Версия // Конфликт // Каким образом Денису Мантурову удаётся оставаться «на плаву» при столь явном общепромышленном развале?

Каким образом Денису Мантурову удаётся оставаться «на плаву» при столь явном общепромышленном развале?

29556

Долгоиграющий министр


Фото: https://minpromtorg.gov.ru/
В разделе

Буквально недавно, в материале «Куда уходят бюджетные миллиарды?» «Версия» предположила, что министерская должность вполне может использоваться Денисом Мантуровым в целях личного и семейного обогащения. Сделанное предположение базировалось на информации, появившейся в российских СМИ, о наличии у семейства Мантуровых дорогостоящей гостиничной недвижимости, расположенной в Москве и Геленджике. Вслед за новостью о принадлежащей семейству Мантуровых московской гостинице Chekhoff Moscow Curio Collection by Hilton, оценённой экспертами в 1,8 – 2,2 млрд. рублей, издание Собеседник.RU сообщило о 5-ти миллиардном поместье, записанном на 84-летнюю мать торгово-промышленного министра.

Прививка от жадности

В начале 2020 года «Московский комсомолец» сообщил, что Денису Мантурову удалось засудить свою нерадивую соседку, которая в 2017 году затопила его московскую квартиру, в результате чего ему был нанесён материальный ущерб в виде испорченного дивана. Мантурову удалось отсудить у женщины аж целых 2,7 млн. рублей. Ущерб, безусловно, необходимо возмещать, но вот сумма в 2,7 млн. как-то уж больно убого смотрится на фоне информации о многомиллиардном имуществе министерского семейства. Но именно в этом весь Мантуров, тут не лишне вспомнить информацию «Медузы» о бюджетных перелётах Дениса Валентиновича в свои семейные владения, расположенные в Геленджике, которые составили порядка 200 млн. рублей, а также «красивую жизнь» министра в служебных командировках, оплаченные из бюджета.

В начале сентября информагентство ТАСС сообщило, что Денис Мантуров стал первым из федеральных министров, который публично заявил о своей вакцинации. Возможно, сделанная им прививка спасёт министра от короновируса, но по нашему мнению лучше бы медики сделали ему дополнительно ещё одну прививку – от жадности. Глядишь, после этого он начал бы летать и селиться в гостиницах более скромно, всё-таки государственный бюджет – это не личная касса семейства Мантуровых. Хотя, – как знать?!

Торгово-промышленный спрут

Ранее, в статье «Очень доходное министерство» мы подробно проанализировали некоторые истоки богатства торгово-промышленного министра. Не найдя следов коммерческих успехов Дениса Мантурова до его поступления на госслужбу, мы сделали предположение, что именно министерский механизм и является основой богатства министра и его семьи. И похоже в этом не ошиблись.

Конечно, Мантуров участвует в различных бюджетных схемах не сам по себе – тут нелишне вспомнить про его партнёра, Сергея Чемезова, сын которого Станислав является соучредителем компании ООО «Финансовые системы», владение которой делит с обладательницей «пироговского поместья» Тамарой Мантуровой.

Надо отметить, что бизнес-тандем Мантуров-Чемезов очень успешный. Ранее появилась информация о наличии у Сергея Чемезова московской квартиры, оценённой в 5 млрд. рублей, и вот теперь уже очевидно, что Денис Валентинович не отстаёт от своего «благодетеля» – пятимиллиардное поместье, записанное на Тамару Мантурову тому подтверждение. Но как же устроен чемезовско-мантуровский бюджетный механизм и каковы в нём роли участников? Чтобы разобраться в этом вопросе, необходимо обратиться к истории создания тандема.

По теме

А началось всё с создания уже изрядно подзабытого ОАО «ОПК Оборонпром». До того, как будущий генерал-полковник ФСБ Сергей Чемезов возглавил всю военную торговлю России, создав единую монополию в лице ФГУП «Рособоронэкспорт», система российской военной торговли работала в более-менее конкурентных условиях. При этом предприятия оборонного комплекса были относительно независимы от экспортного механизма, а, следовательно, могли торговаться по части отчисляемых специализированным экспортёрам процентов, которые, к слову, также были ограничены законом. Первым шагом на пути монополизации «экспортного окна» в области ВТС, стало пролоббированное Сергеем Чемезовым слияние ФГУП «Росвооружение» и ФГУП «Промэкспорт». При этом оно было реализовано так, что более мелкий участник рынка полностью поглотил более крупного и хорошо организованного в профессиональном плане спецэкспортёра. Единственным преимуществом ФГУП «Промэкспорт» в такой схеме объединения было то, что именно его и возглавил Сергей Чемезов, после прихода к власти Владимира Путина.

Выстроив экспортную монополию, Сергей Викторович решил не останавливаться на достигнутом, а судя по всему решил «подмять под себя» всю российскую оборонную промышленность. Это позволяло минимизировать стоимость экспортируемого имущества, полностью управляя ценообразованием с последующим распределением валютных доходов объединённого спецэкспортёра. Вот в этот благодатный момент, с подачи Владимира Чернова (бывший председатель ФГУП «Госинкор» - прим. редакции), в окружении Сергея Чемезова и появился Денис Мантуров со своей идеей создания объединённой промышленной корпорации, которая впоследствии стала прообразом нынешнего Ростеха.

Подробно останавливаться на детальности ОАО «ОПК Оборонпром» мы не будем, часть «достижений» этой организации ранее была отражена в наших материалах. Отметим лишь, что эта организация стала очередной ступенькой в продвижении Дениса Мантурова в министерское кресло. Зачем это было нужно тандему?

А всё очень просто. Получив, через созданный Денисом Валентиновичем механизм, часть промышленных предприятий, Чемезов с Мантуровым получили возможность не только контролировать их экспортный потенциал, но и внутренние финансовые потоки, в том числе ГОЗ (государственный оборонный заказ) и другие возможные бюджетные вливания по части поддержки отечественной промышленности. А чтобы таких вливаний было больше, по всей видимости, и решено было сделать из Дениса Мантурова промышленного министра. Как сейчас доподлинно известно, именно Минпромторг является основным звеном распределения государственных денег на поддержку отечественной промышленности, львиная доля которой сосредоточена в ГК «Ростех».

Построенная таким образом схема полностью устраивала членов тандема. Да они об этом и не скрывали: ещё в 2018 году Денис Мантуров заявил корреспонденту РБК – «Я председатель наблюдательного совета «Ростеха». Нас этот тандем вполне устраивает». Кто бы в этом сомневался?! В отличии от российской промышленности участники тандема показывали очень хорошие результаты – пятимиллиардная московская квартира Сергея Чемезова и, аналогичное по стоимости имение Тамары Мантуровой, подтверждают этот тезис. Примечательно, что до сих пор никто не углядел своеобразного конфликта интересов в созданном тандеме, а жаль – ведь имущество и интересы родственников Сергея Чемезова буквально переплетены с семьёй промышленного министра. Взять хотя бы ООО «Финансовые системы», которое Тамара Мантурова контролирует совместно со Станиславом Чемезовым, приходящимся родным сыном гендиректору «Ростеха».

По теме

Таким образом, создав механизм, именуемый «Ростех», и взяв под полный контроль ключевое промышленное министерство, которое инициирует всевозможные программы поддержки отечественной промышленности и их же финансирует за счёт российского бюджета, Чемезов с Мантуровым, создали своеобразный «торгово-промышленный спрут», позволяющий не только контролировать, но и инициировать многомиллиардные бюджетные потоки. Промышленность в этой схеме выступает исключительно в качестве предлога появления «полноводных бюджетных рек». Поэтому и достижения у неё (промышленности) в выстроенной конструкции достаточно скромные.

Бизнес на долгах

Чтобы понять, как работает этот механизм, достаточно рассмотреть самый свежий пример – поглощение ОАК (Объединённая авиастроительная корпорация). Казалось бы, зачем в государственный «Ростех» вливать такой же по статусу госактив, которым является ОАК? Плюс ко всему, известно, что этот актив проблемный – «прожевав» огромные государственные средства, ОАК за всё время своего существования не создал ни одного успешного рыночного продукта. Мировой «чемпион» по затратам на своё создание Sukhoi Superjet 100 оказался полностью провальным проектом. Второй грандиозный проект ОАК – МС-21 также не вселяет уверенности в своей состоятельности. Более того, его реализация значительно осложнена санкциями, конца и края которым не видно. Так зачем же «Ростеху» нужен был это проблемный актив?

В логике работы созданной системы, чтобы организовать очередной финансовый поток, необходимо получить (ну или создать) саму причину, по которой будет выделены бюджетные средства. Спасение российской авиации – очень даже «уважительная» причина. Другое дело, что анализ того, почему она требует спасения, и куда делись сотни миллиардов, влитые в ОАК ранее, уже никого не интересует. Более того, меняя логику принадлежности ОАК, можно как бы подвести невидимую черту под прошлыми «шалостями» руководителей этой структуры и начать «качать» очередные бюджетные средства, что называется с чистого листа. Действуя именно по такому принципу, авиационный индустриальный директор «Ростеха» Анатолий Сердюков, поспешил объявить, что за время своего существования ОАК накопил долгов на сумму 530 млрд. рублей, которые будут реструктуризированы (читай - списаны) за счёт бюджета. Но это ещё не всё. По информации газеты «Ведомости», «Ростех» планирует создать SuperJet New, потратив только на его разработку порядка 120-130 млрд. рублей. Вот вам, дорогие читатели, и новый бюджетный финансовый поток, подтверждающий логику функционирования «торгово-промышленного спрута».

Будет ли сделан новый самолёт к 2023 году (как утверждает газета «Ведомости»), большой вопрос. Но, в чём можно быть чётко уверенным, так это в том, что выделенные 120-130 млрд. рублей «испарятся», как ранее «испарялось» практически всё, что связано с этим проектом. Окупаемости бюджетных вложений ждать не приходится – это ясно любому обывателю.

Таким образом, «Ростех» получает очередной многомиллиардный финансовый поток под присоединяемый актив. Как он будет использован, – это уже третий вопрос. Ранее созданный за огромные деньги Sukhoi SuperJet 100 похоже решили тихо списать «в обоз», при этом вопрос о том, кто ответит за огромные растраты бюджетных средств на никому ненужный продукт, видимо поднимать не хотят. Оно и понятно, скорее всего, на финансировании этой программы поднял своё благосостояние не один российский чиновник. Если «копнуть» эту историю, то вылезет много интересного, а в этом никто не заинтересован. Лучше собрать с граждан дополнительные налоги, чем задаться вопросами анализа затеянной Михаилом Погосяном, Борисом Алёшиным и Виктором Христенко многомиллиардной аферы именуемой Sukhoi SuperJet 100.

По теме

Это само собой «рассосётся» так же, как ранее улетучились миллиардные вложения в АвтоВАЗ, без видимого результата. Вполне возможно, что далее, освоив определённые ресурсы, «Ростех» выставит ОАК на продажу. Вот только покупателей на этот актив будет найти очень сложно. Как мы видим, всё, что проходит «чистилище» «Ростеха», теряет инвестиционную привлекательность. Это отчётливо проявилось на примере «Вертолётов России» которые усиленно пытались вывести на рынок через IPO, но разрекламированный выход на IPO провалился. Сейчас об этом мало кто вспоминает, но тогда это мероприятие преподносилось как глобальный успех созданной Денисом Мантуровым структуры.

Правильно выбранная дача – гарантия безнаказанности

Анализируя огромные бюджетные вливания в промышленность, реализуемые Минпромторгом и плохо заметную отдачу в реальных достижениях этой самой промышленности, как на внутреннем, так и на внешнем рынке, само собой напрашивается вопрос – неужели Президент страны этого не замечает?

В связи с анонсированной проверкой «Ростеха» Счётной палатой РФ, Рамблер/финансы задаётся вопросом: «…как вышло, что на 13-й год существования «Ростеха», который создавался для спасения отечественной оборонки, под что получил необъятную собственность, финансы и полномочия, мы узнаём, что ВПК к 2020 г. накопил 0,75 трлн. руб. долгов, которые теперь без вариантов придётся масштабно списывать за счёт госбюджета»?

«Причём это не вся задолженность, а лишь та, что уже признана безнадёжной. В целом эксперты оценивают долги оборонки по разнообразным кредитам минимум в 2 триллиона!» – утверждает издание.

Так почему же подобная деятельность сходит с рук Минпромторгу и его начальнику – Денису Мантурову? Где успехи от финансовых вливаний Минпротрга в российскую промышленность? Неужели, основной успех – это пятимиллиардное поместье Тамары Мантуровой и другие активы семьи министра?

И главный вопрос – куда смотрит президент, уделяющий вопросам ОПК особое значение?

Ответ, по крайней мере, на последний вопрос, можно найти как раз в последних публикациях. Там, кроме поместья, принадлежащего семье министра, говорится о «небольшом одноэтажном коттедже», которым, по информации издания, пользуется Денис Мантуров. Утверждается, что ранее этим домиком пользовался Антон Вайно, который является главой администрации Владимира Путина.

Как известно, все бумаги «на стол президента» попадают именно через его администрацию, возглавляемую Антоном Вайно. Возможно, информация о сумме сделки, в результате которой Мантуров вселился в бывший домик Вайно, могла бы пролить свет на причины отсутствия у главы государства реальной информации о деятельности Минпромторга и торгово-промышленного министра. Однако, подробности этой сделки пока не удалось выяснить. Поэтому, дорогие читатели, нам остаётся только догадываться в чём причина столь длительного нахождения Дениса Мантурова в своей должности при столь плачевном состоянии курируемой им промышленности.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 23.09.2020 14:07
Комментарии 0
Наверх