// // Кто платит за картины Айвазовского, Поленова и Шишкина миллионы долларов

Кто платит за картины Айвазовского, Поленова и Шишкина миллионы долларов

52

Купить по-русски

Кто платит за картины Айвазовского, Поленова и Шишкина миллионы долларов
В разделе

19 мая в Лондоне прошли «русские дни» Sotheby`s. Настоящим хитом аукциона стали пять полотен Петра Кончаловского, а также картина Константина Коровина «Гурзуф летом». А 3 июня в «Гелосе» состоялся аукцион сезона, посвящённый живописи и нумизматике. Одним из представленных лотов была картина Петра Кончаловского «Летний пейзаж», начальная цена которой составляла 450 тыс. рублей, а рыночная стоимость, по оценкам экспертов, доходила до 800 тыс. рублей.

Но торги остановились на отметке 700 тыс. рублей, и лот был снят с продажи.

И тем не менее в последние годы спрос на русскую живопись растёт. Два самых известных аукционных дома — Sotheby’s и Christie’s — проводят даже дни «русских продаж». Кстати, на русских торгах Sotheby’s за последние пять лет доходы аукционного дома возросли в семь раз — с $2 млн. в 1999 году до $14 млн. в 2003-м. И число желающих приобрести работы русских художников не убывает. Более того, как заявляют специалисты, спрос превосходит предложение. Наибольшей популярностью пользуются полотна Ивана Айвазовского, Василия Поленова, Константина Коровина, Ивана Шишкина, то есть картины художников конца XIX — начала XX века.

Среди русских живописцев самые дорогие — Кандинский и Шагал

Как рассказывает Олег Стецюра, президент аукционного дома «Гелос»: «Именно эти художники раньше были явно недооценены. Зато в последние два года цены на них выросли вдвое, что беспрецедентно для мирового рынка. Но это почти предельная планка цен на них. Так что для работ этих художников, которые всё ещё находятся в частных коллекциях, но могут быть выставлены на рынок, сейчас самое время. Их можно выгодно продать. Если говорить конкретно о картинах Айвазовского, то цены на него с 1990-го по 2004 год выросли почти в 10 раз. А если говорить о предметах искусства в целом, то их ежегодный рост на 20—25% в год практически гарантирован. Ставки по вкладам в банки колеблются от 8% до 12%. Поэтому получается, что вкладывать в искусство выгодно. Предметы антиквариата уже давно стали одним из инструментов финансовых вложений. И это нормально. И кстати, раз люди стали покупать картины, антиквариат, это говорит о том, что они готовы жить в России».

Покупателями русской живописи являются исключительно наши соотечественники. Иностранцы Айвазовским и Коровиным не интересуются. Иное дело авангардисты: Кандинский и Шагал. Кстати, среди русских живописцев их полотна самые дорогие.

В принципе закономерность покупки нашей живописи нашими же соотечественниками понятна: национальное искусство всегда в первую очередь ценится в той стране, к которой оно принадлежит. Так было всегда: только государство вставало на ноги, появлялись кредитоспособные граждане, которые начинали интересоваться культурой и предметами искусства своей державы. Поэтому независимо от того, в какой стране находится тот или иной предмет русского искусства, русский будет готов заплатить за него гораздо больше, чем покупатель из какого-либо другого государства. Это некая формула, которая движет на данный момент рынком. Что касается контингента покупателей, то в 90-х это были так называемые новые русские. Хотя они и не разбирались в живописи, но покупали её.

Крупные коллекционеры часто открывают свои личные музеи

Сегодня ситуация совершенно другая. Покупатели произведений искусства — это коллекционеры и просто богатые люди, интересующиеся картинами и антиквариатом. У последних, как правило, есть собственные консультанты, которые и помогают сделать выбор.

По теме

Олег Стецюра делит покупателей на четыре «ценовые» группы: «Первая — в диапазоне $1 тысячи. Это мелкие дилеры и люди, которые хотят сделать «недорогой подарок» состоятельному человеку. Вторая группа — с платёжеспособностью до $10 тысяч. За такие деньги можно купить недорогие ювелирные изделия Фаберже, Гарднера, Попова и художников предвоенной поры. Третья группа покупает предметы искусства до $100 тысяч. На первый план здесь выходят произведения живописи, на второй — фарфор, бронза и другие предметы декоративно-прикладного искусства. Среди авторов начинают мелькать фамилии известных русских художников: того же Айвазовского, Левитана, Шишкина, Врубеля. Речь, конечно, идёт не о музейных полотнах. Например, покупатель элитного жилья не прочь украсить личный кабинет не очень известным портретом знаменитого мастера. Такую работу можно купить за $20—30 тысяч. И наконец, четвёртая группа — очень богатые люди. Это монументальная живопись музейного значения, произведения, знакомые многим по школьной программе. Например, «Чёрный квадрат» Малевича был куплен как раз на нашем аукционе в 2000 году за $1,4 млн. и передан в дар Русскому музею».

Среди крупных коллекционеров — Михаил Фридман, президент «Тройки Диалог» Рубен Варданян, президент Plaza Gruppa Умар Джабраилов, управляющий директор по производству и технологиям холдинговой компании «ТНК-БП» Виктор Вексельберг, генеральный директор сети парфюмерных центров «Арбат Престиж» Владимир Некрасов и многие другие. Говорят, каждый крупный предприниматель сегодня имеет нечто вроде домашнего музея. Идея открыть частный музей есть у бизнесмена Владимира Некрасова. Он уже собрал достаточно внушительную коллекцию — более 7 тыс. картин. Среди них одно полотно Малевича и «Влюблённые в розовом» Шагала. Коллекционер в ближайшее время планирует выставить всё это в музее «Арбат Престижа», который г-н Некрасов намерен открыть в дореволюционном особняке площадью в 48 тыс. квадратных футов, расположенном, кстати, в одном из запущенных промышленных районов Москвы.

Картина Шишкина была снята с торгов

Повышенный спрос на известные полотна имеет, однако, и обратную сторону. Всё чаще возникают сомнения в подлинности многих произведений «русского искусства».

Последний скандал произошёл буквально на днях на аукционе в Минске, который проводил антикварно-аукционный дом Paragis. На торгах была выставлена картина без названия Марка Шагала. Уже когда полотно было куплено за $650 тыс., внучка живописца Мерет Мейер-Грабер заявила, что картину рисовал не её дед. Правда, устроители аукциона настаивают на подлинности картины и утверждают, что она прошла многочисленные экспертизы. Теперь покупателю придётся провести свою экспертизу, чтобы удостовериться в подлинности приобретённого произведения. И такие случаи не редкость. Самый большой скандал произошёл в мае прошлого года на аукционе Sotheby`s, когда была снята с торгов картина Шишкина «Пейзаж с ручьём», которая могла принести владельцу, по мнению оценщиков, до 700 тыс. фунтов стерлингов. В последний момент выяснилось, что это был тщательно подкорректированный пейзаж художника Маринуса Куккука (Голландия), реальная стоимость которого составляла всего 1% запрашиваемой цены.

Единственный способ избежать подделок — пользоваться услугами консультанта

Говорят, что в Европе не хватает экспертов по российскому искусству: из пяти работ, проходящих экспертизу, одна обязательно оказывается фальшивой. Возможно, это происходит потому, что рынок российского искусства растёт слишком быстро. 10 лет назад общая сумма от продаж его предметов составляла всего около 500 тыс. фунтов. А сейчас одно полотно, продающееся на аукционах, стоит в три раза больше. Соответственно появилось огромное количество подделок. Самые распространённые — под Шагала, Айвазовского, Шишкина и Коровина. Как рассказали нам в аукционном доме «Гелос», у них, к примеру, есть собственные эксперты, соответственно проблем с тем, чтобы предмет искусства оказался фальшивым, не бывает.

С другой стороны, отмечают специалисты, грамотнее в последнее время стали не только продавцы, но и покупатели: они не рискуют приобретать вещи, подлинность которых не подтверждена. «Единственный способ избежать подделок — внимательно проверять документы на предметы и пользоваться услугами консультанта», — говорят нам в «Гелосе».

Антиквариат коллекционного уровня всегда продаётся с сертификатом — экспертным заключением специалистов. К тому же все салоны, антикварные галереи и аукционные дома обязаны иметь консультантов. Но при этом новичкам на рынке искусства всё же не стоит появляться на аукционах без собственного консультанта. Иначе они могут понести серьёзные потери. Где найти эксперта? В крупных торговых структурах, специализирующихся на продаже предметов искусства, например. А в роли собственно консультанта могут выступить и дилеры, которые имеют большой опыт работы с вещами и, как правило, определённую специализацию. Так что осталось найти $2—3 млн., нанять парочку-другую консультантов — и welcome в мир аукционов! Можно будет посетить не только расположенный в Москве «Гелос», но и съездить на аукционы Sotheby’s и Christie’s.

Опубликовано:
Отредактировано: 07.11.2016 22:15
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх