// // Версия о виновности в аварии на «Нерпе» пьяного матроса чрезвычайно выгодна властям

Версия о виновности в аварии на «Нерпе» пьяного матроса чрезвычайно выгодна властям

341

Лох – это судьба

2
В разделе

8 ноября в Военно-морском флоте случилось очередное ЧП. Во время ходовых испытаний новейшей атомной подводной лодки «Нерпа» в Японском море погибли 20 человек – трое военнослужащих и 17 гражданских специалистов. На подлодке произошло несанкционированное включение системы пожаротушения ЛОХ (лодочная объёмная химическая), что и привело к гибели людей. Весть об аварии тут же облетела весь мир, а представители флота и военной промышленности в официальных комментариях принялись энергично прикрывать свою «корму». Газеты принялись изучать принципы работы лодочных систем пожаротушения, а эксперты – гадать, что же на самом деле произошло. Но главный вопрос – почему на полностью исправных кораблях гибнут хорошо подготовленные моряки? – остался без внимания.

8 ноября в Военно-морском флоте случилось очередное ЧП. Во время ходовых испытаний новейшей атомной подводной лодки «Нерпа» в Японском море погибли 20 человек – трое военнослужащих и 17 гражданских специалистов. На подлодке произошло несанкционированное включение системы пожаротушения ЛОХ (лодочная объёмная химическая), что и привело к гибели людей. Весть об аварии тут же облетела весь мир, а представители флота и военной промышленности в официальных комментариях принялись энергично прикрывать свою «корму». Мол, на момент выхода в море субмарина была полностью исправна, а моряки и гражданские специалисты были должным образом проинструктированы и обеспечены всеми средствами индивидуальной защиты на случай непредвиденных ситуаций. Газеты принялись изучать принципы работы лодочных систем пожаротушения, а эксперты – гадать, что же на самом деле произошло. Но главный вопрос – почему на полностью исправных кораблях гибнут хорошо подготовленные моряки? – остался без внимания. В природе этой флотской аномалии попробовал разобраться корреспондент «Нашей Версии».

...В отсеки подлодки был дан фреон 114 В2 (химическая формула – тетрафтордибромэтан). Кстати, сам по себе этот газ в небольших дозах неопасен для организма – он лишь оказывает наркотическое влияние на человека, а токсичным становится при воздействии огня, разлагаясь на фосген и окись углерода. Моряков погубило другое его свойство – фреон связывает и нейтрализует кислород, и в результате подводники задохнулись…

Впрочем, химические и анатомические детали произошедшего интересуют комиссию по расследованию причин аварии во вторую очередь. Почему, собственно, включилась система пожаротушения? Предварительный ответ на этот вопрос представители Следственного комитета при прокуратуре (СКП) озвучили в конце минувшей недели: судя по официальному заявлению СКП, систему несанкционированно включил матрос-контрактник. Смерть в отсеки, по словам следователей, он пустил из любопытства, а неадекватность его действий объясняется тем, что, по предварительным данным, в момент аварии её виновник находился в состоянии алкогольного опьянения. Ветераны и действующие подводники в такую версию не верят и считают, что матроса попросту решили назначить козлом отпущения. Ведь версия с техническими неполадками не выгодна ни руководству страны, ни флоту, ни промышленности.

По словам знакомых подводников, вопреки утверждениям ряда СМИ о хитрой автоматике с секретными шифрами и «десятками клапанов», включить систему пожаротушения в отсеке в режиме «на себя» чрезвычайно просто – надо лишь повернуть один-единственный манипулятор, после чего в отсек начинает подаваться фреон. Фактически никакой защиты от дурака в системе не предусмотрено, что, в общем-то, объяснимо: при пожаре времени для лишних операций обычно нет. Единственной защитой является проволочная пломба. Однако за всю историю отечественного подводного флота случаев, когда кто-то чисто из спортивного интереса или по злому умыслу включал на себя ЛОХ, ещё не было.

По теме

А вот ЧП, когда фреон подавался в отсеки из-за технических неисправностей, бывали. Один из самых серьёзных произошёл в 1976 году в Бискайском заливе на ракетной подводной лодке К-77. В подводном положении на лодке произошло возгорание в 5-м отсеке, и командир принял решение дать в отсек ЛОХ. Однако вместо 5-го фреон пошёл в 7-й отсек, где в тот момент находились 12 человек. Все они сразу потеряли сознание, двоих моряков спасти не удалось. Как выяснила позже комиссия, причиной аварии стало то, что рабочие ремонтного завода перепутали маркировку клапанов системы пожаротушения. Аналогичные «недоработки» судоремонтников были выявлены ещё на двух кораблях, вернувшихся из дока.

Последняя же крупная авария, произошедшая на флоте по вине промышленности, случилась в 1996 году во время испытаний тяжёлого атомного ракетного крейсера «Пётр Великий». Во время проверки работы главной энергетической установки в кормовом машинно-котельном отделении корабля под давлением сухого перегретого пара разорвало трубу. Находившиеся в отделении люди – трое матросов и два представителя «сдаточной» команды – сварились заживо буквально за несколько секунд. Как выяснится позже, деталь была сделана с грубыми отклонениями от заводской технологии: сварщики взяли первую попавшуюся под руки трубу, которая была изготовлена не из той марки стали, а её стенки были значительно тоньше, чем предусматривалось проектной документацией. Стоило командованию корабля поддать в море пара, как деталь лопнула. Как видно, у моряков есть весомые основания не верить предварительным выводам следствия.

На определённые выводы наталкивает и ситуация на Амурском судостроительном заводе, который строил «Нерпу». По словам его представителей, за последнее время финансирование заказа шло с серьёзными перебоями – фактически с 2004 года Министерство обороны прекратило оплачивать работы по заказу. Многие опытные кадры из-за задержек зарплаты были вынуждены уволиться с завода, а «сдаточную» команду пришлось несколько раз переукомплектовывать. За спасибо отказывались работать и контрагенты, в результате сроки поставки и наладки оборудования постоянно срывались. Что могли построить в такой ситуации корабелы? Что смогли, то и построили.

Впрочем, версию о неадекватном матросе отрицают не все – выходы кораблей в море с «промышленностью» на борту зачастую превращаются в довольно-таки экстремальные предприятия, и произойти на борту может всё, что угодно. «Такое ощущение, что у некоторых представителей промышленности после команды «корабль к бою и походу приготовить» в голове щёлкает тумблер, и они начинают пить, – рассказывает наш собеседник. – Бывает, что в пьянство втягивают и членов экипажа, несколько раз это чуть не заканчивалось серьёзными инцидентами».

Свидетелем такого инцидента несколько лет назад чуть было не стал автор этой заметки. Во время очередного этапа испытаний уже упомянутого выше крейсера «Пётр Великий» была запланирована стрельба зенитно-ракетным комплексом С-300 ФМ по ракете-мишени. На корабле на тот момент находилось около 70 представителей различных заводов и конструкторских бюро; многие из них к тому времени уже «отстрелялись» и отдыхали, причём весьма активно. Когда мишень была обнаружена и до пуска С-300 оставались считанные секунды, над Баренцевым морем через громкоговорители крейсера раздался страшный мат. Руководивший испытаниями адмирал в последний момент заметил с мостика делегацию одного из столичных НПО – москвичи решили сделать групповое фото на фоне крышек контейнеров зенитного комплекса, откуда вот-вот должны были стартовать ракеты. После адмиральской тирады представителей промышленности как ветром сдуло с ракетной палубы. Несмотря на то что обошлось без человеческих жертв, а цель была поражена, «мостик» ещё долго не мог прийти в себя...

Конечно, мы не берёмся судить о том, что происходило в тот злополучный день на борту подводной лодки «Нерпа», но, судя по всему, сегодня на испытаниях может действительно произойти всё, что угодно. Что же касается морального и профессионального облика многих моряков-контрактников, то, отвечая на этот вопрос, флотские офицеры используют в основном непечатные выражения. Так, например, по данным статистики, сегодня каждого третьего контрактника командирам приходится увольнять из армии и флота за алкоголизм и разгильдяйство. С матросами срочной службы таких глобальных проблем не возникало. Кстати, по злой иронии, соединение подводных лодок, в которое входит гвардейский экипаж «Нерпы», не так давно посетил президент Дмитрий Медведев. На встрече с подводниками Дмитрий Медведев заявил, что на флоте необходимо возобновить предварительное обучение контрактников…

По теме

Но очевидно, что за ЧП в Японском море придётся отвечать не только вышеупомянутому матросу, который, по словам следователей, уже полностью раскаялся и даёт признательные показания. «Почему подводники не сумели воспользоваться индивидуальными средствами защиты?» – второй по важности вопрос, который сегодня волнует следствие. Есть мнение, что члены сдаточной команды попросту не умели с ними обращаться, однако многие эксперты отрицают такую возможность. «Как бывший конструктор, скажу, что случайные люди в сдаточную команду попасть не могут, – рассказывает «Нашей Версии» помощник председателя Российского профсоюза работников судостроения Вячеслав Дуркин, – все они проходят медицинскую комиссию и необходимый инструктаж».

Впрочем, очевидцы аварии дают более простое и более логичное объяснение произошедшему: лодка была укомплектована неисправными портативными дыхательными аппаратами (ПДА). «Три аппарата, в которые я пробовал включиться, не сработали. Только четвёртый дал кислород», – расскажет позже журналистам один из участников трагических испытаний. Очевидцы также утверждают, что некоторых погибших находили с надетыми ПДА.

Вообще, если предварительные выводы Следственного комитета относительно вины «неадекватного» матроса и показания очевидцев о неисправных ПДА подтвердятся, то в трагедии на АПЛ «Нерпа» явно усматривается некий мистический момент. Во время аварии на лодке погибли два офицера – заместитель командира экипажа по воспитательной работе и начальник химической службы. Первый отвечает за «адекватность» личного состава, второй – за исправность средств индивидуальной защиты.

Хотя обстоятельства трагедии и без всяких странных совпадений с трудом поддаются пониманию, особенно для людей, далёких от нынешних флотских реалий. Почему на корабле стоимостью в сотни миллионов долларов не оказалось исправных «копеечных» дыхательных аппаратов? Почему на подводных лодках с ядерным реактором служат «неадекватные» матросы? Думается, ответы на эти вопросы мы вряд ли услышим.

«Опыт показывает, что любой инцидент – это цепь ошибок, начиная с того, что кто-то что-то неправильно спаял или сварил на заводе и заканчивая неправильной эксплуатацией, – рассказывает «Нашей Версии» научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий Андрей Фролов. – Я считаю, что самое плохое, что в этой ситуации может быть, это то, что никто не будет заинтересован узнать правду, как это было, например, после катастрофы «Комсомольца».

Но Достаточно лишь вспомнить эпопею с модернизацией тяжёлого авианесущего крейсера «Адмирал Горшков». Сроки сдачи крейсера индийской стороне постоянно откладываются, а счёт за работы уже чуть ли не вдвое превысил первоначально оговорённые суммы. Ранее Россия почти на год из-за проблем с программным обеспечением сорвала срок сдачи Дели тpёх фрегатов проекта 11356.

Интересно, что на прошлой неделе в ряде СМИ со ссылкой на «высокопоставленного представителя промышленности» появились сообщения о том, что «Нерпу» на самом деле никто Индии передавать не собирался. Военно-морское сообщество отнеслось к этим сообщениям с недоумением. То, что «Нерпа» строилась для передачи в аренду, было достоверно известно ещё несколько лет назад. Индийские моряки были частыми гостями на «экспортном заказе», а лодке по документам уже было присвоено имя Chakra. Об индийском предназначении говорит даже само наименование проекта – «971-и» (литера «и» означает «Индия»). Очевидно, что на этом фоне версия технических неполадок на борту ну очень нежелательна для российского ОПК, ведь терпение индийцев может когда-то и закончиться.

Версия с технической неполадкой на борту не выгодна и властям, которые в последнее время всё чаще любят поиграть военно-морскими мускулами. На фоне чуть ли не ежедневных телерепортажей о походе отряда боевых кораблей Северного флота в Венесуэлу и героической борьбе сторожевого корабля Балтийского флота «Неустрашимый» с сомалийскими пиратами разговоры о том, что даже новые российские корабли буквально дышат на ладан, согласитесь, крайне неуместны с пропагандистской точки зрения. Действительно, проще списать все проблемы на отдельного «неадекватного» матроса, а система в целом, мол, работает без сбоев…

Опубликовано:
Отредактировано: 17.11.2008 13:02
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх