// // Легенда русского рока группа «ЧАЙФ» отмечает юбилей

Легенда русского рока группа «ЧАЙФ» отмечает юбилей

42

20 оранжевых лет

Легенда русского рока группа «ЧАЙФ» отмечает юбилей
В разделе

«ААААААААААААфигеть!!!!!!!!!! Ура ура ура!!!!!!! Я просто торчу!!!! Спасибо братцы!!!! Только в Штутгарте концерт не отменяйте, ладно?

Не оставляйте Штутгарт белым пятном на культурной карте Германии!!! Не дай мне повод!!!!!!

ААААААААААААААфигенно» — это сообщение с форума одного из немецких сайтов. Дело в том, что недавно Германию с гастролями посетила российская группа «ЧАЙФ», отмечающая в этом году 20-й день рождения.

В год творческого юбилея Владимир Шахрин, фронтмен группы, как никогда, бодр, свеж и оптимистичен. О том, что произошло за эти 20 лет и что планируется в год юбилея группы, Владимир рассказал в интервью «Версии»:

— Год складывается очень гармонично и вообще соответствует тому, что мы натворили за эти 20 лет. Мы выпустили альбом Greatest Hits, который мы очень давно не выпускали. К нам как-то само собой приклеилось почётное звание «народная группа», и, чтобы оправдать это звание, мы взяли и решили записать наши лучшие песни с ансамблем народных инструментов. На диске «Изумрудные хиты» представлены песни группы «ЧАЙФ» за 20 лет, сделанные совместно с ансамблем народных инструментов «Изумруд». Работа получилась очень интересной, все песни мы записывали специально в студии. Поэтому по названию этот диск — Greatest Hits, а по сути — новый альбом.

— А как вас в Германию занесло?

— Сейчас у нас проходит юбилейный тур.

В его рамках мы и отправились в Германию, проехали 3 тыс. километров и выступили в пяти городах — Берлине, Гамбурге, Кёльне, Штутгарте и Франкфурте-на-Майне. Собирали, кстати, очень приличные залы. Публика там очень позитивная — радуются как дети, поют все песни от начала до конца. И после концерта подходят, говорят, мол, что видели всё — и Metallica, и U2, и AC/DС, и Gans N'Roses, но вы всё равно круче! Понятно, что это не по каким-то объективным меркам, а по субъективным ощущениям. Но, похоже, люди и вправду получили удовольствия больше, чем на каких-то пафосных концертах.

— А как же Россия? Когда ближайшие концерты?

— Сейчас у нас как раз концерты в средней полосе России. Сегодня мы едем в Смоленск, потом в Сибирь — Красноярск, Томск, Новосибирск. 10 июля на денёк заглянем в столицу, где дадим концерт в СДК МАИ. И вот так у нас расписано всё лето. Ближе к осени будет большой юбилейный концерт в Питере и, конечно же, в Екатеринбурге. Надеюсь, в родном городе получится выступить аккурат 29 сентября — в день нашего официального юбилея. Концертов скорее всего будет два, потому что в один всё не уместить. Два дня и две разные программы.

— С датой 29 сентября связано какое-то конкретное событие?

— С Володькой Бегуновым (нынешний гитарист «ЧАЙФа». — Прим. авт.) мы вместе играем года эдак с 76-го, а группа как таковая начала собираться годах в 1982—1983-м. Но мы считаем, что есть смысл связывать наше рождение с первым выходом на сцену под оригинальным названием. Первый концерт группы с названием «ЧАЙФ» состоялся 29 сентября в ДК МЖК города Свердловска. Крошечный зальчик, публика — все наши друзья и знакомые. Конечно же, билеты на него мы не продавали — концерт был подпольный, для своих. У меня даже сохранилась запись этого концерта: мы были абсолютно не похожи ни на одну из свердловских групп того времени. И я до сих пор считаю, что это был и остаётся самый верный способ обратить на себя внимание. Года три назад это подтвердила группа «Пятниzzа». Точно так же прославился «Мумий Тролль».

По теме

— А что же подтолкнуло вас к созданию группы?

— Судьбоносной стала встреча с Вадиком Кукушкиным, человеком, который придумал название «ЧАЙФ» (это слово означает напиток, который мы заваривали через кофеварку «Бодрость», засыпая туда чайную заварку). На сцене Вадик никогда не появлялся, зато всегда присутствовал на репетициях: то в панк-трубу дудел, то стихи всякие забавные сочинял — эдакий Маяковский тех времён в жёлтой кофточке. С Олегом Решетниковым я познакомился в электричке, где напел ему практически весь только что вышедший альбом «Треугольник» «Аквариума». А потом показал и песни собственного сочинения. Так вот Вадик с Олегом и увлекли меня проектом создания собственной группы. Я ещё позвал своего школьного друга Бегунова... А если честно, то идея создать группу родилась из банального желания нравиться девчонкам. Играть в ансамбле в те времена считалось очень круто. И в 15 лет я часто злоупотреблял тем, что заманивал девушек домой безотказно действующей фразой: «Хочешь электрогитару посмотреть?».

— В каком составе выступал «ЧАЙФ» на своём первом концерте в 1985 году?

— Шахрин — Бегунов — Решетников, то есть состав группы был очень странный — гитара, ещё гитара и перкуссия. Ритм-секции как таковой не было. Это позже, когда у нас появились первые предложения о гастролях, мы ощутили острую необходимость в бас-гитаре. Так в группе появился Антон Нифантьев и началась полноценная творческая карьера. А когда мы в первый раз сходили на концерты «Кино» и Майка Науменко в 1984 году, я точно понял, что рок-н-ролл на русском языке очень даже может быть. Те концерты словно открыли для меня некий код, и песни из моей головы пошли словно из рога изобилия. Так что большинство моих ранних песен было создано под явным влиянием Майка и Цоя.

— Из первого состава группы до 20-летия «дожили» только вы и Владимир Бегунов. Текучка большая была?

— По сравнению с другими рок-коллективами у нас её вообще практически не было. Первым скитальческую жизнь рок-н-ролльщика бросил Решетников. В 1986 году Олег заявил, что он человек семейный, ездить никуда не хочет и что его утомляют все эти поездки, поезда и прочее. В то время мы действительно жили где попало, ездили на третьих полках плацкартных вагонов... На смену Олегу пришёл один из лучших барабанщиков Свердловска Володя Назимов — до нас он играл в группе «Урфин Джюс». Таким составом в ДК фабрики «Урал-обувь» мы записали альбомы «Дерьмонтин» и «Дулю с маком». В начале 1988 года Назимова пригласили в «Наутилус Помпилиус». Уходя, он привёл себе замену — Игоря Злобина. А в 1989 году у нас появился первый настоящий продюсер — Костя Ханкалаев. Он предложил нам утяжелить звук и взять ещё одного гитариста. Им стал Паша Устюгов. Так «ЧАЙФ» превратился в эдакую хард-рок-группу. Мне это не нравилось. На мой взгляд, музыка «ЧАЙФа» должна была быть более прозрачная, лёгкая, более светлая. Из-за этих разногласий группа фактически развалилась на части.

— И что же вас вновь объединило?

— Как ни странно, проблемы экологии. В конце 1989 года я поговорил с Бегуновым и с Антоном Нифантьевым, пригласил своего старого армейского друга Валеру Северина в качестве барабанщика, и мы начали играть таким составом. Именно тогда и родилась идея тура под названием «Рок чистой воды». И этот тур по Волге в 1990 году — когда теплоход с музыкантами, экологами, учёными проехал по всей Волге, давая концерты, пикетируя заводы и фабрики, загрязняющие окружающую среду, — был для всех в новинку. Мы выходили на площади в городах, которые никогда не видели, и играли концерты. «ЧАЙФ», «Аукцыон», «Телевизор», молодые группы из приволжских городов. Не знаю, как насчёт окружающей среды, а восстановлению «ЧАЙФа» «Рок чистой воды» очень помог.

— Одно время в песнях «ЧАЙФа» были слышны звуки скрипки...

— Володя Желтовских играл с нами на альте. Это вообще был очень лиричный период, «период Вовочек», как мы его называли, поскольку в составе группы было четыре Вовы! Кстати, это время совпало с первым большим заграничным туром по Италии. Девушки-итальянки влюблялись в скрипача-Володю десятками. Больше того, во время фестивалей в любви Володе признавались и Юра Шевчук, и Гарик Сукачёв. В общем, со скрипкой «ЧАЙФ» выступал недолго: Володя заболел нешуточной звёздной болезнью. А последнее изменение в составе группы произошло в 1995 году. Антон Нифантьев решил создать свою собственную группу и на одну из репетиций я пригласил ему на замену Славу Двинина. На первой же репетиции Слава поразил нас потрясающим знанием репертуара: он играл практически все песни группы. На мой немой вопрос «Как?» он мне показал пачку нот с партиями бас-гитары всех песен «ЧАЙФа» (200 штук!) и сказал, что всегда знал, что рано или поздно будет играть с нами. Это всех нас сразило наповал.

По теме

— Ваши концерты отличаются прекрасным звуком, вы знаете какой-то секрет?

— Секрет нашего звучания в отсутствии лишних звуков. Многие музыканты, чтобы улучшить звук, пытаются к нему добавить разнообразные аранжировки. Я же считаю, что это ошибочный путь. Мы, наоборот, убираем всё, без чего можно обойтись. И в музыке появляется воздух, дыхание.

— А использованием фонограммы когда-нибудь грешили?

— Нет. Она может использоваться, только когда записывается какая-то телепередача и люди в курсе происходящего: ты не продавал на это мероприятие билеты, и это не концерт. Такая практика существует во всём мире.

И тем не менее я считаю, что если есть техническая возможность играть живьём, то лучше играть живьём. Вообще всё, что касается концертов, — это, безусловно, должна быть живая музыка. Почему люди до сих пор ходят в Консерваторию слушать Чайковского, Баха — ведь они эту музыку могут послушать и дома на диске. Живая музыка — это особое удовольствие.

— Почему же наши артисты так часто грешат использованием «фанеры»?

— Сейчас в студии из каждого можно сделать хорошего певца — выровнять вокальные партии, убрать всю лажу, и в компьютере по ноточке всё склеить. И только сцена способна показать, насколько ты владеешь певческим ремеслом. Я своими ушами слышал в Екатеринбурге интервью, в котором Наташу Королёву после концерта спросили: а почему у вас концерт под фонограмму? На что она ответила: так у меня ещё и завтра и послезавтра концерт — я что, тут должна голос срывать? Эта логика чудовищна. Если ты не можешь петь три концерта подряд — тогда не ставь их в график. Я не могу отработать 30 концертов в месяц, поэтому мы играем 8—10. Но это полновесные 2-часовые концерты. Это тяжело, голос иногда есть, иногда нет. Но именно за это я получаю свои деньги. А не за то, что я два года назад записал пластинку и сейчас с этой фонограммой езжу.

— Большинство музыкантов из провинции со временем обосновываются в Москве. Вы же не изменяете родному Екатеринбургу...

— А зачем нам переезжать? В Москве у нас продюсер группы Дмитрий Гройсман и пресс-атташе Марина Залогина. Этого вполне достаточно. Кроме того, вот я смотрю, как действует на провинциальных музыкантов столичная жизнь — и мне это совсем не нравится. С головушкой у всех беда случается — видимо, в кремлёвские звёзды вмонтировано какое-то психотропное оружие. Поэтому мы живём в естественной среде обитания, и нас это вполне устраивает.

— Да и песни там, наверное, пишутся лучше... Как у вас происходит этот процесс?

— На заданные темы я не пишу.

То есть у меня не стоит в плане написать песню о Москве — о колоколах. Или написать песню про Олимпийского мишку. Я не профессиональный музыкант. На заданные темы могут писать только люди, профессионально владеющие этим ремеслом. У меня всё рождается само собой.

— Свою лучшую песню уже написали?

— Трудно сказать. Вчера, к примеру, мы записывали одну из новых песен с хором мальчиков, с очень трогательными простыми словами... Даже у меня самого при её прослушивании слёзы наворачиваются. Она называется «Белая птица». Не знаю, будет ли она оказывать такое же влияние на людей, но у меня она сейчас самая любимая.

— А свой хит-парад песен «ЧАЙФа» можете составить?

— Я люблю «Завяжи мне глаза», «Матаня», очень правильная песня «Время не ждёт», безусловно, «Cемнадцать лет» и «Оранжевое настроение» — мы их пели сотни раз, но они всё равно мне очень нравятся. А ещё есть такая песня «Давай просто уйдём» — я, кстати, только сейчас понял, о чём она. У меня вообще часто бывает: напишу песню, и только лет через пять до меня доходит её истинный смысл. Ещё одна из любимых песен — «Чёрные дыры». Когда мы её писали, я думал, что она будет одной из главных песен альбома. А публика её практически не заметила. Здесь ещё играет роль тот факт, что когда был винил и кассеты, люди слушали альбомы от начала до конца. А сейчас с появлением компакт-дисков народ просто включает себе те треки, которые были раскручены на радио и остальное слушает очень редко. Я не знаю, как это можно перебороть, ведь большинство альбомов, как правило, составляют цельную концепцию.

— 20 лет в музыке — солидный стаж. Желание расслабиться не появилось?

— Группа в отличной форме, и тот альбом, который мы сейчас записываем, на мой взгляд, будет нашим самым сильным альбомом. Это очень хорошее ощущение, когда ты сам веришь в собственный потенциал. Альбом не вымученный, никакие контракты нас ни к чему не принуждают. Нам просто самим хочется работать. Да и статус у группы сейчас такой, что никому ничего уже не надо доказывать.

— А кто из коллег-музыкантов уже успел поздравить с юбилеем?

— Очень многие. Начиная с наших свердловских друзей — «Смысловых галлюцинаций», «Агаты Кристи», команды КВН «Уральские пельмени» и заканчивая «Текилой джаз», Гариком Сукачёвым, Серёгой Галаниным, Борей Гребенщиковым, Андреем Макаревичем, Женей Маргулисом, «Мумий Троллем»... Всех не перечислить. У меня такое ощущение, что к нам хорошо относятся и люди, и музыканты. Я понимаю, что некоторые нас считают такими простыми парнями с рабочей окраины, но при этом очень уважительно к этому относятся.

— Вы, как бывший пограничник, свой профессиональный праздник 28 мая отмечали? В фонтанах в Екатеринбурге купались?

— Отмечал, но не в фонтане, а в самолёте. Мы как раз пересекали границу с Германией, и это было очень символично. Командир корабля нам специально сообщил, когда мы будем пролетать над границей. Ну, как водится, крепко за это дело выпили. А на земле, в аэропорту, поздравили всех пограничников. «Вот сразу видно, что пограничники, — сказали они нам, — а то все идут — и хоть бы кто-нибудь поздравил».

— А когда возвращаетесь домой с гастролей, чем обычно занимаетесь?

— Отдыхаю: книжки читаю, смотрю кино, провожу время с семьёй — становлюсь обычным домашним человеком. Это моё хобби.

Опубликовано:
Отредактировано: 28.10.2016 23:55
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх