Версия // Конфликт // Общежитие мигрантов в охранной зоне Ново-Иерусалимского монастыря пугает жителей Никулино

Общежитие мигрантов в охранной зоне Ново-Иерусалимского монастыря пугает жителей Никулино

2952

Искушение мигрантом. Часть 1

В разделе

Вот уже около года, как у жителей деревни Никулино и рабочего поселка Северный, расположенных в границах городского округа Истра Московской области, появились новые соседи – сотни мигрантов, поселившихся в основном на территории двух хостелов, находящихся в этих населенных пунктах. Местные жители утверждают, что соседство со временем становится всё более беспокойным. Разобраться в ситуации на место выехал корреспондент «Нашей Версии».

Корреспонденту удалось встретиться и пообщаться с местными жителями, присутствовать при их разговоре с местным участковым по громкой связи, а также побывать на месте расположения православных святынь и хостелов-общежитий.

Неуютное соседство

Знакомство с местностью началось с железнодорожной станции Новоиерусалимская. Одноэтажное светло-зелёное здание вокзала сочеталось с зелёными заборами привокзальной площади, зелёными ларьками и зелёной крышей автобусной остановки. Центральная двухэтажная часть вокзала возвышалась надо всеми зданиями в округе. После московских высоток небо казалось огромным и простиралось во все стороны до самого горизонта. До ансамбля Ново-Иерусалимского монастыря оказалось не более пяти минут езды на автомобиле. Не ускользнули от внимания чистота привокзальной площади, свежая разметка на дорогах и достаточно сложные развязки, регулируемые светофорами. Мы ехали в деревню Никулино, где нас ждали активисты из числа местных жителей.

Встречающих оказалось шесть человек: четыре женщины и двое мужчин. Люди не скрывали радости, вызванной приездом корреспондента из столицы. Надеялись на перемены, на то, что их выслушают. Первые несколько минут высказывались буквально наперебой. Случаев, когда мигранты так или иначе потревожили покой местных жителей, накопилось уже достаточно много. Наконец, посоветовавшись между собой, люди разделились на две группы. Те, кто был на автомобилях, решили подождать, пока основная часть обойдет окрестности пешком, не желая подъезжать близко к хостелу на своих машинах.

Первое, что решили показать активисты – сбитые замки на калитках некоторых участков. Дело в том, что с окончанием сезона около 30% домов в этих населенных пунктах пустеет, так как люди используют их только для летнего, дачного проживания. Со слов местных жителей, с отъездом хозяев таких участков активизировались постояльцы хостелов. Они на протяжении лета предлагали свои услуги владельцам дач и частных домов, а потому оказались осведомлены, где живут собственники, а где дачники, не хуже местных жителей. С другой стороны, они, прожив здесь год, прекрасно знают, что охрана безопасности и общественного порядка осуществляется силами одного полицейского – участкового инспектора. Возможно, именно поэтому со сменой сезона на покинутых участках стали замечать мигрантов, рассчитывающих найти материальные ценности или металл для сдачи. Замки на калитках не стали помехой.

Местные женщины попросили не называть их настоящих имён и фамилий, боясь мести со стороны мигрантов. Но в будние дни, по утрам и вечерам, когда мигранты уезжают и возвращаются с работы, женщины стараются не выходить на улицы. Часто, с их слов, можно увидеть картину, когда одна-две местных жительницы стоят на остановке в окружении полутора десятков мужчин-мигрантов (в основном, граждан Таджикистана), которые цоканьем, посвистыванием и причмокиванием пытаются привлечь к себе внимание либо выразить какие-то эмоции. Учитывая, что в хостелах живут в основном мужчины, в основном в возрасте до 40 лет, в основном вахтовым методом (по несколько месяцев), такое внимание вполне может некоторых и пугать.

По теме

Андрей (имя изменено), также один из местных жителей, жаловался, что постоялец хостела, расположенного неподалеку от его дома, увидев 15-летнюю дочь Андрея, прекратил телефонный разговор и начал демонстративно снимать на гаджет видео, как девочка проходит мимо. Другие жители утверждают, что такой случай не единичен, они озадачены и встревожены такими действиями.

Монастырские земли

Издревле на Руси люди стремились к святым православным местам, заселяли земли вокруг святых обителей, часто святость начиналась с одинокого монашеского скита или с нового Храма. В случае с Воскресенским Ново-Иерусалимским мужским монастырём всё начиналось иначе. Он был основан в 1656 году патриархом Никоном, по замыслу которого под Москвой должен был быть воссоздан комплекс святых мест Палестины. Пользуясь особым правом, полученным у царя Алексея Михайловича, патриарх приобрел для будущей монастырской территории бывшие земли боярина Василия Шереметева, князя Алексея Трубецкого, стольника Романа Боборыкина, а также земли деревни Редькино, принадлежащей дьяку Лукьяну Голосову.

Прежние географические наименования в этой местности были заменены на новые, взятые из евангельских текстов. Так появились холмы Сион, Фавор и Елеонский. Река Истра в этом месте была переименована в Иордан. До сих пор в зоны охраны объекта культурного наследия федерального значения, ансамбля Ново-Иерусалимского монастыря, входит территория площадью 848,6 гектара.

Охранная зона Новой Палестины создана для подержания композиционной связи с ансамблем монастыря природного ландшафта, а также для сохранения наиболее благоприятных точек визуального восприятия исторических построек. Кроме того, предполагалось, что это позволит сохранить сложившееся соотношение открытых и закрытых пространств, для обеспечения цельности восприятия ансамбля монастыря в его характерной среде, как написано в соответствующем Постановлении правительства Московской области.

Предполагается также регулирование застройки и хозяйственной деятельности на этих территориях: ограничивается высотность зданий, запрещены «архитектурные решения новых зданий, резко диссонансные по цвету и нарушающие масштаб сложившейся застройки – по размерам, пропорциям, параметрам, чрезмерно активному силуэту». Также запрещено создание предприятий, негативно влияющих на ансамбль монастыря, расширение территории садового товарищества «Истра», ведение хозяйственной деятельности, разрушающей характерную среду, и размещение вдоль дорог рекламных конструкций и сплошных оград.

То есть, духовная составляющая в этом месте должна доминировать, ничто не должно отвлекать прихожан и паломников от общения с Богом. Как же увязываются толпы мигрантов из Средней Азии, в большинстве мусульман, с православной святостью этих мест? Видимо, очень просто – путём посредничества со стороны семьи ныне покойного Валерия Дмитрикова, бывшего первого заместителя главы администрации Истринского района и бывшего первого заместителя генерального директора ЗАО «Международная строительно-промышленная Ассоциация «Моссиб», успевшего создать при жизни и несколько семейных предприятий.

Токсичный бизнес

Впрочем, к самому Валерию Сергеевичу претензий нет. Он остался в памяти жителей строителем. После его смерти бизнес перешел в руки вдовы и дочери. Позже, в конце февраля 2021 года, 75% одного из основных семейных предприятий – ООО Торговый дом «Асса» – перешло в руки Льва Логачева. Сейчас на участке, где расположен трёхэтажный хостел (здание, площадью около 650 кв.м.), с адресом: деревня Никулино, дом 81, зарегистрировано несколько предприятий:

По теме

  • ООО ТД «Асса», где 25% принадлежит Надежде Дмитриковой (вдова), а директор – Евгений Ромшин, основной вид деятельности – строительство жилых и нежилых зданий;
  • ООО «Савва М», где генеральный директор и владелица доли 50% Анна Дмитрикова (дочь), еще 50% - у Никиты Супонева, основной вид деятельности – розничная торговля;
  • ООО «Самсон», принадлежащее семье Дмитриковых, гендиректор Анна Дмитрикова (дочь), основной вид деятельности – розничная торговля;
  • и ООО «Капитал-Инвест», осуществляющее деятельность инвестиционных фондов, директор Денис Бардышев.

Какое из них предоставляет услуги хостела – не вполне понятно. И вряд ли законно. Во-первых, это изменило характерное течение жизни в данной местности, что уже противоречит упомянутому Постановлению областного правительства. Во-вторых, согласно данным публичной кадастровой карты, указанный участок, по документам, предназначен для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства «Истра». Среди действующих на сегодня юрлиц, по информации портала Rusprofile.Ru, такой организации нет. Анна Дмитрикова, которая является одновременно и депутатом городского округа Истра от КПРФ, вряд ли займется расследованием этого вопроса.

Наталья, многодетная мать, возмущается: «Мы не слышали, чтобы здесь планировалось строительство хостела, а тем более рабочего общежития. Мы, переезжая в Никулино, радовались, что будем жить вблизи храма, буквально в святых землях».

«Не важно, какой национальности и вероисповедания люди живут в хостелах, – поддерживает Ольга, местная жительница лет тридцати пяти, – главное, это вахтовики, которые живут в очень скверных условиях, с минимумом удобств. Это молодые мужчины, которые, извините, надолго оторваны от своих жён. Куда же делись их потребности? По вечерам страшно выходить на улицу. И ещё, подумайте, всё, на что мог быть рассчитан этот земельный участок – строительство жилого дома. Даже в многодетной семье это было бы максимум 10 человек, а тут 120! Ни водоснабжение, ни канализация не рассчитаны на такое количество проживающих. Куда идут стоки? Мусор выбрасывается к реке, которая у нас считается местным Иорданом. Там полно брошенных пакетов с бытовым мусором. Откуда они взялись? Ниже по течению расположен монастырь, прихожане и монахи пьют эту воду как святую».

Близко подойти к дому-хостелу женщины не захотели. Основная дорога к нему проходит через территорию бывшего строительного предприятия, ворота там обычно закрыты. Хостел – это трёхэтажный коттедж, который стоит в чистом поле, ничем не огорожен. По обычной дороге к нему без резиновых сапог не добраться. А выделенный участок, площадью в 4 гектара, простирается до самой Истры, при желании, тут и тысячу человек можно поселить, если продолжить начатое.

Чтобы никто не заподозрил собственников земельного участка, пустивших к себе хостел, в нецелевом использовании земель, там содержат небольшое стадо коров и коней. Это, по мнению местных жителей, только усугубляет ситуацию, поскольку официальных пастбищ в этой местности нет. Зато часто соседи обнаруживают животных на своих участках. Был случай, одну корову местные жители вытаскивали из строительной ямы, куда она упала, и где пролежала более суток, никем не разыскиваемая. За скотиной тоже ухаживают мигранты. Похоже, они за год успели полюбить тихие православные места. Может быть, местные власти рассматривают их как потенциальных христиан?

Продолжение следует.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 23.11.2021 09:00
Комментарии 0
Наверх