 детей. В 2006 году в Таджикистане в городе Пенджикент из-за прорыва канализации началась эпидемия брюшного тифа. Отходы из канализации попали в реку, которая является источником питьевой воды…

Впрочем, пока власти с трудом решают даже, казалось бы, простейшие задачи – это, например, касается тех же канализационных люков, на которые ежедневно сыпятся проклятья тысяч столичных автомобилистов. «17 января мы проводили акцию по проверке канализационных люков в центре Москвы, – рассказывает Вадим Михайлов, – огромное количество люков на колодцах деформированы и лежат криво, часть люков, например на Цветном бульваре, вообще отсутствует. И это не только прямая дорога к ДТП. Если человек падает в люк колодца коллектора, то шансов выжить у него практически никаких, даже если он не пострадает при падении, а глубина колодцев достигает 12 метров, то его моментально засосёт в трубу – скорость воды достигает 8 метров в секунду. В основном после таких инцидентов находят трупы или остатки тел. Случаи, когда люди выживали после падения в канализационный коллектор, можно пересчитать по пальцам».

Хотя есть мнение, что коммунальным службам нынешняя плачевная ситуация с коллекторами даже выгодна. Дело в том, что в отличие от плановых рутинных работ по ремонту и обслуживанию сетей экстренные ситуации, связанные с прорывами и провалами, открывают широкий простор для коррупционных действий. В горячке, когда прорыв необходимо устранить в считанные дни или часы, мало кто вникает в суть представляемых на подпись смет. После устранения аварии проверить их тоже весьма затруднительно, ведь деньги уходят под многометровый слой земли.

Опубликовано:
Отредактировано: 13.01.2016 10:59
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх