// // Как герои книги засудили автора

Как герои книги засудили автора

486

Дописаться до иска

Фото: lori.ru
Фото: lori.ru
В разделе

В Калининградской области осудили местную писательницу Светлану Викарий. Поводом для судебного разбирательства стала её повесть «Вот моя деревня», в которой она описала жизнь и быт обитателей своего родного посёлка Калужского. Земляки возмутились тем, какими писательница изобразила их на страницах книги. В результате появился иск об ущемлении чести и достоинства. Значит ли это, что теперь литераторам, изображающим современность, придётся писать с оглядкой?

Повесть «Вот моя деревня» появилась на сайте «Проза.ру» в конце 2012 года и поначалу не привлекла особого внимания ни читателей, ни критиков. Да и то – мало ли любителей сегодня вдруг обнаруживают в себе литературный талант, решая переквалифицироваться из читателей в писатели. Правда, саму Светлану Викарий к графоманам всё же отнести нельзя: профессиональный журналист с дипломом Литературного института, она всю жизнь проработала в прессе, долгое время жила за границей, а несколько лет назад осела в Калужском, желая наконец отдохнуть от скитаний.

Однако тяга к творчеству взяла своё. Чем натужно выдумывать сюжет, Викарий огляделась вокруг и взяла за основу будущей книги окружающую её действительность. Так родилась повесть.

Неизвестно, как там в реальности, но в литературном отображении действительность оказалась безрадостной. Сельские мужики пьют и лодырничают, женщины страдают от неудовлетворённости, стареют и тоже пьют. Не от хорошей жизни, а от безработицы и безденежья. Хорошим способом поправить дела, по версии автора повести, они считают кредиты (которые нечем отдавать), очередную беременность (можно потом помухлевать с материнским капиталом) или взятие из детдома сироты (будет идти пособие).

Имена соседей Викарий изменила, некоторых прототипов вообще можно узнать только по схожим эпизодам в судьбе. Однако же деревня есть деревня. Естественно, что, узнав себя в алкашах и распутницах, земляки возмутились. Для начала писательнице надавали тумаков, а затем пошли в суд. Зря Викарий апеллировала к традициям деревенской прозы, Шукшину и Распутину. Рассмотрев иск о защите чести и достоинства, он в итоге встал на сторону поселян, понудив автора книги выплатить каждому истцу по 10 тыс. рублей. Саму повесть также удалили из свободного доступа в Сети.

Калининградский прецедент уже вызвал волнение среди литераторов. Конечно, мало кто сегодня занимается описанием деревенского быта, где, как ни крути, далеко не всё гладко, тем более описывает конкретно своих земляков. Так что иска о защите чести и достоинства в принципе можно избежать. А как быть с деловой репутацией? К примеру, если описать работу отдела полиции, где начальник берёт взятки, его зам «крышует» проституток, а пэпээсники трясут на улицах гастарбайтеров – это ж тоже вроде как и есть в жизни, но читать неприятно. А если не полиция, а администрация? А если, вообще страшно сказать, Администрация? Не засудят ли? С блогерами такое уже случалось, а между интернет-дневником и литературным произведением разница в два шага.

Справедливости ради надо сказать, что конфликты между прототипами литературных героев и писателями уже случались. В 2003 году французский писатель Пьер Журд опубликовал роман «Глухое место», в котором – один в один, как Викарий – описал нравы жителей своей деревни. Книгу, в которой, по мнению автора, царили «алкоголь, зима, дерьмо и одиночество», критика встретила с восторгом. А вот французские крестьяне, как оказалось, мало отличаются характером от российских: несмотря на принесённые извинения, Журда подкараулили и со вкусом побили.

Позже похожая история произошла с норвежской писательницей Осне Сейерстад. Приехав в Афганистан, едва избавившийся от власти талибов, и поселившись в местной семье, разрешившей ей всё смотреть и записывать, она затем красочно отобразила жизнь афганцев в своей повести «Книготорговец из Кабула». Увы, итоговый труд пришёлся не по нраву прототипам персонажей. В результате норвежский суд постановил, что Сейерстад должна выплатить афганским истцам примерно 20 тыс. долларов за слишком подробное описание их жизни.

Так что всё-таки прав был великий классик Гюстав Флобер, изрёкший однажды, что главным достоинством писателя является знание того, о чём писать не нужно. Современность доказала, что изречение это осталось истинным и по сей день.

Опубликовано:
Отредактировано: 17.03.2014 14:17
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх