// // Кому выгодно посадить Левона Чахмахчяна

Кому выгодно посадить Левона Чахмахчяна

672

Сувенир для сенатора

2
В разделе

В Московском городском суде продолжается слушание уголовного дела по обвинению бывшего сенатора Левона Чахмахчяна в попытке «получения мошенническим путём 300 тыс. долларов у главы совета директоров авиакомпании «Трансаэро» Александра Плешакова». На скамье подсудимых также зять экс-сенатора Армен Оганесян, работавший помощником аудитора Счётной палаты РФ Михаила Суркова, и главный бухгалтер Ассоциации российско-армянского делового сотрудничества (АРАДЕС) Игорь Арушанов.

Наше внимание это громкое дело привлекло не только тем, что в нём фигурируют известные и очень влиятельные лица. Тенденциозный и односторонний характер его освещения говорит о том, что кто-то крайне заинтересован, чтобы мы поверили в виновность людей, приговор в отношении которых ещё не вынесен. Не случайно дело засекретили, хотя гриф секретности может применяться только в определённых законом случаях. В данном случае секретность скорее призвана скрыть от общественности объективные факты и противоречия, говорящие о заказном и политическом характере данного процесса. Эта история с самого начала, уже на первых этапах следствия, приобрела характер резонансного скандала по многим причинам.

Впервые в рамках проведения оперативно-разыскных мероприятий был задержан действующий сенатор (обычно уголовное дело возбуждали только после лишения мандата). Впервые (по крайней мере этот факт предан гласности) действующего сенатора прослушивали в процессе разработки. В качестве «сообщников» экс-сенатора называлась и группа ответственных работников Счётной палаты РФ, руководство которой, как выяснилось, и инициировало начало операции, но никто из представителей Счётной палаты, кроме родственника экс-сенатора, за решёткой не оказался.

Сам Левон Чахмахчян, его близкие, его коллеги, а также бывший адвокат – ещё один пострадавший в этом деле – считают, что оно носит явно заказной характер. У них есть свои аргументы, к которым стоит прислушаться. Ситуацию, конечно, осложняет гриф «совершенно секретно» – ни один адвокат Л.Чахмахчяна не согласился прокомментировать подробности дела: все давали подписку о неразглашении. Тем не менее, учитывая многочисленные и настойчивые заявления экс-сенатора о своей невиновности, попробуем в нём разобраться. Ведь главное – нужно ответить на вопрос: кому это выгодно?

Началось всё с того, что Счётная палата в соответствии со своим планом на 2005 год провела проверку Домодедовской таможни. Она выявила массу негатива, вплоть до прямых хищений. Выяснилось среди прочих недостатков и то, что компания «Трансаэро» недоплатила в госбюджет 300 млн. долларов ввозных таможенных пошлин.

2 июня 2006 года член Совета Федерации, руководитель АРАДЭС Л. Чахмахчян был задержан оперативниками при выходе из офиса авиакомпании «Трансаэро», куда его пригласил Александр Плешаков. Официальные сообщения СМИ были противоречивы и невнятны. Одни источники утверждали, что Чахмахчян лично нёс чемоданчик с мечеными купюрами, по другим – деньги в чемоданчике вынес из кабинета Плешакова Игорь Арушанов, главный бухгалтер АРАДЕСа. Левон Чахмахчян очень аргументированно это отрицает – на чемоданчике действительно нет отпечатков пальцев ни самого сенатора, ни бухгалтера, и уж тем более никто из них не дотрагивался до купюр в кейсе.

Левона Чахмахчяна довольно скоро отпустили, так как он обладал сенаторской неприкосновенностью. Арестовали его только в феврале 2007 года. Арушанов был задержан сразу. Чуть позже описываемых событий, которые происходили в офисе «Трансаэро», совершенно в другом районе задержали зятя экс-сенатора – Армена Оганесяна. Так, по версии обвинения, выглядят события, которые привели экс-сенатора на скамью подсудимых.

По теме

Левон Чахмахчян находится сейчас в «Лефортово» и может изложить свою версию только в открытых письмах, одно из которых опубликовано в «Независимой газете» 29.11.2007 года.

«Получив информацию о желании «Трансаэро» организовать авиарейсы между Москвой и Ереваном, я стремился привлечь компанию и её руководителя к участию в Ассоциации российско-армянского делового сотрудничества (забегая вперёд, скажем, что Плешаков был избран (!) членом правления АРАДЕС на общем собрании вечером этого злополучного дня 2 июня 2006. – Прим. авт.). В короткий срок была проделана серьёзная работа, подтверждаемая и официальными свидетельскими показаниями уважаемых людей, и конкретными фактами. А. Плешаков (и это зафиксировали записывающие устройства, которые он услужливо имел при себе), неоднократно выражал своё согласие стать членом правления АРАДЕС. Одновременно он весьма настойчиво рассказывал мне о возникших у «Трансаэро» проблемах со Счётной палатой (как теперь понятно, тем самым меня «разрабатывал»). Я же в ответ на просьбы Плешакова искренне пытался ему помочь, искал возможность проконсультироваться со специалистами, чтобы развеять сомнения «без пяти минут» члена ассоциации». И что в этом криминального?

Если проанализировать события, то понимаешь, что «криминальной» в то время с точки зрения Счётной палаты РФ была роль «Трансаэро» (как одного из нескольких фигурантов по итогам проверки Домодедовской таможни), что, конечно, не устраивало её руководство. Дальнейшие события можно восстановить со слов председателя Счётной палаты РФ Сергея Степашина, который 5 июня прошлого года поделился с журналистами подробностями инициированной им спецоперации по борьбе с коррупцией в стенах возглавляемого им ведомства. По его словам, выявить группу вымогателей помогло обращение в СП РФ главы совета директоров авиакомпании «Трансаэро» Александра Плешакова. Произошло это в середине мая 2006 года. «Плешаков пришёл ко мне, – объяснял Сергей Степашин, – и сказал, что не согласен с некоторыми выводами проверки Счётной палаты, особенно с теми, что касаются компенсации таможенным органам 14 млрд. рублей за приобретение иностранных самолётов. Потом он подъехал в Счётную палату второй раз, сообщив, что проверяющие его авиакомпанию наши сотрудники через посредников предложили за 1,5-3 млн. долларов не делать никаких представлений в прокуратуру и таможню. После этого была произведена спецоперация по задержанию этих людей… В орбиту попали некоторые наши сотрудники, один из которых – помощник аудитора Армен Оганесян». Степашин также напомнил, что Оганесян является зятем члена Совета Федерации от парламента Калмыкии Левона Чахмахчяна. Но ведь он на встрече вообще не присутствовал. Почему его задержали, внятного ответа никто не даёт. Интересно также, что никто особенно не ищет А. Стульбу, который и предложил А.Плешакову «сделку».

После проведения «спецоперации» появились сообщения, что «Трансаэро» ввезла лайнеры на законных основаниях, все суды на эту тему выиграла и претензий к ней быть не может. К такому же выводу позже пришёл и сам Сергей Степашин. Всё это немного напоминает американский вариант так называемой сделки с правосудием, освобождающий от уголовной ответственности лиц, сотрудничающих со следствием. Наше следствие сейчас тоже лоббирует принятие института сделки на законном основании, хотя прецеденты уже есть…

В спецоперации по чистке Счётной палаты от «оборотней» почему-то главным действующим лицом стал сенатор Левон Чахмахчян (забегая вперёд, скажу, что никто из сотрудников СП РФ, кроме зятя экс-сенатора на скамье подсудимых так и не оказался). Это тем более удивительно, потому что тот в силу занимаемой должности никак не мог повлиять на принимаемые в Счётной палате РФ решения. К тому же он являлся помощником аудитора, который никакого отношения к проверке Домодедовской таможни не имел.

Итак, возвращаемся к роковым для Чахмахчяна событиям. Уже находясь в «Лефортово», он вспомнил, что ещё в апреле прошлого года через службу рассылки Совета Федерации получил два пакета анонимок с угрозами в свой адрес и предупреждениями о грядущих «сюрпризах». Немедленное обращение в соответствующие органы так и осталось без ответа…

По теме

По версии обвинения, Л. Чахмахчян и А. Плешаков встречались дважды – один раз в ресторане «Пушкинъ» и второй раз в кабинете главы совета директоров авиакомпании, откуда всё и началось, а точнее, закончилось первое действие спектакля. «Будущий партнёр» по АРАДЕС уже тогда был нашпигован звукозаписывающей аппаратурой, а поэтому, как уверял бывший адвокат экс-сенатора Борис Кузнецов, это откровенная провокация: ведь не Чахмахчян обратился к Плешакову с предложением помощи, а наоборот, Плешаков настойчиво выводил его на эту тему и при этом никакие разговоры о деньгах не велись».

Теперь о купюрах в чемоданчике. Обращаясь с открытым письмом к бывшим коллегам по Совету Федерации и депутатам Государственной думы, Л. Чахмахчян акцентирует внимание на то, что ни он, ни сотрудник АРАДЕС не только «не выносили портфель с деньгами, но и не имели к нему никакого отношения. Даже видео и аудиозаписи, тщательно смонтированные организаторами провокации, это подтверждают. Поэтому и демонстрируют по ТВ отдельно видеокадры: это Чахмахчян, а это портфель с деньгами. Умалчивая при этом, что дактилоскопическая экспертиза ни на портфеле, ни на деньгах не обнаружила отпечатков пальцев – ни моих, ни сотрудника ассоциации».

Как рассказывает Л. Чахмахчян, 2 июня 2006 года на встречу с будущим «коллегой» по АРАДЕС он приехал с маленьким сувениром – ложкой весом 200 граммов, а вышел с сувенирным самолётиком «Трансаэро». Кейс с помеченными деньгами, которым оперирует следствие, и чемоданчик, который якобы вынес из кабинета Плешакова бухгалтер АРАДЕС, это два разных физических объекта – они значительно отличаются по форме и размеру, уверяет Левон Чахмахчян.

В «деле Чахмахчяна» есть ещё одна странность. 300 тыс. долларов в кейсе и последующие 1,2 млн. долларов в виде счетов – сюжет типичной взятки. Но взятка есть там, где есть действие или бездействие в отношении заинтересованных лиц. Но Генеральная прокуратура вдруг переквалифицирует дело по ст. 159 ч.4 (мошенничество в особо крупном размере, совершённое в составе организованной группы). Какую роль в этом мошенничестве сыграл Плешаков, ведь он жаловался Степашину, что у него вымогают взятку? Проверку Внуковской, Домодедовской и Шереметьевской таможен на предмет уплаты налогов от внешнеэкономической деятельности проводил аудитор Счётной палаты РФ, бывший министр финансов России Владимир Пансков.

Его отчёт перед коллегией СП РФ намечался именно на 2 июня (день спецоперации) 2006 года. Руководству СП РФ доложили, что деньги от Плешакова предназначаются именно ему. Здесь также возникают вопросы. Во-первых, зять Левона Чахмахчяна – помощник совсем другого аудитора, который к проверке отношения не имел. Во-вторых, зачем А. Плешаков, если он знал, что все вопросы к «Трансаэро» уже сняты, включился в эту игру? И ещё, если 300 тыс. долларов в кейсе – это не взятка, а элемент мошенничества, значит, никто не собирался передавать эти деньги аудитору Панскову или это ещё какой-то неожиданный поворот в сценарии? Например, нужно вывести из игры Счётную палату?

Тем не менее Владимир Пансков был допрошен в качестве свидетеля старшим следователем по особо важным делам Генпрокуратуры Иваном Зипунниковым. Уголовное дело в отношении аудитора СП РФ вправе возбуждать лишь Генеральный прокурор России. Адвокат В. Панскова Михаил Бурмистров сообщил журналистам, что его подзащитный аудитор Пансков отрицал своё знакомство с Л. Чахмахчяном, о лоббировании интересов «Трансаэро» ничего не знал и настаивал на проведении дополнительной проверки в отношении этой компании (на тот момент не было никакой речи о том, что претензии к авиакомпании сняты). Тем не менее глава Счётной палаты РФ Сергей Степашин заявил, что «утратил доверие к аудитору Панскову, который, по его мнению, «оказывал давление на «Трансаэро», и ждёт его добровольной отставки».

В итоге в конце июля 2006года Владимир Пансков всё-таки подал заявление об отставке. Михаил Бурмистров прокомментировал это так: «На карте стоял вопрос его физического выживания».

По теме

Под подозрение в связи со «спецоперацией» в отношении сенатора Чахмахчяна попали также начальник инспекции, работавший у Владимира Панскова, Владимир Федоткин, его заместитель – Елена Лебедева и главный инспектор Владимир Филиппов. В их кабинетах и квартирах были произведены обыски, а Сергей Степашин подписал приказ об отстранении их от своих должностей на период проведения служебной проверки.

Вскоре после этого на ленте «Компромат.RU» (уже отличившейся публикацией чёрного PR в отношении Л. Чахмахчяна незадолго до спецоперации) появилось сенсационное интервью Владимира Федоткина, в котором он, в частности, подробно рассказывал о претензиях Счётной палаты к «Трансаэро», отмечая, что с самого начала ревизии Домодедовской таможни таможенники «стали указывать на согласованность действий ОАО «Трансаэро» с очень высокопоставленным лицами, якобы имеющими общий финансовый интерес. Причём в их числе называлось непосредственное руководство Счётной палаты». Федоткин рассказал, что его начальника Владимира Панскова пытались уличить в том, что он выполняет заказ конкурентов, требовали убрать из отчёта все сведения по «Трансаэро». На вопрос корреспондента, кто эти люди, В. Федоткин ответил: «Правовой административный департамент СП РФ в лице их руководителей, помощник председателя СП РФ. Все они свита Степашина и так называемая широко разрекламированная его служба безопасности».

В заявлении пресс-службы Счётной палаты, которое последовало в ответ на это интервью, со ссылкой на СМИ сообщалось, что «группа лиц, злоупотребив авторитетом Счётной палаты, предприняла попытку коррумпированного вымогательства в отношении одного из национальных участников таможенного трафика». А также о ряде спецмероприятий, в «ходе которых был задокументирован факт передачи значительной суммы в целях её последующего вручения сотрудникам Счётной палаты РФ, обещавшим «удалить» из материалов проверки некие прегрешения, которых в действительности не существовало».

Таким образом, получается, что пресс-служба СП РФ знает больше всех, а именно: прегрешений не было, хотя проверяющие уверяют – были.

И ещё, что это за «коррумпированное вымогательство»? Какой-то новый состав преступления. Может быть, в пресс-службе не очень хорошо понимают, что такое «коррупция». Объясняю на примере «безгрешного» «Трансаэро». Как широко освещалось в СМИ, «Трансаэро» владеют и руководят сын и невестка председателя Межгосударственного авиационного комитета Татьяны Анодиной – Александр и Ольга Плешаковы. Получается, что заботливая мама – один из руководителей авиационной отрасли России – легко может лоббировать интересы этой компании. На Западе это называлось бы коррупцией… И ещё один любопытный момент, не укрывшийся от журналистов. Оказывается, А. Плешаков уже однажды выступал в роли правдоискателя. В 2002 году волей губернатора Пензенской области Бочкарёва полномочия сенатора сложил уже знакомый нам А. Плешаков. В интервью «Независимой газете» он заявил, что со стороны исполнительной власти региона к нему предъявлялись необоснованные финансовые требования, естественно, взамен на кресло в Совете Федерации. Да и сейчас наш источник утверждает, якобы Плешакову дали понять: не подведёшь под статью Чахмахчяна, пострадаешь сам…

Операция «Чистые руки» в Счётной палате, которая началась так громко, сошла на нет. Оттуда просто вынуждены были уйти все люди, которым Сергей Степашин выразил недоверие.

На фоне всех страстей, которые захлёстывали СП РФ во время проверки таможен, очень кстати оказался сенатор Левон Чахмахчан, который, приглашая А. Плешакова к содружеству в АРАДЕС, говорил и о необходимости активной PR-кампании грядущего, с его точки зрения, участия «Трансаэро» в организации регулярного маршрута Москва – Ереван.

Как выяснилось, Плешаков записывал его (хотя в отношении сенатора это был нарушением закона). Но это не единственное нарушение закона в деле экс-сенатора. От бывшего адвоката Л. Чахмахчяна Бориса Кузнецова стало известно о беспрецедентном решении Верховного суда РФ, разрешившего прослушивание телефонных переговоров члена СФ до снятия с него депутатского иммунитета. Ходатайство заместителя генерального прокурора «об установлении контроля и затем телефонных и иных переговоров датировано 23 мая, а прослушивание судья Верховного суда РФ Анатолий Бризицкий разрешил с 22 мая. Кстати, известный адвокат Борис Кузнецов, посчитавший, что «с Конституцией и федеральными законами, гарантирующими неприкосновенность членов Федерального собрания, обошлись как с рулоном туалетной бумаги», тоже стал пострадавшим по этому скандальному делу. В действиях защитника прокуратура Москвы усмотрела разглашение гостайны (ст. 283, ч. 1 УК РФ – до четырёх лет лишения свободы).

По теме

Итак, Кузнецов предал гласности тот факт, что «разрабатывать» сенатора начали ещё тогда, когда он был спецсубъектом, то есть грубо нарушив закон. Но если проанализировать всё, что происходило позже в деле Чахмахчяна, то понятно, что это не единственное нарушение.

«В деле моего мужа, – говорит супруга экс-сенатора Гаянэ Еолян, – можно найти решения различных судебных инстанций, которые явно противоречат друг другу, но… вступили в законную силу, не отменены и каким-то чудесным образом действуют одновременно. В то же время до сих пор отсутствует согласие СФ РФ на привлечение к уголовной ответственности, то есть не снята неприкосновенность. Поэтому, записывая разговоры во время встреч с моим мужем, Плешаков нарушил закон.

Я уже не говорю о прослушивании разговоров действующего сенатора».

«Спецоперация» в офисе «Трансаэро» проходила 2 июня прошлого года. Как заметила Гаянэ Еолян, сначала встреча мужа и Плешакова в этот день не планировалась, но Плешаков несколько раз настойчиво звонил и даже прислал SMS и настаивал именно на встрече днем в офисе «Трансаэро».

Как же развивались события дальше? 9 июня Народный хурал Калмыкии на основании личного заявления сенатора принял решение отозвать своего представителя в Совете Федерации Левона Чахмахчяна. 23 июня Совет Федерации принял решение досрочно прекратить полномочия Л. Чахмахчяна.

После этого он слёг в больницу в тяжёлом состоянии.

Но поскольку на момент предполагаемого преступления Л. Чахмахчян ещё являлся сенатором, Генеральной прокуратуре было необходимо заручиться разрешением Верховного суда РФ на его привлечение к уголовной ответственности. К этому времени речь уже шла не о взятке, а о мошенничестве. И хотя адвокат возражал, обращая внимание судей на несоответствие между заявлением А. Плешакова о вымогательстве взятки и новой квалификацией дела, в котором нет никаких доказательств вины Чахмахчяна, Верховный суд РФ дал согласие на возбуждение уголовного дела на выездном заседании Судебной коллегии ВС РФ, которое прошло в больничной палате клиники, где лечился тогда экс-сенатор. Это произошло 8 декабря прошлого года. Была подана кассационная жалоба. Но не дожидаясь решения по ней, 1 февраля 2007 года Л. Чахмахчян взят под стражу, а с 6 ноября 2007 года в Мосгорсуде начался закрытый судебный процесс. До этого дело находилось в Верховном суде РФ, и адвокаты настаивали именно на этой подсудности, ведь дело «спецсубъекта» вправе рассматривать только Верховный суд РФ.

Безусловно, подобная небрежность в ведении дела высшими инстанциями в отношении высокопоставленного подсудимого говорит о многом.

Арест Чахмахчяна в Ереване очень многие восприняли как политическую акцию. Местные СМИ тут же напомнили, что он входит в «ближний круг» президента Роберта Кочаряна – политика пророссийской ориентации. В 2005 году на фоне активизации оппозиции в Армении Левон Чахмахчян выступил по государственному телевидению Армении с критикой оппозиционных сил и выразил убеждённость, что Роберт Кочарян – лучший президент Армении и в оппозиции нет достойных преемников. Лидерам армянской оппозиции тогда от него крепко досталось.

Выведение из строя такого влиятельного политика, как Чахмахчян, на фоне начавшейся в Армении предвыборной кампании (выборы нового президента Армении назначены на 19 февраля 2008 года) можно рассматривать как ослабление позиций сил, настроенных на стратегическое сотрудничество с Россией.

Можно предположить, что Левон Чахмахчян встал бы на сторону любого лидера Армении, который бы занимал чёткую пророссийскую позицию. Как следствие силы, разыгрывающие «антироссийскую карту», заинтересованы в изоляции Левон Чахмахчяна. В силу консолидации оппозиционных сил в Армении вокруг довольно влиятельного лидера некоторые эксперты полагают, что активность Левона Чахмахчяна в предстоящей президентской предвыборной борьбе была бы как никогда кстати. С учётом вероятности прихода к власти оппозиции российские власти, как представляется, могли бы выиграть от участия Чахмахчяна в политическом процессе в Армении как фигуры, которая могла бы потенциально изменить ход выборов.

Чтобы понять суть вопроса, следует уточнить, что претендента от оппозициисчитают прозападным политиком, а ряд людей из его окружения высказываются о необходимости вступления Армении в НАТО. Объективно получается, что уголовное дело бывшего российского сенатора играет на руку противникам действующего президента. Возможно, кто-то подумает, что дела в Армении нас уже не касаются. Однако независимость выборов в Армении не означает, что нам безразлична судьба дружеского государства: сюда направлены крупные российские инвестиции, на армянском рынке работают многие известные российские компании. Не всех устраивает и пророссийская ориентация Армении, её стратегическая нацеленность на дружбу и сотрудничество с Россией. В этом отношении инициирование уголовного дела в отношении Чахмахчяна для исключения последнего из предвыборного процесса определённым силам очень выгодно. Впрочем, это тоже одна из версий. И хочется, чтобы к ней прислушались. Надеюсь, время всё расставит по своим местам и мы узнаем имена заказчиков громкого дела.

Опубликовано:
Отредактировано: 09.01.2008 12:56
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх