Версия // Конфликт // Заместитель министра транспорта Иванов против угольщиков

Заместитель министра транспорта Иванов против угольщиков

7196

Угольный тупик

Заместитель министра транспорта Иванов против угольщиков (фото: pxhere.com)
В разделе

Несмотря на тысячи западных санкций уголь по-прежнему остаётся важной статьёй экспорта России. Но и без санкций всё не так просто. Мировая конъюнктура диктует цены, которые в последнее время только падают. Плюс к этому на внутреннем рынке угольщикам чиновники вставляют палки в колёса, а на внешнем сложностей с экспортом ещё больше.

Сюжет: Офшоры

Причины последнего падения мировых цен на уголь не стоит искать в чьих-то происках и биржевых играх. Всё до банальности просто – цены уронила крайне тёплая зима в Северном полушарии. В результате к апрелю этого года уголь стал стоить как в апреле 2021 года. В марте энергетический уголь на базисе FOB Восточный подешевел до 89,7 долларов за тонну против 120 долларов в марте 2023 года и 162 долларов в марте 2022 года.

В результате российские угольщики попали в непростую ситуацию. Доходы снизились, цены на продукцию упали, издержки выросли, а экспорт обложен дважды: сначала экспортной пошлиной в России, а затем импортной – в Китае. Но в то же время аналитики и Минэнерго полагают, что уровни добычи останутся на прошлогодних показателях.

Зима, лето и пошлины

В крупнейшем производителе энергетического угля в России – СУЭК – объясняют снижение цен до лаконичности просто: «Период пикового зимнего потребления прошёл, а летнее повышение спроса, связанное с ростом потребления электроэнергии на кондиционирование воздуха, ещё не наступило. Кроме того, активность торговли ограничена высоким уровнем запасов топлива, оставшихся на складах после сравнительно теплой зимы».

Проблем угольщикам добавило и правительство РФ, вернув 1 марта экспортные курсовые пошлины. Их ставка зависит от курса доллара. Здесь можно удивиться: почему до сих пор не отвязали цены от доллара, когда основной поток экспорта идёт в Азию? Оставим это тем, кто в нашей стране принимает принципиальные решения. А пока пошлина составляет от 4% до 7% в зависимости от курса национальной валюты. При курсе от 80 до 85 рублей за доллар пошлина составит 4%, при курсе 85–90 рублей – 4,5%, при долларе выше 90 рублей и ниже 95 рублей – 5,5%. Потолка в 7% пошлина достигает при курсе выше 95 рублей. А вот если доллар будет ниже 80 рублей – гибкая пошлина обнуляется.

И не забываем, что против СУЭК и «Мечела» США ввели блокирующие санкции. А эти гиганты обеспечивают не менее 20% российского экспорта. Маловероятно, что традиционные покупатели российского угля – Китай, Индия и Турция – перестанут закупать уголь этих компаний, но могут воспользоваться ситуацией и потребовать скидок. К слову, так уже было с российской нефтью для этих стран. В эту же корзину добавим и возросшие транспортные расходы – у всех ведь проблемы.

Всё это привело к неприятным последствиям. К примеру, в Хакасии угледобывающие предприятия региона отправляют горняков в вынужденный отпуск из-за снижения объемов производства. Глава Верховного совета республики Сергей Сокол сказал так: «Из-за проблем с квотами на вывоз и железнодорожными тарифами практически все разрезы работают вполовину от своих возможностей, коллективы отправлены в вынужденный отпуск».

По теме

Сергей Сокол добавил также: «На сегодняшний день ситуация такова, что на каждой тонне отправки на Запад убытки составляют от 400 до 1,5 тысяч рублей. С учётом падения цен и ограничения западного направления единственной альтернативой остаются Индия и Китай. Но из-за транспортно-логистических сложностей (хакасский уголь завозится в Юго-Восточную Азию в том числе по Северному морскому пути) в конечной стоимости угля две трети составляют транспортные расходы».

А вот с транспортировкой не всё в порядке, вплоть до конфликтов.

Таманский бойкот?

Уже несколько месяцев угольщики бойкотируют краснодарский порт Тамань с его терминалом ОТЭКО. Уголь они туда для отгрузки на экспорт принципиально не доставляют, направляют все объёмы на Восточный полигон. А всё до банальности просто. Если в Новороссийске перегрузка угля на морские суда составляет 14 долларов, в Таганроге – 11, то ОТЭКО запрашивает 38 долларов. Просто владельцы крупных компаний умеют считать деньги.

При этом, как ни странно, председатель совета директоров ОТЭКО Мишель Литвак в конце 2023 года жаловался лично президенту на недогрузку принадлежащего его компании терминала. Как прокомментировал эту выходящую за рамки логики ситуацию главный редактор аналитического онлайн-журнала «Геоэнергетика ИНФО» Борис Марцинкевич: «Если хочешь, чтобы твои услуги были востребованы, будь добр сделать так, чтобы потенциальному заказчику было выгодно. Если делаешь противоположный ход – то нет заказчика, нет и работы. Переговоры, уверен, будут, но вместе с тем очень хотелось бы, чтобы в Минтрансе задумались: выгодна ли государству частная собственность на портовых мощностях?».

Сам ли это понял господин Литвак, или подсказал кто, но 12 апреля этого года тариф на ОТЭКО был снижен до 19 долларов за тонну. Но и этого недостаточно, если сравнить с цифрами, которые мы привели выше. Терминал по-прежнему простаивает. Разрешить проблему попытались «смежники» (не без личного интереса, видимо).

Владелец ГК «Дело» Сергей Шишкарёв (в состав группы входят «Глобал Портс» с терминалами на Балтике и Дальнем Востоке, «Трансконтейнер» и SASCO) предложил председателю совета директоров ОТЭКО Мишелю Литваку взять терминал в Тамани в управление либо купить его. При этом прокомментировал своё предложение так: «Ситуация с ОТЭКО сюрреалистичная: владелец заявляет перевалку $40 за тонну, что ненамного меньше цены угля. Терминал три месяца стоит, грузы не едут, он держит ставки. Что за борьба амбиций и эмоций, я не понимаю. Почему мы тоже в проигрыше от этой ситуации? Потому что весь тот уголь, который не доехал в Тамань, – это уголь, который пытается поехать на восток и ещё больше забивает сеть».

На этом фоне и фоне общего снижения объёмов экспорта тем более непонятна позиция правительства РФ. Кабмин предложил с 2025 года отменить понижающий коэффициент на перевозку угля по железной дороге. Инициатором выступил замминистра транспорта Валентин Иванов. Считают, что угольщики не обеднеют?

А по факту простаивает терминал в Тамани, перевозчик недополучает доходы. 28 марта первый вице-премьер Андрей Белоусов на фоне бойкота угольщиками таманского ОТЭКО поручил Минтрансу и РЖД разобраться с причинами снижения погрузки на железной дороге на фоне приостановки поставок угля на терминал в Тамани и подготовить предложения по исправлению ситуации.

Все эти проблемы с перевозкой угля, высокими ставками и пошлинами заставляют угледобывающие компании искать другие пути реализации своего чёрного топлива.

Уголь чёрный или серый?

Правительство России «обрадовало» угольщиков и ещё одной инициативой. Помимо возвращения экспортной курсовой пошлины, в перспективе ещё и увеличение НДПИ. Таким способом кабмин хочет компенсировать выпадающие доходы бюджета – оценены в 150 млрд рублей ежегодно по курсу доллара в 90 рублей. Причём это не первое повышение НДПИ, в начале 2023-го Минфин уже увеличивал налоги для угольщиков. Что тут можно сказать? Видимо, только то, что такими мерами кабмин сам загоняет угледобытчиков в «серую зону»?

Но проблема эта – обоюдоострая. Как работает «серая схема»? Оказывается, всё не так сложно. Но сначала нужно пояснить разницу в добываемых углях. Стоимость энергетического угля марки «Д» экспортного качества (6000–6500 ккал/кг) в Кузбассе составляет 5150 рублей за тонну, а менее калорийного, предназначенного для внутреннего рынка (5300 ккал/кг) – 2700 рублей за тонну. А вот высококачественный коксующийся уголь марки «К», без которого не могут работать металлурги, поддерживая и наращивая спрос на него, стоит почти 17 тысяч рублей за тонну. И вот экспорт угля «К» позволяет производителю не уходить в минус, компенсируя возможные убытки от продажи менее теплоёмкого дешёвого сырья.

Но, как говорится, денег много не бывает, и экспортёры зачастую используют теневые схемы. Коксующийся уголь под видом более дешёвого каменного и бурого продают «серым» трейдерам. Тем самым занижается выручка, а после реализации коксоугля на экспорт как металлургического уже самими трейдерами – разделяют внушительные прибыли, зачастую выводя их в офшоры. То есть, очевидно, что бюджет страны этих денег не получает.

И здесь уже вопрос к угольщикам: а не сами ли они создают почву, для «нестандартных» решений правительства по ним? Проблемы падения цен – это объективная реальность, да. Но лишать бюджет доходов – наверное неправильно, да?

Что делать?

Замгубернатора Кузбасса по ТЭК Андрей Панов сообщил, что сейчас обсуждается вопрос цены отсечения, при которой пошлины отменяются: «На состоявшемся в Минэнерго 29 марта совещании представители Минэкономики и ФАС подтвердили целесообразность установления цен отсечения и согласовали их уровень в отношении энергетического угля через порты Дальнего Востока – 110 долларов за тонну, порты юга – 126 долларов, порты северо-запада – 110. В отношении коксующегося угля, антрацита и энергетического концентрата PCI уровень цен отсечения не согласован». В Минфине пока не высказали своего отношения к этой идее, но то, что деньги для пополнения бюджета РФ нужны, обсуждать даже не стоит.

Цена отсечения, как думается, один из выходов. Ведь нужно ещё решить проблемы не только морских перевозок уже заграничному заказчику, но и проблемы доставки угля в порты по железной дороге. Взять под контроль теневые схемы, видимо, тоже необходимо? Универсальных решений не бывает, конечно. Но близкое к универсальному найти, наверное, можно.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 27.04.2024 10:00
Комментарии 0
Наверх