// // Почему главный теннисный турнир страны потерял престиж?

Почему главный теннисный турнир страны потерял престиж?

460

Пустой кубок

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

В Москве завершился теннисный Кубок Кремля. Когда номер подписывался в печать, имена финалистов и победителей ещё не определились. Впрочем, главная интрига нынешнего, 21-го турнира была понятна ещё задолго до его начала. Точнее, было ясно, что особой интриги как раз и не будет. И неизвестно, заметила бы широкая общественность старт соревнований, если бы он не был отмечен массовым сходом с дистанции российских участниц. Среди которых, впрочем, не было звёзд первой величины. «Наша Версия» попыталась разобраться в причинах заката некогда популярнейшего соревнования.

История, как Сасон Какшури, швейцарский бизнесмен иранского происхождения и большой поклонник тенниса, в конце 1980-х годов склонил спортивное руководство страны (тогда ещё Советского Союза) к организации первого профессионального состязания за приоткрывшимся «железным занавесом», стала уже легендарной. Надо сказать, что Кубок Кремля быстро набирал обороты, и если в первые годы существования его призовой фонд составлял ничтожные по меркам Ассоциации теннисистов-профессионалов (АТР) 350 тыс. долларов, то уже с 1994 года и по настоящее время гости Москвы разыгрывают вполне пристойный миллион.

Женский турнир под маркой Кубка Кремля был впервые проведён позже, в 1996 году, и стал преемником проходившего до этого Moscow Ladies Open. Его призовой фонд ныне, как и у мужчин, составляет чуть более 1 млн долларов, но по статусности соревнования женщин давно обошли мужские. Начиная с 2000 года мужской и женский турниры были объединены и стали проводиться в течение одной недели. Кубок Кремля стал первым в истории мирового тенниса, на котором в течение одной недели в закрытом помещении одновременно проходят мужской и женский чемпионаты.

Между тем разницу в статусе двух состязаний, проходящих под одной крышей, подчёркивает и список победителей. Среди мужчин иностранцы его выигрывали всего шесть раз, и в последний раз – в 2003 году, когда чемпионом стал малоизвестный американец Тэйлор Дент. Статистика женских турниров прямо противоположная: четыре титула россиянок из 14. При этом здесь никогда не побеждали, например, экс-первая ракетка мира Динара Сафина, победительница двух турниров «Большого шлема» Светлана Кузнецова или финалистка Уимблдона Вера Звонарёва.

Но что делать, если в Москву с большим удовольствием приезжали такие знаменитости, как лидеры Женской теннисной ассоциации (WTA) Моника Селеш, Мартина Навратилова, Линдсей Дэвенпорт, Амели Моресмо, Винус и Серена Уильямс.

Именно в ельцинские времена директором турнира в Москве был видный деятель мирового тенниса Юджин Скотт. При нём соревнования на кортах «Олимпийского» достигли своего расцвета и мужской турнир четырежды назывался лучшим в серии соревнований АТР по организации. А ведь Кубку Кремля пришлось соперничать в этой номинации с состязаниями, имеющими гораздо более длительную историю.

Но последние два года стали для Кубка Кремля наиболее сложными. Во-первых, теннисный мир, как и прочие отрасли мировой экономической системы, поразил кризис. А во-вторых, против имиджа московского турнира неожиданно стали играть сроки его проведения.

По теме

Ещё некоторое время назад осенние игры в Москве по традиции привлекали внимание тех ведущих теннисистов, которым не хватало бонусов для попадания в финальную часть чемпионатов мира АТР и WTA. И они ехали в Россию добирать рейтинговые очки, надеясь «вскочить на подножку». Но теперь сроки Кубка Кремля вплотную пододвинулись к итоговым турнирам года. И, например, в этом сезоне все участницы мирового женского финала уже определились, так что к нам отказались ехать не только именитые иностранки, но и большинство ведущих российских теннисисток – Дементьева, Кузнецова, Шарапова, Петрова.

Нынешний турнир в который раз оказался заложником сроков проведения и финансовой стороны дела.

«Не могло так случиться, чтобы мы не ощутили последствий финансового кризиса, – поделился с корреспондентом «Нашей Версии» Шамиль Тарпищев. – Надеюсь, что тяжёлые последствия экономической ситуации почувствуем на себе только мы, организаторы, а не спортсмены и тем более наши зрители».

«Мы сейчас ничуть не унижены той ситуацией, что ранг Кубка Кремля стал несколько ниже, – продолжает Шамиль Анвярович. – Это ведь чисто финансовый вопрос. На сегодня авторитет российского тенниса такой, что при наших возможностях уже в следующем году мы можем получить такой турнир, который Россия по-настоящему заслуживает».

Как сказал глава ФТР, у его ведомства совместно со спонсорами имеются планы организовать в нашей стране в ближайшие два года ещё два теннисных профессиональных соревнования.

«В следующем сезоне мы надеемся получить право на проведение мужского турнира под эгидой ATР, а через два года – состязание в рамках WTA. Нам необходимо «пробить» свою серию профессиональных турниров, как, например, это сделано в США, начиная от соревнований серии «фьючерс» и заканчивая уровнем ATP и WTA. В 2011 году впервые в истории может принять мужской турнир Казань. Очень большую работу в этом вопросе проводит Марат Сафин, который станет директором соревнований в Татарстане, если вопрос решится. По срокам скорее всего это будет сентябрь. Ещё через год мы хотим запустить турнир WTA, но с местом его проведения пока окончательно не определились», – отметил Тарпищев.

Тем не менее денег российскому теннису катастрофически не хватает. Как, впрочем, и внимания первых лиц государства, к которому мастера так привыкли в годы президентства Бориса Ельцина. Также не секрет, что ведущие теннисисты страны без особого энтузиазма едут на матчи командных Кубка Дэвиса и Кубка Федерации. Особенно это касается женской национальной сборной, за честь которой в разное время отказывались играть и Кузнецова, и Сафина, и Дементьева.

А дело в том, что за выступления под флагом России ФТР не платит игрокам гонораров, подобных тем, что они зарабатывают в профессиональном туре. Так и выезжают наши сборные в последние годы почти исключительно на патриотизме и энтузиазме. Тарпищев – большой дипломат, но и ему всё сложнее договариваться с лучшими игроками, которые откровенно разочарованы отсутствием господдержки.

Ещё более катастрофические последствия может иметь проблема финансирования детского и юношеского тенниса. Наши молодые теннисные таланты уезжают из страны.

«В прошлом году у нас 360 детей проблемного возраста играли в 56 разных странах, но только не в России, – сетует Шамиль Тарпищев. – Чтобы вернуть их в нашу страну, надо создать систему соревнований в рамках международного календаря для теннисистов до 18 лет. Этот российский тур должен быть компактным, чтобы спортсменам было удобно переезжать с одного турнира на другой – от Москвы и Санкт-Петербурга до Саранска и Чебоксар».

Президент ФТР говорит, что внебюджетное финансирование программы должно быть в размере как минимум 45–50 млн долларов: «При этом средства предназначены для всей федерации. Деньги должны пойти в основном на контракты с теннисистами, тренерами, на медицинское обеспечение. В принципе проект программы финансирования тенниса готов, и можно его сдавать в Министерство спорта». Другое дело, что денег на теннис у государства нет. И, имея в виду приближающуюся Олимпиаду в Сочи и необходимость освоения заявки на проведение футбольного чемпионата мира, в ближайшем будущем не будет.

Опубликовано:
Отредактировано: 25.10.2010 12:26
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх