// // Кому Михаил Прохоров продал «Уралкалий» и причем здесь Александр Лукашенко

Кому Михаил Прохоров продал «Уралкалий» и причем здесь Александр Лукашенко

2489

Батька весь в калии

Фото: http://www.uralkali.com/
Фото: http://www.uralkali.com/
В разделе

Миллиардер и владелец группы «Онексим» Михаил Прохоров больше не является собственником акций крупнейшего в мире производителя калийных удобрений «Уралкалий». Долю бизнесмена купил малоизвестный предприниматель, близкий к владельцу «Уралхима» Дмитрию Мазепину. Но, похоже, настоящий выгодоприобретатель в этой сделке хорошо известен всему миру.

Значит это кому-нибудь ой как нужно

Михаил Прохоров все-таки продал долю в «Уралкалии», как и предполагали журналисты.

Официальный представитель «Онексима» Андрей Беляк, комментируя новость, не уточняет, за какую сумму был продан 20-процентный пакет, и хватит ли вырученных денег на то, чтобы выкупить акции у Сбербанка (принадлежавшие «Онексиму» акции «Уралкалия» находятся в залоге).

Зато был раскрыт покупатель – это структуры, близкие к «Уралхиму» миллиардера Дмитрия Мазепина. Более того, назван конкретный человек, что для подобных сделок, вообще-то, редкость. «Структуры, близкие к Мазепину» - это, как стало известно, компании белорусского предпринимателя Дмитрия Лобяка.

С белорусским бизнесменом Дмитрием Лобяком Мазепин когда-то учился в Минском суворовском училище. Слова «белорусский» и «минский» здесь ключевые и, похоже, в так называемой «калийной войне» теперь уж точно определился победитель. Имя его угадать несложно – это белорусский президент Александр Лукашенко.

Чтобы понять, что именно произошло, стоит заглянуть в историю российского и белорусского бизнеса. Мирный, докризисный 2013-й год. Два крупных мировых производителя калийных удобрений – российский «Уралкалий» и белорусский «Беларуськалий», давние партнеры, вместе продающие на Запад свой высокомаржинальный товар. Все вроде бы довольны друг другом. Особенно, конечно, Белоруссия, потому что продажа калия – один из немногих валютных ручейков, текущих в страну на задворках Восточной Европы, руководимой «последним европейским диктатором». И вдруг российская сторона разрывает партнерство.

Белорусская буча

Спусковым крючком стало интервью гендиректора «Уралкалия» Владислава Баумгертнера. Он заявил, что компания начинает демпинговать и выходит из альянса с «Беларуськалием». Вслед за этим акции «Уралкалия» летят в пропасть, худея на четверть от своей цены. Лихорадит и мировой рынок калия, ведь российская компания ведущий в мире производитель. В общей сложности калийные гиганты планеты теряют 20 миллиардов долларов. Но особенно злит происходящее белорусов, которые лишаются возможности продавать свой продукт на мировом рынке и теряют экспортные поступления.

По теме

А затем начинается детективная история. Владислав Баумгертнер летит в Минск на переговоры с белорусскими коллегами. Причем летит не по собственной воле, а по личной просьбе премьер-министра Дмитрия Медведева. Но вместо того, чтобы «разрулить ситуацию», эффективный менеджер попадает в белорусское СИЗО. Принимают его после неудачных переговоров прямо в аэропорту сотрудники КГБ. Вскоре главу «Уралкалия» переводят под домашний арест. Но лишь к концу года один из самых высокооплачиваемых российских менеджеров попадает домой. Этому предшествовали долгие переговоры с Минском, пикантность которым придавали публичные высказывания белорусского президента Лукашенко.

Послал, продал, купил, продал

Батька наговорил много. То он заявлял, что не нужен Белоруссии «Ни Баум ни Гертнер», то цитировал знаменитое «вор должен сидеть в тюрьме». Досталось и на тот момент основному владельцу «Уралкалия» Сулейману Керимову, который, по словам белорусского президента сначала его «послал», а потом попросил прощения. Кстати, ходили слухи, что Сулейман Керимов стал для Лукашенко личным врагом. И именно смена акционера была основным условием Минска для примирения в калийной войне. В итоге Керимов продал свой актив, Баумгертнера вернули в Москву, а основными владельцами калийной компании стали Михаил Прохоров и Дмитрий Мазепин. Суммы сделок не разглашались. Однако пакет Прохорова в 27% 3 года назад оценили в 5 миллиардов долларов.

Почем Прохоров сейчас продал свои акции неизвестно. Если исходить из прошлой оценки, то доля бизнесмена (он избавился от оставшихся у него 20%) стоит в районе 4 миллиардов долларов. СМИ со ссылкой на источники сообщили привычное уклончивое «продал с существенной премией к рынку». Что это за премия можно лишь догадываться. Потому что рыночная цена прохоровского пакета всего полтора миллиарда долларов. Так что есть подозрения, что Михаил Дмитриевич отдал свою долю с дисконтом: судя по всему, сделка все же уложилась в $1,7 млрд. По крайней мере вечером 8 июля 20% акций «Уралкалия» на Московской бирже стоили как раз $1,66 млрд (по курсу ЦБ – 106,6 млрд рублей).

Тем более что после обысков и сообщений, что бизнесмен распродает свои российские активы, можно предположить, что продавал срочно, а значит дешево.

Это наш калий и мы его продаем

То, что в «Уралкалии» вскоре что-то произойдет – чувствовалось в воздухе. Взять хотя бы поведение Александра Лукашенко. На два года белорусский лидер словно бы забыл об этой теме, которую он раньше так яро комментировал. Осенью 2015-го он упомянул: акционеры «Уралкалия» хотят, чтобы их взяли обратно в партнерство с Минском. А этим летом снова заговорил. Оказывается, российские акционеры каждый месяц просили батьку о встрече, а он делать это не торопится, не батьковское, видимо, дело. А просили о встрече, естественно, ради того, чтобы Александр Григорьевич волею своей возродил российско-белорусский калийный альянс.

Похоже, сейчас это время пришло. Вообще Александру Лукашенко изначально не нравились претенденты на покупку «Уралкалия», что Владимир Коган, который в итоге не купил пакет, что Михаил Прохоров, 3 года продержавший акции в своем портфеле. «Я Прохорова, Когана вообще не знаю, даже не представляю, чем они занимаются», - говорил Александр Лукашенко перед продажей «Уралкалия». Совсем другое дело Дмитрий Мазепин. Родился в Белоруссии, там же учился в Суворовском училище, занимался в Минске финансовым бизнесом. Более того, российские СМИ писали, что Александр Лукашенко хранит нажитое непосильным трудом на Кипре, а управляют его капиталами, якобы, российские бизнесмены. И попутно журналисты упоминали имя Дмитрия Мазепина.

Что касается нового владельца акций «Уралкалия» (если кто уже забыл, то это некий Дмитрий Лобяк, однокашник Мазепина), то о нем известно не так много. Ему, в частности, принадлежит компания «Юрас Ойл» – официальный дилер российского «Уралхима» в Минске. В Белоруссии «Юрас Ойл» осуществляет оптовые поставки химической продукции на Гомельский химический завод, предприятия «Гродно-Азот», «Нафтан», «Полимер», а также обеспечивает потребности «Белорусского нефтяного торгового дома».

В общем, для Лукашенко он может быть что-то вроде «друг моих друзей». А значит, в белорусскую казну, вероятно, снова потечет бурный финансовый ручей, который сам Александр Лукашенко оценивал в полтора миллиарда долларов. Сумма для Белоруссии, да и не только для нее - громадная. Прохорова в круге интересантов больше нет. И как сказала героиня романа Пелевина: «Зато есть баблос. И он теперь весь наш».

Кстати

Последуют ли за продажей акций «Уралкалия» новые сделки? И какой из активов «Онексима» будет снят с баланса следующим? Группа компаний по-прежнему владеет медиа-холдингом РБК и журналом «Сноб», а также (с разной долей участия) компаниями UC Rusal, ОПИН, «Квадра», «Согласие», банками «Ренессанс капитал», «Ренессанс кредит» и МФК.

Информацию о том, что ОНЭКСИМ якобы готовится к продаже своей доли в МФК, в банке уже успели опровергнуть.

Опубликовано:
Отредактировано: 12.07.2016 00:31
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх