// // Прессу пытаются контролировать кулаками, битами и арматурой?

Прессу пытаются контролировать кулаками, битами и арматурой?

405

Наших бьют!

4
В разделе

Нападение на журналиста издательского дома «Коммерсантъ» Олега Кашина встало в один ряд с самыми резонансными преступлениями против сотрудников СМИ. У жестокого избиения появились политические последствия: преступления против прессы собираются выделить в отдельный класс с ужесточением наказаний. Этому в немалой степени способствовала цепная реакция: после инцидента в Москве были опубликованы подробности десятков покушений на сотрудников различных газет и журналов. Некоторые из них, например нападение на главного редактора «Химкинской правды» Михаила Бекетова, были когда-то спущены на тормозах – людей, покалечивших Михаила, немного поискали, а потом дело приостановили. Часть покушений произошли практически в одно время с атакой на Кашина, но, возможно, остались бы незамеченными. «Наша Версия» попыталась выяснить, каковы истинные причины и последствия серии атак на представителей средств массовой информации.

Михаил Федотов, глава Совета при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, министр печати и информации России (1992–1993):

– У Александра Галича есть такие строчки: «Когда потерь последних крушение целый мир полоснуло по сердцу». Избиение Кашина – как раз тот случай, когда чаша переполнилась. Это далеко не первое нападение на журналистов, и оно было настолько демонстративным и жестоким, показательное избиение с перебитыми руками и ногами, что терпеть действительно стало невозможно! Поэтому всё общество и всколыхнулось. По отношению к журналистам определяется не только состояние всего нашего общества, но и состояние самой журналистики. Слово «журналюги» родилось не на пустом месте, и в этом виноваты некоторые наши коллеги. Мы не хотим их считать коллегами и думаем, что это отбросы профессионального цеха, но ведь они есть. Но отличить одних от других очень просто. Если журналист соблюдает кодекс профессиональной этики, то он таковым и является. Более 50 лет назад Международная федерация журналистов приняла документ, в котором сказано: есть принципы профессионального поведения, и только тот, кто их соблюдает, имеет право называться журналистом. А для того, чтобы определить, нарушает или не нарушает журналист профессиональную этику, тоже разработаны определённые механизмы. Например, есть Общественная коллегия по жалобам на прессу. Так что, пожалуйста, пусть люди обращаются. Кстати, у нас постоянно растёт число таких обращений, и, скажем, за последний год в рамках этой коллегии мы рассмотрели 25 таких жалоб. В Великобритании такая же структура рассматривает несколько тысяч жалоб в год. Правда, у них бюджет такой организации измеряется миллионами фунтов стерлингов, а у нас... просто смешно сказать – на общественных началах. Настоящий журналист – это глаза и уши общества, поэтому сейчас всё наше общество получило удар по глазам и по ушам. Каждый журналист, который вышел из строя – это потеря части нашего общего зрения и общего слуха. Правда, не всё общество сейчас сочувствует... Я уверен, общество должно дорасти как до сочувствия, так и до понимания собственной вины. Когда мы спрашиваем, а кто же виноват в том, что случилось с Кашиным, по-моему, нужно отвечать: виноваты все мы, потому что допустили такой высокий уровень нетерпимости и такой развал наших правоохранительных органов, когда они уже никого не могут поймать. Как мы допустили и то, что дни и ночи с наших телеэкранов на нас самих льётся насилие…

Борис Резник, зампред Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи (фракция «Единая Россия»):

– Когда в течение одного дня приходят сообщения о нескольких покалеченных и изувеченных журналистах, это нельзя расценить никак иначе, как только атакой преступников на российскую журналистику. Нигде в мире нет ничего подобного, и избиение Олега Кашина стало последней каплей, которая переполнила терпение общества! Карамзин писал: «Терпеть без подлости не можно», и то, что об этом сейчас так много говорят, не является никакой кампанейщиной, просто журналисты наконец-то пробудились и произошла их консолидация. Конечно, можно на всё плюнуть и согласиться с той мыслью, которую уже давно вбивают в общественное сознание: дескать, журналистика – это одна большая панель, где всех можно закупить и оптом, и в розницу. Я вижу, как злорадствуют на форумах некоторых сайтов по поводу избиения «заказного журналюги». Но такая публика ничего, кроме омерзения, у меня не вызывает. На самом деле у нас ещё есть честная и качественная журналистика, представители которой нередко работают с риском для жизни и ведут очень опасные расследования. И, конечно, чтобы помочь работе журналистов, которые честно исполняют свой долг, одной только законодательной инициативой не обойдёшься: тут должен быть целый комплекс мер. Можно твердить, как заклинание: «дело взято на особый контроль, дело взято на особый контроль», вот только что от этого изменится? Но если правоохранительным органам дадут задание расследовать в определённые сроки дела о нападениях на журналистов и найти истинных виновников, а главное, заказчиков (а в случае неисполнения полетят головы больших милицейских чинов), тогда, может быть, что-то и начнёт постепенно меняться. Наша законодательная инициатива очень проста: нужно ужесточить статью 144 УК РФ, где речь идёт об ответственности за противодействие исполнению журналистами своих профессиональных обязанностей. Также я внёс поправки в статью 277 УК РФ, где речь идёт об особой ответственности за причинение вреда здоровью и жизни политических государственных деятелей. Мы предлагаем внести в этот список и журналистов. Ведь они тоже выполняют общественно значимую работу. Что касается так называемых жёлтых журналистов, то их никто не бьёт, а если и бьют, то только по морде и за какие-то конкретные деяния. Так им и надо!

По теме

Геннадий Селезнёв, председатель Госдумы второго и третьего созывов, главред газеты «Комсомольская правда» (1980—1988), главред газеты «Правда» (1991–1993), почётный профессор факультета журналистики СПГУ, предприниматель:

– Я не являюсь сторонником того, чтобы выделять журналистов в какую-то особую касту. Их сегодня не одна сотня тысяч, и тогда мы вообще разобьём всё общество, всех граждан на какие-то отдельные касты. Нашим законодательством отдельно охраняются депутаты Государственной думы, члены Совета Федерации, администрация президента, правительство, судьи, прокуроры, милиционеры… Ну давайте дополним этот список ещё какими-то категориями. А что же тогда достанется простому человеку, который не входит ни в одну касту? Только бей, убивай, грабь его! Думаю, что у самих редакций есть возможность страховать своих сотрудников и знать, кого и куда они направляют. Сегодня можно буквально по пальцам пересчитать тех журналистов, которые занимаются серьёзными расследованиями в области коррупции и криминала, поэтому нельзя априори говорить обо всех журналистах. Мы знаем многих представителей СМИ, которые работают на заказуху и не имеют никаких принципов: о чём выгодно, о том и написал. И ещё у нас, как всегда, всё перерастает в очередную кампанейщину: раз сегодня это у всех на языке, авось, и мне удастся под это какую-то льготку получить! Скажем, есть репортёры, которые отслеживают светскую хронику и бегают по всем злачным местам, заглядывая, кто и сколько силикона вкачал в свою грудь, губы или ещё куда. Вот и они под нынешнюю кампанию, видимо, тоже хотят получить свою халяву. Но если подобного рода «журналисты» из бульварных изданий забираются под кровать какой-нибудь знаменитости и получают за это ботинком по голове, то пусть лучше думают, стоило ли туда забираться. Ведь в этом случае ушиб головы не будет следствием какого-то политического заказа, просто не надо лезть в чужую кровать! Да, у нас действительно есть журналисты, которые ведут серьёзные расследования, например на темы коррупции. Так что журналист журналисту рознь. Президент Дмитрий Медведев сделал заявление по делу Кашина и сказал, что дело обязательно должно быть раскрыто и что преступников найдут. Да, должно быть раскрыто любое преступление. Сколько лет у нас висят, скажем, дела Политковской или Листьева? А ведь тоже было сделано много громких заявлений…

Опубликовано:
Отредактировано: 15.11.2010 10:12
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх