// // Импортозамещение в отечественной фармакологии идет по ложному следу

Импортозамещение в отечественной фармакологии идет по ложному следу

1748

Таблетка от импорта

Фото Сергея Тетерина
Фото Сергея Тетерина
В разделе

Чиновники полны решимости уже к 2020 году практически «выжить» импорт с отечественного фармацевтического рынка. Но есть сомнения, что Россия сможет вылечить себя сама. Качество наших лекарств во многих случаях значительно уступает импортным аналогам, а попытки форсировать процесс отказа от зарубежного фармакологического сырья лишь стимулируют наводнение рынка опасными для здоровья подделками.

Фасуем и пакуем

Стратегия импортозамещения была принята Министерством промышленности и торговли задолго до начала нового витка холодной войны - еще в октябре 2009 года, с целью «обеспечения лекарственной безопасности Российской Федерации». Согласно ей, 85% списка жизненно необходимых и важных лекарственных препаратов к 2020 году должны выпускать отечественные производители, суммарная доля которых на рынке к тому времени, как предполагается, достигнет не менее 50%.

Какова картина на рынке на сегодняшний день? Из 608 наименований лекарств жизненно важного списка, в России производят 413 (68%). Другой вопрос, что сегодня невозможно достоверно определить, действительно ли эти лекарства физически изготавливаются в России. Зачастую, у нас лишь расфасовывают и упаковывают произведенные за рубежом и из зарубежного сырья препараты.

Подтверждают такую практику и сами фармацевты. "Если воспользоваться критериями, предложенными Минпромторгом, в 2015 году упаковка и фасовка лекарственных средств на территории России относит препарат к локальным продуктам", - говорит заместитель директора представительства венгерской фармацевтической компании «Гедеон Рихтер» Елена Пархонина.

Внести ясность в процесс идентификации фармпродукции должны официальные нормативы, четко определяющие, в каком случае препарат может считаться произведенным в России. Но таких нормативов пока что нет.

За что идет борьба

Отечественный рынок медпрепаратов и медтехники колоссален - сотни миллиардов рублей. По данным главы Минпродторга Дениса Мантурова, российский фармацевтический рынок является одним из самых быстрорастущих, в последние годы его ежегодный прирост составлял более 10%. По итогам 2014 года российский рынок лекарств занимал 7-е место в мире с объемом 919 млрд рублей.

Вот за эти то деньги, по сути, и идет борьба между отечественным и зарубежным бизнесом. А контрсанкции, призывы к патриотизму и т.д. и т.п., выступают лишь инструментом этой борьбы.

Суть конфликта между выступающими «за» и «против», можно уместить в пару абзацев диалога, встретившегося на одном из интернет-форумов.

– Если кто читал опыт выживальщиков в условиях военных действий, то он вспомнит, что в этих условиях главными становятся всего три материальных ресурса: еда, оружие и лекарства. Поэтому, конечно, обязательно надо иметь свои производства и запасы лекарств
– Интересно, и кто должен оплатить эту подготовку к тотальной войне со всем миром? Как обычно, российский потребитель?

Таковы два лагеря мнений, сформировавшихся в обществе по вопросу импортозамещения в сфере лекарств и медпрепаратов. Государство в такой ситуации оказывается перед выбором на чью сторону встать - производителя (для которого главное побольше произвести и подороже продать) или потребителя. Или же попытаться найти разумный баланс их интересов.

По теме

Два месяца передышки

Вопрос импортозамещения лекарств вновь встал на повестку дня в начале августа этого года. Тогда, в ответ на очередные западные санкции, Минпромторг вынес на общественное обсуждение проект поправок к принятому еще в феврале этого года постановлению, известному также как «закон о третьем лишнем». Суть его в том, что государственным медучреждениям запрещается закупать импортные изделия, если имеются российские аналоги. Импортные товары не могут участвовать в тендере, если на него подали заявки хотя бы два отечественных производителя.

И если в первоначальном списке запрещенных товаров содержалось 46 наименований, то поправки расширили его еще 101 пунктом. Столь радикальный подход встревожил благотворительные организации, работающие с тяжелобольными пациентами. Они обратились к премьеру Дмитрию Медведеву, и в результате обсуждение расширенного списка запрещенных для госзакупок импортных медицинских изделий было продлено еще на два месяца.

Противники форсированного импортозамещения совсем не против того, чтобы импорт уступил место российской фарме. Но лишь в той его части, где это возможно. Их беспокоит, что на создание качественных отечественных аналогов нужно время.

Даже сторонники импортозамещения признают: организация производства аналогов на территории России штука сложная. В первую очередь потому, что на создание и клинические испытания новых препаратов фармацевтические гиганты тратят огромные суммы денег и десятки лет.

И даже чиновники не слишком оптимистичны в сроках. Так, глава Федерального медико-биологического агентства России Владимир Уйба остужает горячие головы: на полное замещение уйдет не менее 20 лет. И если ряд лекарств можно стопроцентно заместить отечественными дженериками за 10 лет, то уже по антибиотикам этот показатель будет ниже — всего 50-60%.

Энтузиазм импортозамещения

Кроме того, по целому ряду направлений российские производители не выдерживают конкуренции. Это касается препаратов для лечения онкологических заболеваний и заболеваний крови, и без повышения качества продукции в этих сегментах за импортозамещение лучше не браться вовсе. Правда, энтузиастов импортозамещения ожидает еще один сюрприз: основная проблема связана не с субстанциями, а с использованием зарубежных технологий для их производства – они, как правило, являются ноу-хау разных стран. Поэтому лоббисты импорта сомневаются в том, что импортные препараты удастся полностью заменить отечественными аналогами.

"Сегодня все чаще появляются новости о переносе в Россию полного цикла производства. Но тут также необходимо понимать, что есть препараты, производство которых в Россию перенести невозможно в силу их особенностей. Речь в первую очередь идет об инновационных продуктах, показанных для лечения тяжелых заболеваний, таких как онкология, ревматоидный артрит, редкие, чаще всего генетические заболевания", - убеждает упоминавшаяся выше Елена Пархонина.

Да что там сложные препараты. К примеру, в проект стоп-листа Минпродторга входят перевязочные материалы, противопролежневые матрасы, аппараты искусственной вентиляции легких, и целые блоки изделий, например «Аппаратура для звукового сканирования». А в фонде помощи детям «Дети БЭЛА», страдающим буллезным эпидермолизом, говорят, что их пациентам использовать российскую марлю просто нельзя: она расползается, прилипает к ранам и сама превращается в источник заражения.

Это же касается аппаратуры. В России не производится, например, высокотехнологичное оборудование для онкологических или сердечно-сосудистых клиник, и его все равно придется закупать за рубежом.

Главное – запретить

Если следовать логике чиновников, то сначала нужно полностью запретить импорт, что и предлагается в постановлении Минпромторга. А потом ждать до 2020 года (предельный срок реализации стратегии импортозамещения в фармакологии), когда получившая такой неожиданный подарок отечественная индустрия выдаст на гора аналогичные препараты и оборудование.

А что делать больным все это время? И это отнюдь не риторический вопрос. В данный момент состояние отрасли таково, считают специалисты, что меры по ограничению импорта не будут стимулировать отечественных игроков повышать качество. Скорее, наоборот.

"С одной стороны, доля российской продукции повысится в отдельных нишах. Но с другой стороны, ослабеет конкуренция. У производителей не будет стимула повышать качество изделий. Будет, как в нашем автопроме, когда у ВАЗа не было конкурентов в его ценовой категории», - считает директор по вопросам правового регулирования Ассоциации международных производителей медицинских изделий (IMEDA) Михаил Потапов.

В итоге попытка рубить сплеча может обернуться либо отсутствием необходимых лекарств и медтехники, либо ростом количества подделок. В связи с этим общественные активисты просят провести экспертизу российского рынка медицинских изделий, чтобы понять, соответствует ли качество этих изделий импортным аналогам.

Срезались на таблетках

А тем временем Росздравнадзор уже составил антирейтинг производителей некачественных лекарств. Больше всего брака было обнаружено на Муромском приборостроительном заводе - целых 29 серий медпрепаратов. Причем, как отмечается, проверка была выборочной, а значит, бракованных препаратов может быть и больше.

В антирейтинг вошло 14 отечественных предприятий, на которые поступило больше всего жалоб. При этом список содержит лишь 9 зарубежных производителей. Понятно, что это небольшой, не претендующий на полноту картины срез. Так что, если уж заниматься импортозамещением, то в первую очередь делая отечественную продукцию сравнимой по этому показателю с тем, от чего нам предлагают отказаться.

Опубликовано:
Отредактировано: 10.09.2015 17:24
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх