// // Кто хочет рассорить Москву с Тегераном?

Кто хочет рассорить Москву с Тегераном?

569

Первым делом – самолёты?

Первым делом – самолёты?
Версии читателей
Проголосовало: 21 человек
Версии экспертов

Странной эквилибристикой занималась на прошлой неделе отечественная либеральная пресса – пыталась представить, что Москва и Тегеран разругались на почве российского военного присутствия в Иране. Всё началось с заявления Министерства обороны России о том, что отечественные самолёты дальней авиации Ту-22М3 и фронтовые бомбардировщики Су-34 использовали 3-ю тактическую авиабазу ВВС Ирана Хамадан как «аэродром базирования», совершив групповой вылет для авиационного удара по объектам боевиков в Сирии.

И начались инсинуации. То ли министр обороны Ирана Хосейн Дехган возмутился невоздержанностью представителя российского оборонного ведомства, то ли это возмущение ему приписали – здесь, в России. Либеральные издания списывали друг у друга «цитату»: «Решение рассказать без согласования с Ираном в средствах массовой информации об использовании базы было продиктовано желанием покрасоваться. Русским хочется показать, что они – супердержава и влиятельная страна, что они активно себя ведут в сфере безопасности и в этом регионе, и в мире. За разглашением этой информации видится неуважительное отношение». Но была ли хоть толика правды в этой цитате?

Дошло до того, что 20 иранских законодателей во главе с Махмудом Садеги направили в президиум парламента запрос разъяснить ситуацию с использованием ВКС России авиабазы Шахид Ноже в Хамадане, спикер исламского консультативного совета Али Лариджани ответил: «Полёты не приостановлены». «Иран и Россия являются союзниками в борьбе с терроризмом», а авиабаза в Хамадане «никому не предоставлена на постоянной основе», но российские лётчики, как прежде, могут её использовать. Выходит, скандал был высосан из пальца – или откуда там их высасывают либеральные борзописцы?

Хамадан, древняя столица Дария I, стал одной из опорных точек на сирийском маршруте ВВС России ещё в 2015 году. Российские самолёты, от транспортников и танкеров до боевых машин, приземлялись на авиабазе близ города уже прошлой осенью. Тогда российские самолёты при необходимости осуществляли там дозаправку и далее перелетали на сирийскую базу Хмеймим. По данным агентства Al-Masdar News, это соглашение позволило сократить расстояние полёта российских самолётов до Сирии на 60%, что существенно снизило расходы на горючее. Любопытно, что действия ВВС России с авиабазы Хамадан стали первым использованием территории Ирана войсками иностранного государства с момента вывода из страны войск антигитлеровской коалиции в 1946 году.

В боях в Сирии активно участвуют шиитские группировки из разных стран, финансируемые Тегераном и в значительной степени контролируемые им: ливанская «Хезболла», формирования, состоящие из иракских и афганских шиитов. Хотя именно Москва и Тегеран считаются главными зарубежными союзниками Дамаска, их сотрудничество в военной сфере до сих пор явно не афишировалось. Представитель Госдепартамента США заявил, что использование Россией иранского аэродрома «печально, но не неожиданно», а госсекретарь Джон Керри в беседе с главой МИД РФ Сергеем Лавровым поделился своей «обеспокоенностью». В Госдепе преду­предили, что изучат вопрос «в контексте нарушения резолюции Совбеза ООН 2231, связанной с решением иранской ядерной проблемы».

Председатель комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич назвал причиной инцидента «обоюдное недопонимание». Однако пресс-секретарь МИД Ирана заявил, что использование Россией иранской авиабазы в Хамадане «пока прекращено». То, что российские военные ушли из Хамадана, подтвердил посол РФ в Тегеране Леван Джагарян. При этом он дал понять, что они в будущем ещё могут вернуться. Так что же происходит на самом деле? Перед нами действительно лишь простое недопонимание или же здесь кроются более серьёзные разногласия между Москвой и Тегераном?

Версия 1

Проблема возникла по вине российских военных, обнародовавших до срока секретную информацию

Всего лишь за день до своего резкого интервью тот же Хосейн Дехган на брифинге для иранских СМИ объяснял мотивы, которыми руководствовался Иран, предоставляя базу для российской авиации. Он добавил, что получено одобрение Высшим советом национальной безопасности страны, и заверил представителей СМИ, что российские самолёты будут взлетать с авиабазы в Хамадане «столько, сколько понадобится». Так что ж изменилось? Всё дело в формулировках. По косвенной информации, российские военные хотели использовать авиабазу не только как аэродром, но и как полноценный военный объект с размещением там соответствующих арсеналов. В то же время по конституции Ирана предоставлять территорию страны для иностранных военных независимо от цели не позволено. В ходе всех этих переговоров преждевременное обнародование планов российской стороной было похоже на поведение слона в посудной лавке.

Идёт спор между различными ветвями власти, кто имеет право принимать ключевые решения в стране. Решение о допущении российской авиации было принято Высшим советом национальной безопасности, а по конституции этот вопрос должен решать парламент. На попытку депутатов поднять этот вопрос военные ответили довольно резко, что это не их дело. В стране идёт напряжённая внутренняя борьба: на май 2017 года намечены президентские выборы.

Версия 2

Проблему создал Иран, поглядывающий на запад

Эксперт Московского центра Карнеги Алексей Малашенко ещё ранее предрекал, что базу в Хамадане для российской дальней авиации могут в любой момент закрыть: «Ситуация, когда Москва претендует на некую глобальную роль, используя сотрудничество с Тегераном как площадку реализации своих амбиций, явно не устраивает иранское руководство. Иран не желает быть младшим партнёром Москвы и даёт понять, что готов быть лишь на равных с нею. При этом в новой многовекторной политике Ирана, с которого сняли санкции, приоритетом становятся отношения с Западом, а не с Россией». Так же считает и старший научный сотрудник центра изучения Ближнего Востока Института востоковедения РАН Лана Раванди-Фадаи: «Администрация президента Барака Обамы сделала многое, чтобы улучшить отношения с Ираном, и немало в этом преуспела».

Можно предположить, что в Кремле сильно переоценили своё значение в глазах иранцев, предполагая, что если у Ирана плохие отношения с США и их союзниками, то он вынужден держаться России. Но это не в традиции иранцев. Они всегда вели себя достаточно независимо. А за последние годы стали относиться к России и с подозрением. Причём винить за это Кремль должен сам себя. Речь о памятной истории с контрактом на поставку в Иран пяти российских зенитно-ракетных комплексов С-300. Он был подписан в 2005 году, когда экс-президент США Джордж Буш объявил Иран своим врагом номер один в мире и всё грозился напасть на эту страну. Год за годом шёл, а российские С-300 так и не поставлялись, хотя, по косвенной информации, иранская сторона уже оплатила аванс по контракту. Иран подал в Международный арбитражный суд иск против РФ на сумму в 4,2 млрд долларов. Глава парламентского комитета по национальной безопасности Ирана Алаеддин Боруджерди отмечал: «Русские открыли новую главу по невыполнению обещаний, если они не выполнят контракт, это станет негативным пятном в двусторонних отношениях». Французская газета L’Express писала тогда, что Израиль за этот отказ согласился продать свои беспилотники России по льготной цене. Лишь в 2015 году, когда Иран уже вышел из опалы, тормоз был снят и С-300 наконец-то были доставлены заказчику. Но ведь дорога ложка к обеду…

Версия 3

Кремль с Тегераном пытались рассорить антироссийские силы

Спикер парламента Ирана Али Лариджани заявил, что российские ВКС продолжают использовать иранскую авиабазу Хамадан: «Полёты не приостановлены, и Иран продолжает сотрудничество с Россией в борьбе с терроризмом». В том же духе выступил и секретарь Совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани: «Для борьбы с терроризмом в Сирии Иран готов предоставить в распоряжение России весь свой военно-производственный потенциал и военные объекты. Это сотрудничество носит стратегический характер».

Директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов считает: «Иран, который ведёт сложную игру, не хотел бы выглядеть сателлитом России. Этим и вызвано решение Тегерана, которое выглядит неожиданным только на первый взгляд. С военной точки зрения потеря возможности использовать авиабазу Хамадан, даже если она случится, не будет иметь критического значения для России, так как у неё есть достаточно альтернативных вариантов для нанесения ударов в Сирии. Со стороны же Тегерана – это символический жест». Так считает и профессор Сажин: «Думаю, на развитие российско-иранских отношений это серьёзно не повлияет».

Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх