// // Известный политтехнолог предрекает оппозиции успех на выборах 2008 года

Известный политтехнолог предрекает оппозиции успех на выборах 2008 года

98

Станислав Белковский:В России нет политиков уровня Тимошенко

Известный политтехнолог предрекает оппозиции успех на выборах 2008 года
В разделе

Станислав Белковский — один из самых «раскрученных» российских политологов и политтехнологов. При этом в отличие от большинства коллег он известен своей откровенностью и прямотой. Непонятно только, чьи интересы отстаивает Белковский: его имя постоянно связывают с противоположными политическими группами — с Березовским, с «кремлёвскими силовиками», Ходорковским, с Рогозиным. Сам Станислав Александрович уже давно говорит о необходимости кардинальных преобразований российской власти, а с недавних пор — и о принятии новой Конституции. Недавно его Институт национальной стратегии даже представил обществу свой проект Основного закона нашей страны. Каким видит его Станислав Белковский, а также кому, по его мнению, предстоит проводить в жизнь эти постулаты после выборов 2008 года, мы постарались выяснить в этому интервью.

– Станислав Александрович, зачем вообще нужна новая Конституция и в чём причина того, что ваш проект представлен именно сейчас?

— Я намерен инициировать дискуссию оппозиционных сил по созданию новой Конституции, которая займёт год — с октября 2005-го по октябрь 2006 года. Итоговый текст, который будет сформирован к этому моменту, не обязательно будет в точности совпадать с нашим проектом, но основные идеи останутся.

— Попутно вы планируете создать какую-то новую партию?

— Это будет коалиция лидеров, которые в состоянии действовать независимо от Кремля и идти до конца в реализации этих идей. Пока список этих лидеров мне неясен, но я бы хотел видеть в нём Рогозина и Ходорковского.

— А Глазьев, Зюганов, Мельников, Харитонов?

— Надо понимать, что это политики прежнего поколения, которые психологически в очень большой степени завязаны на Кремль. Им трудно действовать, не получив там согласования.

— Вы имеете в виду, что Зюганов и Харитонов получают согласие на свои действия в Кремле или что им просто трудно действовать в пику власти?

— Конечно, второе. Я не говорю, что они получают визу в Кремле на каждый свой шаг, но это политики системные: им сложно представить себя реально пришедшими к власти. Их вполне устраивает ниша лидеров оппозиции, которые не столько претендуют на власть, сколько критикуют её. В своё время я предложил такой шутливый слоган для КПРФ: «Мы обязательно придём к власти, если в Кремле нам выпишут туда пропуск». Мне кажется, что этот слоган чётко отражает психологию нынешних руководителей Компартии.

— А у Глазьева психология — как у Рогозина и Ходорковского или как у Зюганова с Харитоновым?

— Я считаю, что Глазьев ближе к Рогозину и Ходорковскому, но пик его политической карьеры позади. Впрочем, Глазьев — очень талантливый человек, и как один из лидеров будущей коалиции он рассматривается.

— Способен ли Рогозин стать общенациональным лидером или всё-таки надо искать какого-то другого?

— У него есть такой потенциал, но будет ли он реализован, об этом можно говорить не раньше, чем через год.

— Зачем вы так откровенно называете среди лидеров Ходорковского? Ведь очевидно, что его невозможно избрать президентом и что партия во главе с ним никогда не получит значительную поддержку. Ведь противников у экс-олигарха всегда будет больше, чем сторонников...

— Новейшая история знает массу примеров обратного. Я не вижу Ходорковского президентом, но я не согласен, что он не может получить значительной поддержки. На следующих выборах успех будет сопутствовать политикам, говорящим чистую правду и независимым от Кремля. Таких пока немного, каждый из них будет на вес золота. Ну а на примере Украины мы видим, что олигархи очень быстро превращаются в политиков. Тимошенко, безусловно, с самого начала воспринималась как олигарх: её антирейтинг два-три года назад был исключительно высок, а сейчас она вполне может победить на выборах. По моему прогнозу, в марте 2006 года Тимошенко получит 23—25%, блок Януковича и Витренко — 13—14, партия Ющенко — 10—11, социалисты Мороза — 7—8, а коммунисты — 4—5%. То есть Тимошенко плюс ещё одна партия будут формировать правительство.

По теме

— Вы считаете, что Ходорковский сможет повторить успех украинской «железной леди»?

— Я сопоставляю его с Тимошенко, но ещё не знаю, сможет ли Ходорковский воспользоваться этим потенциалом. Он стал политиком во многом благодаря обстоятельствам, в которых оказался. Думаю, достаточно будет года, чтобы понять, перспективен Ходорковский или нет.

— Неужели вы когда-нибудь слышали от Ходорковского твёрдые высказывания, которые народ способен воспринять и поддержать?

— Последние полтора месяца я их слышу: его последние статьи и интервью, его заявление о выдвижении в депутаты... Уверен, если бы Ходорковского зарегистрировали, он бы обязательно победил.

— А способен ли Дмитрий Рогозин пойти во власть в одном списке с Ходорковским?

— Они не будут в одном списке, такая задача не стоит. Речь идёт о широкой политической коалиции, базирующейся на единых принципах. Совершенно необязательно, чтобы политики представляли одну и ту же идеологию и шли единым списком. Я вижу Ходорковского в качестве лидера левого либерального сегмента, объединяющего интеллигенцию и людей социал-демократических взглядов.

— А видите ли вы в одном списке, скажем, Ходорковского, Явлинского и Хакамаду?

— По-моему, они вполне могут объединиться на думских выборах. А на президентских выборах, когда Путин уйдёт от власти, Кремль не сможет выдвинуть кандидата, который хотя бы на 50% был бы таким же ярким, как кандидат от оппозиции.

— И у кого же есть шансы стать таким кандидатом?

— Пока есть фигура Рогозина, но это далеко не единственный вариант. Вообще, контуры предвыборного оппозиционного объединения будут видны к октябрю 2006 года.

— Вас, как политтехнолога, несколько лет назад связывали с Березовским, называли лучшим другом Доренко. Потом в связи с вашим докладом «Государство и олигархия» вас называли идеологом «дела ЮКОСа» и другом «кремлёвских силовиков», а теперь вы выдвигаете Ходорковского в лидеры оппозиции...

— Я действительно сотрудничал с Березовским в 1997—2000 годах, мы с Доренко были друзьями. Публичная моя деятельность началась весной 2003 года, причём не по моей инициативе: это ЮКОС начал кампанию по моей дискредитации, из-за чего моя фигура и получила широкую известность.

Я выступил с докладом «Государство и олигархия». Я помню, что огромное количество кремлёвских и некремлёвских политологов обрушились на меня с жесточайшей критикой: они кричали, что гонений никаких на ЮКОС не будет, что Ходорковский никогда не окажется за решёткой, а, наоборот, в отставку будут отправлены его противники. Однако никакой причинно-следственной связи между моим докладом и делом ЮКОСа нет. Я просто обнародовал информацию, которая стала нам доступна, определил контекст выборов 2003 года и спрогнозировал те события, которые потом произошли. Тогда я поддерживал Путина. Я не являюсь постоянным сподвижником Ходорковского: то, что он сегодня говорит и делает — это правильно, но если он впоследствии от этого откажется, то и я откажусь от его поддержки.

— Вы говорите, что с Березовским сотрудничали только в 1997—2000 годах. Однако многие политические деятели рассказывали, что в конце 2002 — начале 2003 года вы были одним из организаторов поездок к Березовскому ряда политиков левого толка...

— Да, конечно, я делал всё очень просто: сообщал политикам мобильный телефон Березовского, а Березовскому — мобильные телефоны политиков. В этом всё моё участие. С Березовским мы разошлись идеологически, но я считаю этого человека весьма талантливым, я ценю наши отношения, я никогда от него публично не отрекался. Вообще, среди моих друзей масса людей, с которыми я идеологически не совпадаю, но с ними я не участвую в политических проектах.

— И в чём же ваши идеологические расхождения с Березовским?

— Борис Абрамович — сторонник того курса, который проводился в 90-е годы и с которым я категорически не согласен. Мы совпадаем в оценке личности Владимира Путина, но наши видения будущего страны кардинально расходятся.

— Зато вы очень благоприятно относитесь к Юлии Тимошенко...

— Я познакомился с ней в июне прошлого года и увидел харизматического лидера, которого так не хватает в России. Очень жаль, что я не вижу в нашей стране политиков такого масштаба, как она.

— А её отрицательная позиция по отношению к русскому языку, к единому экономическому пространству (ЕЭП) с Россией вас не смущает? 20 апреля 2004 года фракция Тимошенко два раза проголосовала против ЕЭП...

— Единое экономическое пространство — это фантом. Что касается языка, то Тимошенко является сторонницей придания русскому языку официального статуса в русскоязычных регионах. Впрочем, моё отношение к ней не означает полного совпадения идеологических позиций.

— А как вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию на Украине? Как должна вести себя Россия в связи с переходом Юлии Тимошенко в оппозицию?

— Этот переход был неизбежен, ещё в феврале я опубликовал интервью в украинской газете «Сегодня» с мыслью о том, что правительство Тимошенко не продержится до октября нынешнего года. Юлия меня очень ругала за эти слова. Но сейчас прогноз оправдался, потому что идеологически Ющенко и Тимошенко несовместимы. Их сплотил общий враг — режим Кучмы и Януковича. Как только он пал, противоречия между президентом и премьером вышли на поверхность. Что же касается политики России, то нам нужно искать дееспособных партнёров на Украине. А сейчас Кремль боится, что любой его шаг обречён, будь то на Украине или в Абхазии... Вот после отставки Тимошенко Кремль встал на сторону Ющенко, и это абсолютный нонсенс, потому что он гораздо более антироссийский политик. Впрочем, если Тимошенко выиграет следующие выборы, я думаю, Кремль поддержит и её. Эта позиция обнаруживает колоссальную слабость Москвы, которая поддерживает победителя, кем бы он ни был, и пытается его победу выдать за свою. Это своего рода политическое шулерство.

Опубликовано:
Отредактировано: 19.11.2016 12:23
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наверх