// // Более 200 000 душевнобольных в Москве могут остаться без квалифицированной помощи

Более 200 000 душевнобольных в Москве могут остаться без квалифицированной помощи

996

Психическая дезорганизация

2
В разделе

Люди, страдающие психическими расстройствами, должны постоянно находиться под наблюдением врачей, вовремя получать необходимую помощь, медикаменты, не должны стоять часами в очередях или ехать к врачу через весь город. Казалось бы, это вещь очевидная: ведь никто не знает, чем может обернуться и для самого пациента, и для окружающих его людей час или два промедления. Но модернизация здравоохранения, объявленная ещё прежним министром Татьяной Голиковой, приносит совершенно неожиданные плоды в виде полной неразберихи, отсутствия лекарств, в том числе для психических больных. Реорганизация психиатрической помощи и укрупнение лечебно-профилактических учреждений сложности пока что только усугубили. В Москве к прелестям модернизации добавились проблемы, связанные с присоединением новых территорий.

Cколько сегодня людей в России болеет психическими заболеваниями? Больше пациентов становится или меньше? Лучше их стали лечить или хуже? Естественно, есть официальные цифры, но они просто не могут отразить реальное положение дел. Согласно статистике, население Москвы с 1995 по 2010 год выросло с 8,6 млн до 11,5 млн жителей.

При этом, по данным главного психиатра Москвы, заслуженного врача РФ, профессора Бориса Цыганкова, в 1995–2000 годах в среднем на учёте состояли 218 тыс. человек, а в 2006–2010 годах – уже 190 тыс. человек. Куда же делись около 30 тыс. больных? Судя по приведённым данным, средний показатель заболеваемости психическими расстройствами на 10 тыс. населения снизился почти в два раза: в период 1995–2000 годов он составлял 31,1 человека; в период 2006–2010 годов – 18,04 человека. Неужели ситуация настолько улучшилась? Ничего подобного: просто изменилась политика учёта. Если раньше всех регистрировали в обязательном порядке, то теперь не хочет больной – не приходит, не желает – не встаёт на учёт. Значит, больные пропали только с точки зрения медицинской статистики, а на самом деле они никуда не делись.

Вроде бы некоторые показатели должны радовать: в 1995–2000 годах было зарегистрировано и снято с учёта по выздоровлении больше больных (243 тыс. и 12 тыс. человек в среднем соответственно), чем в 2006–2010 годах (в среднем 203 тыс. и 5,6 тыс. человек). Но врачи сами признают, что эффективность диспансеризации в среднем снизилась почти в два раза. По сведениям профессора Цыганкова, снизилась, хотя и не столь существенно, и посещаемость психиатров: из расчёта на 10 тыс. населения – с 1308 человек до 1253 человек. Кроме того, в последние годы достаточно активно развиваются альтернативные службы и частная психиатрическая помощь. Они также могли «оттянуть» на себя часть пациентов. Правда, руководитель Объединения частных медицинских клиник и центров Сергей Мисюлин пояснил «Нашей Версии», что хотя частная психиатрическая помощь в Москве и появилась, но «по объёмам это пока не слишком значимые цифры»: специализируется она чаще на наркологической и противоалкогольной помощи, а также занимается пограничными состояниями.

По данным главного психиатра, в период с 2006 по 2010 год по сравнению с периодом 1995–2000 годов значимо снизилась летальность в стационаре: с 1,98% (всего 1623 человека в среднем) до 0,96% (всего 734 человека в среднем). Но при этом необходимо учитывать, что многих больных переводят в другие, соматические отделения клиник и умирают они обычно вне психического стационара, так что и в этой части верить статистике сложно. «Что происходит в действительности со смертностью, трудно сказать», – заметил профессор Цыганков.

Кардинально улучшились показатели, связанные с инвалидностью, – они сократились почти на треть. В 1995–2000 годах первичная инвалидность на 10 тыс. населения составляла 3,4 человека, а к 2006–2010 годам она снизилась до 2,4 человека. Проблема только в том, что цифры вновь не отражают реального положения дел. Говорить, что инвалидов по психиатрическим болезням стало меньше, на самом деле нельзя – просто назначать инвалидность, которая зачастую является для психически больного единственным средством к существованию, комиссии стали существенно реже. Кстати говоря, общее число больных, имеющих группу инвалидности по психическому заболеванию, в Москве увеличилось с 44 тыс. до 57 тыс. человек. В настоящее время из общего контингента зарегистрированных инвалидов каждый четвёртый является инвалидом по психическому заболеванию.

По теме

Вообще же, главный психиатр Москвы и сам официальным цифрам не вполне доверяет. «На них есть госзаказ, – подчёркивает профессор Цыганков. – Цифры несколько искусственные, так как каждый врач должен вписывать данные в «дополнительные наблюдения». Посещаемость у врача должна быть «в соответствии с нормативами». А по нормативам врач не может уделять больному больше 15 минут.

В Москве реорганизация психиатрической службы предполагает присоединение диспансеров к стационарам. Согласно приказам столичного Департамента здравоохранения № 295–300 от 16.04.2012 к стационару больницы № 1 им. Н.А. Алексеева присоединяются психоневрологические диспансеры № 1, 2, 13, 21, 23, 24, к стационару больницы № 3 им. В.И. Гиляровского присоединяются ПНД № 8, 9, 14, 15, к стационару больницы № 4 им. П.Б. Ганнушкина – ПНД № 3, 4, 5, 17 и т. д.

Профессор ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского Татьяна Клименко считает, что реорганизация психиатрической помощи уменьшит административную нагрузку на службу, то есть реформирование должно дать хороший эффект. «Это положительно, будет также больше единоначалия, единого подхода к лечению пациентов, преемственности», – сказала эксперт «Нашей Версии». Однако на деле происходит совсем другое.

«Организаторы перестройки медпомощи в Москве породили целый ряд неудобств, сложностей и недоразумений в области оказания психиатрической помощи населению, – объясняет Борис Цыганков. – Думалось, что всем будет удобнее работать бригадами, когда к стационару прикрепят ряд психоневрологических диспансеров. На деле же оказалось, что географически они совсем не «присоединяются», часто они находятся слишком далеко друг от друга».

Правда, в 10 учреждениях здравоохранения столицы предполагается дополнительно создать кабинеты социально-психологической помощи при кризисных состояниях, чтобы уменьшить количество суицидов. В них должны работать по три специалиста: социальный работник, медицинская сестра, а главное – медицинский психолог (врач-психотерапевт, а в ПНД – врач-психиатр), причём не любой, а со стажем работы не менее трёх лет, имеющий сертификаты по психиатрии и психотерапии, а также подготовку по суицидологии. Проблема в том, что такие специалисты – на вес золота и взять их попросту неоткуда.

Итак, ни к чему хорошему реструктуризация пока не привела, а вот о негативных последствиях преобразований говорить уже можно. В первую очередь обострилась проблема обеспечения больных необходимыми препаратами. По словам Бориса Цыганкова, после реорганизации «начался поток жалоб больных и их родственников на то, что получить лекарства, которыми лечили в стационаре, для продолжения амбулаторного лечения в «своём» ПНД невозможно».

Выступая недавно на круглом столе специалистов, он отметил: «Снабжение в разных частях Москвы было разное, никакого соответствия не было. Мы перераспределили лекарства по ЛПУ, но удалось сделать далеко не всё. В 2012 году будет уже легче сделать новые заявки».

С тем, что проблемы обеспечения больных современными препаратами только усугубляются даже в Москве, не говоря уже о регионах, согласна и исполнительный директор общероссийской общественной правозащитной организации «Независимая психиатрическая ассоциация» (НПА) Любовь Виноградова. «По обеспечению препаратами очень много жалоб от больных и их близких. Несмотря на приоритет на словах амбулаторной помощи по месту жительства, получить современное лекарство без тяжёлых побочных эффектов вне стационара крайне сложно, выписать его в ПНД просто бывает невозможно из-за лимитов, – пояснила Любовь Виноградова «Нашей Версии». – Выписавшись из клиники, пациент вынужден переходить на устаревшие, грубые, зато дешёвые препараты. А ведь пациенты должны их принимать годами, если не пожизненно». Не стоит забывать и о том, что значительно увеличилась стоимость лекарств для психических больных. По словам профессора Цыганкова, современные препараты забирают 95% выделенных денег.

По новому штатному расписанию главные врачи ПНД стали с 1 июля всего лишь завотделениями. На условиях анонимности одна из таких в одночасье потерявших не только должность, но и самостоятельность главврачей сказала «Нашей Версии»: «Говорили, что главврачи много воруют, вот их и сократили». Реформы, по-видимому, во многом были связаны действительно с желанием сэкономить средства, прежде всего выделяемые на лекарства. Во всяком случае, теперь в диспансере никто официально не имеет права выписывать новые препараты. Это могут сделать (причём только коллегиально) врачи стационара. Получается, что организаторы здравоохранения, оберегая бюджетные ресурсы, тем самым поделили врачей на сведущих – тех, кто работает в стационаре, и «уценённых» – представителей амбулаторной помощи. Здравая изначально идея выравнивания доступности и качества медпомощи превратилась при воплощении в простую централизацию, которую уже многократно пытались внедрять в СССР.

По теме

Кроме того, кажущаяся экономия обернётся в результате ещё большими тратами. Теперь в Москве, чтобы назначить больному новое лекарство, его нужно сначала поместить в стационар. А это удорожит лечение в разы – достаточно посмотреть на цифры. Нормативы финансовых затрат на единицу объёма медицинской помощи в Москве сейчас таковы: на одно посещение в амбулаторно-поликлиническую организацию выделяется в среднем 580 рублей 69 копеек, на один пациенто-день пребывания в дневном стационаре – в среднем 515 рублей 17 копеек, а один койко-день пребывания в стационаре составляет 4037 рублей 90 копеек. Итого даже один день пребывания в стационаре для назначения препарата обойдётся казне в восемь раз дороже, чем посещение врача больным в ПНД!

«Нормативы финансовых затрат не до конца продуманы, – считает главный психиатр Москвы. – Нет обоснования медико-экономического, а есть просто «категории больниц». Странно, но государству дешевле всего обходятся дневные стационары – там меньше коек, и там психологи и психотерапевты попали под сокращение. Нормативы «госзаказа» завышены». Профессор Цыганков в качестве примера разумной организации психиатрического лечения привёл Голландию: там на территорию дают общую сумму ресурсов, открывают промежуточные центры нахождения больных на два-три дня, и только потом медики решают, нуждается ли он в амбулаторной помощи или помещать пациента в стационар. Главной должна стать амбулаторная помощь, но в России такого не происходит.

В отличие от ЕС у нас в стране пациентов по большей части стараются госпитализировать, причём надолго (46,6 на 100 тыс. населения). В среднем психические больные находятся в больнице более 77 дней, а больные психозами – 101 день. До четверти пациентов находятся в больнице больше года. Может быть, за такой срок их удаётся вылечить? Увы. , которых уже пытались излечить. Особенно часто возвращаются в больничные стены больные психозами – 26,4%, в том числе больные шизофренией. В 1995–2000 годах в среднем в Москве были госпитализированы 72 тыс. человек в год, повторно пришлось положить в больницу 17 тыс. человек в год. В 2006–2010 годах в среднем были госпитализированы в московские психиатрические стационары 65 тыс. человек в год, а повторно возвращались в больничные палаты 15 тыс. человек в год.

По словам психотерапевта ПНД № 18 Анжелики Степановой, большая проблема состоит и в том, что сегодня в столице нет ни одного реабилитационного отделения, близкого к месту жительства больного, практически уничтожена система трудовых мастерских, а система внедрения больных на обычные предприятия так и не появилась. Нужно законодательное разрешение открывать реабилитационные отделения в ПНД.

«Укрупнение служб проходит сложно, – подводит итог Любовь Виноградова. – Лучше лечат там, где коек не больше 300–500, иначе клиника превращается в фабрику, нет индивидуального подхода к больному. Несмотря на отчёты, меньше больных не становится, это всё «игры статистики». Убрав из советской системы психиатрии идеологию, мы выплеснули и её неплохую организацию. На мой взгляд, при современной коррупции уровень помощи в ПНД от всех реорганизаций только пострадает».

К перечисленным выше проблемам в Москве с 1 июля добавилась ещё одна. Столичными стали присоединённые территории Новомосковского и Троицкого административных округов, в которых проживают около 250 тыс. человек. В московскую систему здравоохранения теперь включены 10 муниципальных учреждений здравоохранения Московской области, а это значит, что при нынешнем уровне заболеваемости в ведение московских психиатров перейдут минимум 3,5 тыс. психических больных из «бывших областных». Однако для приёма больных с этих территорий пока определены только два кабинета. А ведь в психоневрологические диспансеры обращаются не только люди, страдающие заболеваниями. Страшно даже представить, что ожидает «новых москвичей» – здоровых людей, которым потребуется получить всё в том же ПНД, который теперь будет «задыхаться» от новых больных, к примеру, справку для приобретения оружия.

В Департаменте здравоохранения Москвы, правда, обещали, если будет совсем сложно, найти дополнительные ставки для врачей. Но на здравоохранение двух присоединённых к Москве территорий уже и так выделено до конца года 1 млрд 83 млн рублей. Для укрепления и развития материально-технической базы учреждений здравоохранения присоединяемой территории правительство Москвы в этом году предусмотрело 334,67 млн рублей, в том числе на развитие «Скорой помощи» – 119,67 млн рублей; на выполнение текущего ремонта по подготовке учреждений здравоохранения к зиме – около 25 млн рублей. Для присоединённых территорий Москва уже закупила новые машины «скорой помощи» для Московской станции скорой и неотложной медицинской помощи им. А.С. Пучкова, и в ночь на 1 июля 32 укомплектованные и оснащённые бригады «Скорой помощи» вышли на первое дежурство специально для новых территорий. Определён порядок экстренной и плановой госпитализации пациентов, страдающих нарушениями психики, с наркопроблемами и туберкулёзом. Но столичные ресурсы крайне ограниченны. К примеру, в Москве сейчас около 14 тыс. коек для психических больных. Обеспеченность койками составляет 12,47 на 10 тыс. населения, и в среднем на одну койку приходится 4 квадратных метра. А установленный норматив – 6 квадратных метров. И как в такой ситуации изыскать средства ещё и для помощи новым территориям – непонятно.

Опубликовано:
Отредактировано: 06.08.2012 15:16
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх