// // Главу Рослесхоза уволили за миллионы гектаров потерянного леса

Главу Рослесхоза уволили за миллионы гектаров потерянного леса

467

Идите в пень

2
В разделе

В середине апреля глава правительства РФ Дмитрий Медведев отправил в отставку главу Рослесхоза Виктора Маслякова. Причиной отставки стало катастрофическое положение лесного хозяйства России – миллионы гектаров выгоревших лесов, невиданное нашествие вредителей, беспрецедентные по своим масштабам незаконные рубки. Таких буреломов в отечественной лесной отрасли не может припомнить никто.

Глава Россельхоза Масляков ушёл в отставку после разгромного выступления президента Владимира Путина на заседании президиума Госсовета, посвящённом состоянию лесного хозяйства, которое прошло 11 апреля в Улан-Удэ. На нём Путин говорил то, о чём «Наша Версия» пишет с 2011 года. Речь идёт о фальсификациях масштабов лесных пожаров Рослесхозом и МЧС, которые многократно занижаются. Так, в публикации «Погорели на цифрах» от 17 октября 2011 года мы подробно вскрыли систему фальсификаций, а также сравнили официальные данные МЧС и Рослесхоза с материалами спутникового мониторинга. Например, в Амурской области на момент публикации, согласно данным МЧС, все лесные пожары были потушены, тогда как из космоса прекрасно видно, что на территории региона полыхают сотни тысяч гектаров. Логика этих фальсификаций экспертам предельно ясна – после памятных лесных пожаров 2010 года на борьбу с огнём бюджет выделил многомиллиардные ассигнования, и, дабы показать, что деньги не ушли в дым, чиновники Россельхоза и МЧС принялись рисовать удобные им цифры. А ведь такие фальсификации приводят к прямым потерям леса: вместо того чтобы бить тревогу и запрашивать помощь, чиновники закрывают глаза на пожары и надеются на погоду. Тревогу начинают бить лишь после того, как огонь подходит к городам.

«По данным космического мониторинга, площадь лесов, пройденных пожарами в 2011 году, – 5,1 млн гектаров, а в 2012 году – 11 млн гектаров. По данным Рослесхоза, соответственно 1,3 и 2,5 млн гектаров. Это что такое?!» – возмутился Владимир Путин на заседании Госсовета. Виктор Масляков комментировать слова президента для прессы отказался. Впрочем, манипуляции с цифрами – это далеко не единственная претензия к функционерам лесного хозяйства страны.

Потери леса в несколько раз превышают объёмы его заготовки

Как рассказал «Нашей Версии» руководитель лесной программы российского отделения «Гринпис» Алексей Ярошенко, в 2012 году объёмы потерь леса в пожарах и от вредителей многократно превысили объёмы его заготовки, таких потерь экологи не припомнят за всё время наблюдений за лесами.

«По нашим оценкам, в 2012 году в пожарах мы потеряли около 500 млн кубометров древесины, 200–300 млн кубометров – это потери от вредителей, болезней и ветровалов и 30–60 млн кубометров – незаконные рубки, – рассказывает Алексей Ярошенко. – При этом объём заготовок леса в 2012 году составил 191 млн кубометров. Это последствия принятия нового Лесного кодекса».

Напомним, что новый Лесной кодекс вступил в силу в 2007 году. Документ готовили в русле административной реформы – лесное хозяйство накрыла мощная волна сокращений. Так, В первую очередь была ликвидирована система лесхозов. Лесхозы носили статус государственных унитарных предприятий и при этом зарабатывали деньги. Нельзя сказать, что их деятельность была полностью прозрачной, регулярно всплывали факты коррупции и воровства, но по крайней мере они вполне успешно проводили санитарные и противопожарные мероприятия. При этом сэкономить на сокращении лесных штатов, даже без учёта громадных потерь леса, не удалось.

По теме

«До введения нового Лесного кодекса отрасль была самодостаточной и практически кормила себя сама, бюджетное финансирование составляло в среднем 2 млрд рублей в год, – говорит Алексей Ярошенко. – Сейчас лесное хозяйство превратилось полностью в дотационную отрасль, бюджетное финансирование увеличилось на порядки, но ситуация в отрасли только ухудшилась».

В 2012 году, по официальным данным, общий объём финансирования лесного хозяйства достиг 63,3 млрд рублей. При этом бюджетные деньги практически не доходят до лесов. По существующим оценкам, около двух третей бюджетных средств «съела» административная система управления лесами. Оставшаяся треть ушла на противопожарные мероприятия. На лесотехнические работы, которыми раньше занимались лесхозы, не осталось практически ничего. Одним из самых страшных последствий такой бесхозности стало невиданное по масштабам нашествие лесных вредителей на леса Центральной России. В частности, в Московской области ими поражено уже свыше 70 тыс. гектаров леса.

Новый Лесной кодекс взял под защиту короеда-типографа

По иронии судьбы известие об отставке бывшего главы Рослесхоза совпало с сообщениями в СМИ о том, что к подмосковной резиденции президента Владимира Путина на Рублёво-Успенском шоссе вплотную подобрался главный вредитель российского леса – короед-типограф. Остряки связали эти события в одну цепь, но на самом деле ситуация с жуком зашла так далеко, что не до шуток. Нашествие короеда началось после засухи 2010 года, и на то были природные причины. Ель – основная жертва жука – имеет поверхностную корневую структуру, из-за засухи уровень грунтовых вод снизился, в древесине стало меньше смолы, и деревья оказались беззащитными. Однако главные причины нашествия, которое уже называют пандемией, имеют не только и не столько природный характер. Например, один из главных ударов короед нанёс Брянской области, в то же время в граничащей с ней Белоруссии таких проблем с вредителями нет. Всё потому, что в Белоруссии есть лесхозы, от которых пять лет назад отказалась Россия. Единственное действенное оружие против распространения типографа – это немедленная вырубка заражённых участков. Но в России сейчас этим заниматься некому и незачем.

«Раньше, после того как лесопатологи находили очаги с типографом, они направляли предписания на рубку и вывоз леса в лесхозы, – рассказали нам в ФБУ «Российский центр защиты леса», – предписания выполнялись за два, максимум три дня. И такая скорость была обусловлена не только тем, чтобы короед не успел распространиться дальше, но и экономическими соображениями. За это время лес не терял свою ценность. Сейчас же санитарные рубки проводятся на конкурсной основе. В среднем процедура с выполнением всех бюрократических формальностей растягивается на два-три месяца. За это время лес высыхает, и из него можно сделать только опилки или дрова. Но при этом и рубить сухой лес гораздо сложнее: быстро тупятся пилы, растёт риск травматизма. А жук распространяется дальше».

Кроме того, даже если вдруг будет принят новый «быстрый» порядок санитарных рубок, выпилить поражённый лес будет весьма затруднительно по другой причине: дело в том, что уже несколько лет никто не занимается расчисткой лесных дорог. Техника просто не сможет подойти к поражённому участку. Принимая новый Лесной кодекс, правительство надеялось, что функции ликвидированных лесхозов возьмёт на себя бизнес – арендаторы лесов. Но, как показало время, у подавляющего большинства арендаторов в отличие от государственных лесхозов вкладываться в будущее леса нет никакого желания. Если они и приходят в лес, то на самые «сладкие» участки и на непродолжительный срок.

Министерство леса лес не спасёт

«Фактически лесное хозяйство страны за последние пять лет полностью уничтожено, – говорит Алексей Ярошенко, – сейчас правительство предпринимает попытки возврата к прежней системе, например, есть планы о возрождении лесхозов несколько в ином виде, но проблема в том, что в лесах уже практически не осталось ни специалистов, ни техники. По нашим оценкам, те 40 тыс. человек, которые сейчас работают в отрасли, 70% своего рабочего времени делают бумажную работу, непосредственно же в лесах работать некому».

Под нож реформ попали не только лесхозы, но и некогда мощные силы Авиа-

лесоохраны. В ходе реформирования структура была раздроблена и отдана в распоряжение властей регионов. В общей сложности с воздуха леса от пожаров защищают 25 тыс. человек, включая центральный резерв в 700 человек (на момент развала СССР в Авиалесоохране работали 120 тыс. человек). При этом в Авиалесоохране сегодня практически не осталось своей техники, её арендуют, но средств на аренду категорически не хватает. Так, например, в 2012 году из-за недостатка финансирования общий налёт на тушение пожаров и патрулирование в Дальневосточной базе Авиалесоохраны составил чуть более 1 тыс. часов, тогда как в советские времена этот показатель составлял в среднем 15 тыс. часов. При этом даже при такой жёсткой экономии Авиалесоохрана имеет сегодня большую задолженность за аренду техники. По нашим сведениям, авиапожарные в целом по стране сегодня должны авиакомпаниям более 1,5 млрд рублей. Будут ли авиаторы сотрудничать с увязшей в долгах Авиалесоохраной в пожарный сезон 2013 года, это большой вопрос. На зарплату же воздушным защитникам леса остаются жалкие крохи. В межсезонье зарплаты лётных наблюдателей и десантников составляют 8–10 тыс. рублей.

На этом фоне звучат предложения о ещё большем увеличении численности управленческого аппарата лесного хозяйства – создании министерства леса. Затея пока не нашла понимания в правительстве. «За последние несколько лет уже столько раз менялась структура отрасли, что, если мы не будем проводить содержательную работу, мне кажется, мы уйдем в ещё более глубокий кризис, из которого потом устанем выходить. Вопрос не в размещении музыканта в квартете, а в том, кто играет», – заявил недавно помощник президента, экс-министр природных ресурсов Юрий Трутнев.

Между тем

По данным Федеральной таможенной службы, в 2012 году Россия экспортировала за рубеж необработанных лесоматериалов (в основном это еловый кругляк) на общую сумму 1,52 млрд долларов. Объём экспорта обработанной древесины составил 3,35 млрд долларов, продажа клеёной фанеры, целлюлозы и газетной бумаги принесла ещё 2,64 млрд долларов. В общей сложности лесные экспортные доходы за год составили 7,51 млрд долларов, что почти вдвое меньше объёма экспорта вооружений.

Канада ежегодно экспортирует лесобумажной продукции на 23–25 млрд долларов. По объёмам экспортной «лесной» выручки Россию также опережают США, Германия, Швеция, Финляндия, Бразилия и др.

Россия, которая располагает крупнейшими запасами леса в мире, катастрофически отстаёт от развитых стран по объёмам производства бумаги. Так, если в Финляндии на душу населения ежегодно производится 1400 килограммов бумаги, в Швеции – 670 килограммов, в Канаде – 530 килограммов, в Норвегии – 400 килограммов, то в России этот показатель составляет 35 килограммов.

Опубликовано:
Отредактировано: 29.04.2013 15:47
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх