// // Чем на самом деле обернётся повышение тарифов

Чем на самом деле обернётся повышение тарифов

299

Дорогая моя страна

Фото: Сергей Тетерин
Фото: Сергей Тетерин
В разделе

Инфляционная пауза в России закончена – с 1 июля выросли тарифы, штрафы, цены. Пока граждане не успели почувствовать на себе новых реалий – первые платёжки с новыми расценками ЖКХ придут только в августе, да и сезон отпусков сказывается. Однако к осени «дегустация» будет проведена в полном объёме. Социологи предупреждают о возможности социального взрыва.

Уже сейчас понятно – инфляцию в запланированных рамках (5–6% к концу года) не удержать. Слишком многое подорожало и слишком сильно. Так, тарифы ЖКХ выросли вдвое больше предполагаемой инфляции – в среднем на 12%. Однако кроме тарифов выросли и акцизы на такие чувствительные для населения товары, как бензин, табак и алкоголь – хотя в начале года эти товары уже дорожали. Существенно, местами в разы, выросли штрафы за нарушение ПДД. При этом, по данным работных порталов, зарплаты последние полгода практически не растут. Что неудивительно: в промышленности самая настоящая стагнация, торговля тоже жалуется на спад продаж. Особенно тревожно уменьшение среднего чека в продуктовых магазинах – это значит, что население дошло до предела экономии и начало экономить на еде.

Между прочим, доля трат на еду в России и так уже составляет 29% бюджета домохозяйств. Для справки: в развитых странах эта доля составляет 10%, а 25% считается критическим рубежом, после которого семья начинает деградировать в социально-культурном смысле. А ведь это – «средняя температура по больнице». В небогатой провинции на еду, бывает, уходит всё, что не отдали за «коммуналку», проезд и водку. Теперь, когда тарифы и акцизы выросли, как говорится в старом анекдоте, это не папа будет меньше пить, а дети – меньше есть.

Про возможность ухудшения положения неблагополучных и малообеспеченных семей уже сказано. Социальные работники, педагоги и психологи бьют тревогу: в этих семьях могут нарастать конфликты. А значит, ещё больше страдать будут дети из этих семей, чаще будут случаться «бытовые» убийства и ранения. Но конфликты зреют за пределами семейных отношений. Когда одни могут себе позволить «парковку за 3 тыс. рублей» (как показал фоторейд, в первый же день действия новых штрафов любителей парковаться «вторым рядом» не убавилось – и это владельцы недешёвых машин), а другие не могут себе позволить лишний раз включить утюг, общество начинает стремительно расслаиваться. И первые линии разлома уже видны.

Например, журналисты в Кемерове заприметили в подъезде одной из многоэтажек объявление, в котором бдительные пенсионеры порицали затемно приходящих соседей и рекомендовали свет в подъезде по вечерам не включать. И это не курьёз. В России благодаря медленному росту среднего благосостояния, невысоким зарплатам основной массы интеллигенции и низкой мобильности населения из-за регистрационных барьеров в большей части жилого фонда наблюдается смешение социальных групп. Проще говоря, у нас не живут молодые с молодыми, богатые с богатыми, бедные с бедными, а этнические меньшинства с сородичами. В одном доме могут проживать и бедная пенсионерка – вдова генерала в «генеральской квартире», и разбогатевший приезжий, и опустившийся бывший конструктор, и чиновник средней руки, и менеджер среднего звена, еле тянущий ипотеку. У нас практически похоронена идея ТСЖ из-за того, что невозможно заставить платить столько, сколько нужно для содержания домо-владения всех жильцов. Теперь же конфликты из-за платежей за содержание мест общего пользования могут перерасти в настоящие домовые войны.

По теме

Но самой опасной (и самой, похоже, жестокой) может стать неприязнь граждан к власти. Увы, в общественном сознании уже сформировался образ чиновника-казнокрада и полицейского-мучителя. И нет большинству обывателей дела до того факта, что основная масса чиновников взяток не берёт, а зарплату получает меньше среднего; что большинство полицейских – небогатые, замотанные постоянными «усилениями» и озлобленные от несправедливых упрёков люди. Стереотип сложился – и каждое ухудшение жизни, каждое происшествие будут очередным подтверждением ему. Так что можно ожидать совершенно немотивированных взрывов буквально на пустом месте.

Можно даже подсчитать примерное время возможного взрыва. В августе граждане получат первые квитанции с новыми расценками ЖКХ. В сентябре выяснят, что расходы начали превышать доходы – после отпуска с деньгами, как правило, негусто, так что повышение тарифов окажется чувствительным. К тому же начнутся активные поездки на работу – и даст о себе знать рост цен на бензин и на общественный транспорт.

К октябрю закончится и период сезона свежих овощей – сразу подскочат расходы на еду. Кончится жара, и граждане, пробавлявшиеся пивом, пойдут в магазин за водкой – и выяснят, что на закуску уже точно не останется. Больше будет пьяных драк и скандалов (привет защитникам здорового образа жизни, голосовавшим за рост акцизов!), больше будет семейных скандалов, больше агрессии против тех, кто «во всём виноват», будет копиться в низах общества.

В ноябре начнётся сезонное обострение психических болезней и то, что психологи называют «осенней депрессией», связанной с недостатком солнечного света. Где-то в это время можно ожидать начала массовых социальных протестов. И они могут очень быстро политизироваться. Ведь именно в ноябрьские праздники националисты устраивают «Русский марш», а коммунисты выходят на митинг 7 ноября. К этому времени и протестная активность «креативного класса» начнёт разворачиваться, как и призывал координатор «Левого фронта» Сергей Удальцов, к социально-экономическим проблемам. Просто потому, что для части «сетевых хомячков» станет накладно оплачивать бензин, хорошие сигареты и приличный алкоголь. И можно не сомневаться – те, у кого «жемчуг мелок», найдут гораздо больше общего с теми, у кого «щи жидки», чем это может показаться на первый взгляд.

Между прочим, именно к ноябрю многие экономисты ожидают пика нового витка кризиса. Учитывая, что по окончании сезона отпусков цены на нефть традиционно идут вниз, можно спрогнозировать, что как раз к этому моменту Россия окажется в непростой экономической ситуации. И тогда может грянуть гром…

Анализируя ситуацию, невольно задаёшься вопросом – а стоило ли вообще так рисковать? О том, что подобное развитие событий возможно, предупреждали многие эксперты. Более того, если бы ситуация в еврозоне пошла по худшему варианту, мы бы уже сейчас оказались в разгаре кризиса и «рвануть» могло бы раньше. Так ради чего стоило огород городить?

То же ЖКХ – опять нам рассказывают про его крайнее обветшание. По данным Министерства регионального развития, износ коммуникаций в среднем по стране достиг 70%. По подсчётам замминистра регионального развития Анатолия Попова, Но позвольте, возражает депутат Госдумы Оксана Дмитриева, естественные монополии при этом вовсе не бедствуют. «С учётом того, что за предыдущие годы с 1992 года тарифы на коммунальные услуги выросли в 24 тыс. раз, а индекс инфляции за это же время составил 1 тыс., легко посчитать, что тарифы росли в 24 раза быстрее, чем цены. Поэтому у естественных монополий накоплен огромный запас по цене по отношению к издержкам», – поясняет она. И это правда. Достаточно сказать, что внутренние цены на газ почти в пять раз выше себестоимости и на треть выше оптовых цен на газ в США, которые, как известно, газ экспортируют. «Газпром» – мировой лидер по величине чистой прибыли, которая превысила триллион рублей, в этом году обещает своим акционерам рекордные дивиденды. «Энергию и воду Россия не импортирует, цены на энергоносители в последнее время не растут, откуда же тогда рост тарифов?» – удивляется аналитик группы «Развитие» Сергей Шандыбин.

А оттуда же, откуда у нас идёт подорожание бензина на фоне дешевеющей нефти. В конце июня розничные цены на бензин в США упали до самого низкого уровня за пять месяцев, поскольку с марта по июнь нефть марки Brent подешевела со 124 долларов за баррель на начало апреля 2012 года до 91 доллара на последние дни июня. В России, по данным Росстата, с середины марта по конец июня бензин подорожал в среднем на 2,2%. А в тот момент, когда Федеральная антимонопольная служба заинтересовалась этим феноменом, по какой-то роковой случайности установка каткрекинга Московского НПЗ вышла из строя. Уже объявлено, что это грозит дефицитом нефтепродуктов столице и области, а также ростом цен на бензин.

И этот пример прекрасно объясняет, почему власти рискнули допустить массовый рост цен в непростой социально-политической ситуации. Потому что в условиях ухудшающейся мировой конъюнктуры и реальной угрозы дефицита бюджета взять деньги можно либо с бизнеса, либо с населения. С бизнеса денег не возьмёшь: не зависимый от государства мелкий и средний бизнес либо еле дышит, либо в тени и коррумпировал местные власти. А остальной давно срощен с государством и прекрасно паразитирует на нём. Стоит, например, вспомнить, что все попытки передать в частные руки предприятия «бедного» ЖКХ провалились из-за сопротивления коммунальщиков. А единственная доведённая до конца реформа РАО «ЕЭС России» обернулась монополизмом множества «раек», аффилированных с государством не меньше прежнего. Государство оказалось бессильным перед всевластием монополий. И рискует за это заплатить по самой высокой цене.

Опубликовано:
Отредактировано: 11.07.2012 21:30
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх