// // Во всём мире теперь совсем другие семьи, но большинство наших граждан к европейским моделям общения не готовы

Во всём мире теперь совсем другие семьи, но большинство наших граждан к европейским моделям общения не готовы

19

Брачные игры людей

Во всём мире теперь совсем другие семьи, но большинство наших граждан к европейским моделям общения не готовы
В разделе

На пять браков в Москве — три развода. Большая часть разведённых людей не хочет снова вступать в брак. Значительная часть женщин добровольно предпочитают рожать детей в одиночку. Что же происходит — с этой проблемой решил разобраться обозреватель «Версии».

– Если человеку вовремя не объяснить, — считает известный философ и крупнейший российский сексолог Игорь Кон, — по каким принципам строится современная семья, он будет пользоваться устаревшими, нежизнеспособными моделями. Отношения с очередным партнёром зайдут в тупик. И человек снова, как и в предыдущие разы, переживёт катастрофу.

Одна из причин — впечатление, — продолжил мысль учёный, — что в России всё особенное. Это не так. Мы хотя и с опозданием, но повторяем путь Европы. Основная же европейская тенденция — демократизация, в том числе и семьи. Теперь не важно, в каком возрасте человек вступил в брак, был ли в браке раньше и сколько его новый брак продлится. Важно только — хорошо ли ему. Важно субъективное благополучие каждого семьянина, иначе говоря, счастье.

Проблема современной семьи заключается в резком изменении основ и качества отношений между мужчиной и женщиной. Относительно недавно, лет 70 назад, семьёй правили не люди, а экономические модели.

— Семья была необходима, чтобы выжить, — рассказала «Версии» ведущий специалист Института этнологии и антропологии РАН профессор Мария Котовская, — чтобы вести хозяйство, выполнять сексуально-эротическую функцию, рожать и воспитывать детей. В соответствии с задачами складывались традиции и нормы семейного общежития. Тот же домострой. В подавляющем большинстве случаев никто и не вспоминал об эмоциональной и духовной функциях брака.

В наши дни ситуация изменилась с точностью до наоборот. Человечество переехало в города и живёт окружённое относительным достатком и множеством автоматов вроде стиральной машины и электрической плиты. Хозяйство и быт не требуют разделения обязанностей. Секс и эротика гораздо разнообразнее вне брака. Нормы жизни и законодательство позволяют женщине одной родить и вырастить ребёнка. Учитывая, что рожают теперь одного-двух вместо 8—12 детей. По статистике, треть европейских женщин и пятая часть москвичек добровольно предпочитают рожать детей в одиночку, вне брака. В то же время две трети разведённых женщин с детьми отказываются от идеи повторного брака, чтобы у ребёнка не возникло конфликтов с отчимом.

Вместо экономических моделей семьёй теперь правят люди. Цель их объединения — эмоциональная и духовная гармония, то есть взаимное уважение, признание, поддержка, психологическая защита, совместный рост и духовное развитие. Ни тому ни другому россиян никто не обучал. Мы не умеем делать друг друга счастливыми и не умеем найти человека, рядом с которым возможно развиваться. Мы даже не умеем быть равными, потому что мужчины считают, что женщины им чего-то должны, а женщины ждут возвращения долга от мужчин. В итоге популярность семьи стремительно падает. Десять лет назад девушки говорили: «Все мои одноклассницы уже замужем!», теперь говорят: «Все мои одноклассницы уже развелись». Вместо того чтобы учиться основам современного, равного, как говорят учёные — эгалитарного брака, люди ностальгируют по прошлому. «Вот раньше, — говорят они, — были семьи, а теперь одна видимость».

По теме

Раньше в семьях жили гораздо хуже

Заблуждение связано с забывчивостью. Никто не помнит, как плохо жилось людям в патриархальном браке. К примеру, нормальными считались: «пьянство, битьё жён, детей и снохачество» (В. Розанов). Возьмём это последнее. Главой деревенской семьи был отец, он же патриарх, к 40 годам крепкий и сильный мужчина, обладающий полнотой власти. Жена же его, рожавшая почти каждый год, к 40 годам превращалась в старуху, больную и непривлекательную. Отец семейства, ещё полный сексуальной энергии, вступал в связь с жёнами своих сыновей, что и называлось снохачеством. Понятно, что в России множились убийства отцов сыновьями.

Патриархальная семья действительно редко распадалась. Но не от счастья и согласия. Разводы были запрещены. Собственно причин для развода вплоть до Октябрьской революции было только четыре: безвременная пропажа одного из супругов; лишение всех прав и состояний; возникшая до брака и скрытая бездетность одного из супругов или практически не имеющее прецедентов доказанное прелюбодеяние.

Дворяне, экономически растреноженные, редко соблюдали семейные заповеди. Достаточно было, что мужья и жёны появлялись вместе на людях. В остальное время измены, адюльтер, флирт и поездки к цыганам были нормой, не слишком афишировались и не слишком порицались. Больше того, привилегированные при дворе мужчины вступали в повторный брак при живой жене. Так, дед А.С. Пушкина О.А. Ганнибал произвёл отца Пушкина в повторном браке от «живой жены», и сам был произведён прадедом Пушкина А.П. Ганнибалом в точно такой же ситуации.

Ну а в крестьянских семьях царили грубость, пьянство, физическое насилие и моральное подавление одних членов семьи другими. О личном пространстве, за которое в своих книгах боролась московская феминистка Мария Арбатова, никто не подозревал. Вспомним слова Н.А. Бердяева: «Иерархически организованная, авторитарная семья в России собой ещё более истязает и калечит человеческую личность».

Женщины после войны стали авторитарны

Первое послабление пришло после 1917 года усилиями двух женщин — Инессы Арман и Александры Коллонтай. Россия одной из первых признала право женщины на образование и труд. Были разрешены разводы и аборты. Появилась реклама контрацептивных средств. Впервые (!) было введено понятие «осознанного материнства» — когда не высшие силы, но сама женщина может решать, хочет ли она детей и сколько. С женщин были сняты все имущественные и правовые ограничения в случае развода. Правда, коснулось просвещение в основном интеллигенции, и очень ненадолго. В 1937 году по результатам переписи население России оказалось на несколько миллионов человек меньше, чем незадолго до этого провозгласил Сталин. Организаторов переписи признали вредителями и сократили. Аборты и разводы снова запретили. Обучение в школах стало раздельным. Единственной формой взаимоотношения мужчин и женщин признали брак. Естественно, средняя семья получилась плохой. Нормой семейной жизни стали ссоры с криками, ожесточённая борьба за лидерство между супругами и изувеченные примером родителей дети.

Войны и сталинские лагеря сильно сократили мужскую часть населения. Женщины в одиночку работали и поднимали детей. В качестве защиты от непосильных обязанностей они в массе приобрели такую черту, как авторитарность. Дочери таких женщин перенимали авторитарность по наследству. Сыновья получались либо забитыми конформистами, либо отрицающими любую власть бунтарями. То есть женщины следующего поколения слишком многого ожидали от мужчин, а мужчины не могли соответствовать ожиданиям. Последствия этого психологического феномена актуальны сейчас — только четверть опрошенных молодых людей не прочь повторить модель семьи своих родителей.

Современной семье в России меньше полувека

Новая оттепель пришла в начале 60-х. Снова совместное обучение в школах. Разрешение абортов и разводов. Продажа контрацептивных средств. Начало 60-х можно считать рождением демократической семьи в России. А через 30 лет, в 90-м году, всё снова встало с ног на голову. Сменились ценности и приоритеты. Возникли новые доминанты. Семья опять начала с начала.

По теме

В итоге можно говорить о полном отсутствии института семьи в России в смысле устоявшихся традиций и норм брачного поведения. Чтобы понять, как важно наличие этих норм, рассмотрим опыт Великобритании. На острове проживают два этноса — англичане и шотландцы. Брачные традиции тех и других немного отличаются друг от друга. При этом сами шотландцы и англичане считают себя гражданами одной страны. Но разводов в смешанных парах англичан и шотландцев в четыре раза больше, чем в несмешанных. Причина — разные традиции распределения обязанностей в браке. Это при мощном развитии демократической семьи, где супруги равны, оба работают, оба ухаживают за детьми и не имеют почти никаких привилегий в зависимости от пола.

Домохозяйкой быть рискованно

Эгалитарная семья заменяет патриархальную во всём развитом мире. Главная цель объединения мужа и жены, как уже упоминалось, — психологический комфорт, совместные радости, постоянное развитие. При обязательном условии равного распределения власти, прав и обязанностей. Хорошая демократическая семья отличается от плохой семьи просто — это та, в которой супругам лучше вместе, чем было бы по одному.

Вместе с тем демократическая семья предъявляет супругам совершенно новые требования. Мужчина должен выполнять часть обязанностей, исторически считавшихся женскими, а женщина должна всю жизнь развиваться, работать и следить за собой, чтобы продолжать быть интересной мужчине. Как раз эта женская роль иногда входит в конфликт с политикой государства. У нас сейчас как в Америке около 50 лет назад, государство рекламирует образ домохозяйки. Не явно. Пытаясь таким образом частично решить проблему безработицы. Из рекламных роликов выглядывают всё новые ухоженные красавицы, счастливые якобы тем, что целиком посвятили себя семье. Неприятность не лежит на поверхности, но вскрывается через несколько лет. Современный мир очень быстрый и информационно перенасыщенный. Он влияет на людей, развивает и меняет их постоянно. А женщина, сидящая дома, застывает в развитии. Домохозяйка, как правило, через несколько лет становится неинтересна мужу. Тогда она концентрируется на воспитании детей и, как правило, отдавая им всю себя, слишком многого хочет взамен. Дети, спасаясь от непомерных ожиданий, освобождаются от авторитета матери и рано уходят из родительской семьи. А мать остаётся без смысла жизни, вроде как у разбитого корыта. Интересно, что в Японии, где сильны национальные традиции и семьи с одним кормильцем — норма, регистрируется максимальное количество самоубийств среди женщин среднего возраста. А именно домохозяек, не перенёсших синдрома опустевшего гнезда.

Мужчины берут отпуска по уходу за новорождённым

Меняющийся мир задаёт семьям новые требования, и наиболее адекватно отвечают на них скандинавские страны — Финляндия, Швеция, Норвегия, Дания и Исландия. Женщины получили там равные законодательные права ещё в 1919 году. (Для сравнения: во Франции избирательное право женщины получили только в 1945-м, равенство было закреплено в конституции в 1958-м, статус дееспособного лица женщина получила в 1965-м, а муж перестал законодательно считаться главой семьи в 1970 году.)

В 1974 году в Швеции мужчина получил право на отпуск по уходу за новорождённым, а с 1979 года оба родителя малолетних карапузов могут иметь сокращённый рабочий день.

И теперь в Швеции за грудничком ухаживает не мать, а один из супругов по выбору, обычно тот, кто меньше зарабатывает или собирается менять работу.

Однако, несмотря на все нововведения, институт семьи в Швеции не стабилизировался. Сегодня 40% шведок, то есть почти половина, предпочитают рожать детей вне зарегистрированного брака. Связано это с тем, что государство оказывает мощную поддержку матерям-одиночкам. Кроме солидного пособия выделяет социального работника, как правило, мужчину, для помощи по хозяйству и воссоздания мужской модели в воспитании ребёнка. Ситуация может показаться забавной, если знать, что шведский социальный папа принимает равное участие в решении вопроса — видеться ребёнку с биологическим отцом или нет.

По теме

Как не вспомнить профессора Александра Зюскинда, провозгласившего в начале 20-х годов в России «12 половых заповедей революционного пролетариата». Среди прочего женственность объявлялась проявлением буржуазности; брак — пережитком прошлого; воспитание детей — государственной функцией; а людям предлагалось сходиться по любви и расходиться, когда любовь закончится.

Две трети разведённых не собираются снова в брак

Бравада профессора оказалась пророческой. Эгалитарный брак имеет тенденцию к распаду. Современные люди вынуждены постоянно меняться — такой быстрый период истории попался им априори. А меняются люди по-разному. Разные свои свойства развивают и разные стараются искоренить. В итоге близкий вам сегодня человек через 10 лет становится чужим. Это нормально, но не соответствует мечте: жили счастливо и умерли в один день. Причём ладно мы со своими социалистическими перекосами, легкомысленностью и ранними браками. Но европейцы-то — люди серьёзные. Женятся и выходят замуж поздно. В районе 30—32 лет. Перед официальным браком 2—3 года живут в пробном, чтобы проверить соответствие друг другу и пройти «проверку на вшивость». Мужчины помогают женщинам по хозяйству и с детьми. Женщины работают на интересных работах. Перед регистрацией брака в качестве доказательства серьёзных намерений супруги заключают брачный контракт. А разводов меньше не становится — наоборот. Так, в Голландии в 1960 году распалась каждая четырнадцатая семья, а в 1985-м — каждая третья. В 1970 году каждая вторая семья распалась в Швеции и Америке, а в 1990 году и позже во всех крупных европейских городах распался каждый второй брак.

В Москве за 2004 год на 71 790 браков пришёлся 45 531 развод. И всё бы ничего, но две трети разведённых мужчин и женщин (почти вдвое больше, чем 10 лет назад) не собираются снова заводить семью. Разочаровались.

Против брака ополчились самые разные социальные явления. В частности, рост благосостояния, уменьшение детности и экономическая независимость супругов. Теперь женщины возвращаются на работу через 5—6 месяцев после родов. То есть могут обойтись без мужчины даже в этот уязвимый момент жизни. Состав средней семьи по России на 2004 год — 2,74 человека. То есть происходит дальнейшее сокращение экономической функции отца.

Наконец, всё больше женщин с детьми дошкольного возраста работают. Не из-за нужды, но чтобы продолжать идти в ногу со временем. Так, по Европе в целом в 1940 году работали 25% женщин с маленькими детьми, через 30 лет — 40%, а ещё через 20, в 1990 году, — 86% женщин с детьми.

В Москве сегодня четыре из пяти опрошенных молодых женщин без детей хотели бы работать после рождения ребёнка. Работать на интересной работе. Значит, конкурировать. Потому что на интересную работу всегда много желающих. Значит, постоянно стимулировать внутренний рост и тратить на это время и силы. А значит, строить систему ценностей определённым образом. Так, большинство современных молодых людей и девушек на первые места в своих приоритетах ставят успешность, карьерный рост и экономическую независимость.

Эмоциональная незрелость мешает молодым семьям

Кроме международных проблем семьи существуют отечественные. Например, ранние браки. В Европе в 19—22 года женятся только люди низших социальных прослоек. В Москве за последние пять лет средний возраст брачующихся подтянулся до 23—27 лет, но и ранних браков всё ещё много. Их подводный камень — в эмоциональной незрелости совсем молодых людей. То есть в неспособности воспринимать другого человека вместе с его недостатками, целиком. А как правило, и достоинства партнёра в юном возрасте воспринимаются искажённо. Лет до 22 человек склонен видеть в партнёре не отдельный самостоятельный космос, а сгусток собственных амбиций и пожеланий.

Телевидение часто муссирует такие моменты: например, хорошенькую блондиночку спрашивают, что вы хотите видеть в мужчине? Я хочу, отвечает нимфа, чтобы он был нежный, добрый и хорошо ко мне относился... Понятно, что брак с такой начинкой — продукт испорченный заранее. Эмоциональная незрелость должна пройти. Выбор супруга с учётом суммы всех его свойств и тенденций к развитию требует опыта.

— Недавно я наблюдала сценку, — рассказала Мария Котовская, — на лавочке сидела бабушка с внучкой. «Бабушка, — спросила внучка, — а я выйду замуж?» — «Конечно», — ответила бабушка. «А каким будет мой муж?» — «Твой муж будет самый лучший, самый добрый, самый нежный и самый богатый». Думаю, что у ребёнка после каждой такой беседы будет всё меньше шансов реализоваться в счастливом браке.

Шаги к свободе личности

— Сегодня, — резюмировал беседу Игорь Кон, — брак заключается по свободному выбору. Появление безвредных противозачаточных средств дало возможность регулировать рождаемость. Мужчины и женщины экономически независимы. Продолжительность жизни людей увеличилась. Связи с родственниками ослабли. Всё перечисленное — шаги к свободе личности. Они же создают новые проблемы. В частности, брак стал менее стабилен. В течение жизни у человека может быть 2—4 брака. Мои коллеги из Гамбурга только что закончили глобальные исследования семьи. По всей Германии они опрашивали семьи трёх поколений. Интересовались, как выглядит их жизнь.

В результате учёные пришли к выводу, что сейчас происходит семейная революция, ещё более радикальная, чем сексуальная революция 60-х. Семья не отмирает, а реорганизуется. Перед молодёжью остро стоит проблема одиночества, проблема коммуникаций. Проблема найти человека в этом сумасшедшем мобильном городском обществе, с которым можно жить, которому можно доверять.

Сравнивая три поколения, учёные выделили три отчётливые тенденции семейной жизни в развитии: всё более позднее вступление в брак, всё большее количество незарегистрированных браков и значительно меньшая стабильность в браке.

Изменилось понятие семьи: теперь это любая пара, в том числе однополая, с детьми. То есть потребность в домашнем очаге не исчезает, но критерии благополучия меняются.

Опубликовано:
Отредактировано: 12.11.2016 22:57
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх