// // Чем обернётся российско-украинский торг по ценам на углеводороды?

Чем обернётся российско-украинский торг по ценам на углеводороды?

429

Погазная решимость

4
В разделе

Россия и Украина на пороге очередной газовой войны. Видимая часть конфликта – недовольство украинской стороны якобы кабальными условиями поставок российского газа. Однако на поверку оказывается, что и у нас есть свой интерес в том, чтобы закончить газовый конфликт с Украиной мирным путём. Но пока стороны предпочитают мериться политическим влиянием – и на этом этапе перевес очевидно на стороне России. Заявления украинского руководства об обращении в Стокгольмский арбитраж о ликвидации компании «Нафтогаз» на сегодняшний день выглядят как минимум беспомощно. Другой вопрос, что и российская сторона, заявляющая о том, что вполне может обойтись без украинского транзита, скорее бравирует. Так что решить газовую проблему без серьёзных переговоров скорее всего не удастся.

Витольд Фокин, в 1990–1992 годах премьер-министр Украины:

– Затрудняюсь делать прогноз, ведь такие вещи могут быть правильными только тогда, когда они опираются на логику событий. А в том, что сейчас происходит между Россией и Украиной, логики нет. Но в то же время я уверен: газовой войны не будет. В этом противостоянии выиграет тот, кто первый обуздает свои эмоции и проявит благоразумие, тот, кто поймёт – происходящее им невыгодно, такие противостояния выгодны только оппозиции, как на Украине, так и в России. Но что бы ни произошло, я уверен, Украина будет выполнять все условия, которые предусмотрены соглашениями, хотя и считает их крайне невыгодными.

Любой конфликт имеет не только причину, но и повод. В данном случае цена на газ как таковая отнюдь не причина – это повод. И хотелось бы, чтобы это чётко понимали руководители России и Украины. Ведь причина заключается в том, что олигархический капитал Украины категорически отвергает Таможенный союз, так как не без оснований опасается экспансий российского капитала. И именно в этом нужно искать ключ к решению конфликта. Когда два человека дружат, то для ссоры достаточно воли одного. Но для того, чтобы помириться, необходимо обоюдное желание. В данном случае у нас много разговоров на тему газовых войн, много управленцев в политике и экономике, но грамотных специалистов, которые с карандашом в руках подсчитали бы все плюсы и минусы, нет. Представьте себе математическое неравенство, где слева Евросоюз, а справа – Таможенный союз. Правая сторона легко подсчитывается – за счёт снижения пошлин на нефть, газ и нефтепродукты Украина получает преференции в размере 10–11 млрд долларов. Левую строну подсчитать нереально, так как непонятно, что нам там могут предложить. Но я, специалист, не могу понять, что мы будем делать на свободном европейском рынке в то время, когда по конкурентоспособности мы занимаем 85-е место в мире. Мы будем чувствовать себя как пескарь в обществе матёрых щук. А без этих подсчётов никаких решений принимать просто нельзя. Разве можно поменять рынок России – 32% товарооборота – на рынок ЕС, где товарооборот составляет всего 28%. Как и чем перекрыть эту разницу? Экспорт в Европу сократится в разы, и что тогда будет делать наш производитель? Я не выступаю за Таможенный союз, также я не выступаю за вступление в ЕС, я просто чётко хочу понимать планы и знать выгоды и потери от того или иного решения.

Что же касается возможности обращения Украины в Стокгольмский арбитражный суд, то всё же надо признать – наши аргументы слабые, поэтому это будут пустые хлопоты, не нужные ни одной, ни другой стороне. Судопроизводство по времени не регламентировано, рассмотрение споров наверняка затянется на несколько месяцев, а потом решения, если таковые даже будут приняты, не подразумевают их обязательного исполнения. Поэтому опять же вопрос – кому это выгодно? Такой ход развития событий выгоден только оппозиции и в России, и на Украине.

«Северный поток» – это страшилка, это демонстрация силы. Большой угрозы для Украины он не представляет. Что такое 50 млрд кубов для Европы – особенно сейчас, когда она вслед за Германией начнёт сворачивать свою атомную энергетику. Мы знаем, что Россия вложила в «Северный поток» миллиарды и миллиарды долларов и их предполагалось возместить исключительно за счёт дополнительных поставок в Европу, а не за счёт сокращения транзита через Украину. Поэтому все эти высказывания насчёт «Северного потока», насчёт сокращения поставок и возможных войн – это сбрасывание несуразностей, а по сути галиматья. Глубокого понимания проблемы у этих людей, видимо, нет.

По теме

Валерий Язев, заместитель председателя Госдумы РФ, президент Российского газового общества:

– Трудно детально спрогнозировать, что будет в газовых российско-украинских отношениях, но тренд понятен. Есть долгосрочный договор до 2019 года, в котором прописаны все условия формирования цены и минимальный объём отбора газа. На сегодняшний день формальных оснований для пересмотра этого договора нет. Поэтому мы жёстко сегодня стоим на его выполнении, при этом мы не учитываем тот факт, что Украина недобирает запланированный по договору газ, и пока мы её за это не штрафуем. На следующий год они заявляют 27 млрд кубов газа, а минимальный отбор должен быть 33, 3 млрд кубов. Этот вопрос Украине также надо согласовывать. Вообще контракт нужно выполнять, не важно, кто его подписывал – Тимошенко, которая сегодня у них под судом и следствием, или Иванов-Петров-Сидоров. Дело не в этом. Существует опыт международной юрисдикции, и на него надо опираться. Предложение премьера Азарова о реорганизации «Нафтогаза» звучит как некое шельмование. Мол, мы ликвидируем компанию, заключим новые договоры, а на старые наплевать. Так не бывает!

Кроме того, надо помнить – российско-украинские газовые дела регулируются ещё и через межправительственные соглашения, которые тоже рассчитаны на долгосрочную перспективу. Попытки Украины пугать нас реформированием компании «Нафтогаз» или Стокгольмским арбитражным судом – не что иное, как желание снизить цену. Но аргументов у них сегодня остаётся всё меньше и меньше. С пуском «Северного потока», который сейчас уже может прокачивать 27,5 млрд кубов газа, плюс «Южный поток», плюс белорусский транзит – монополизм Украины заканчивается. И её, естественно, чрезвычайно беспокоит, как будет действовать украинская ГТС. Мы им говорим: надо интегрировать газовые отрасли, я уже не говорю о большом политическом проекте – о вступлении Украины в Таможенный союз, в единое экономическое пространство. Для тех, кто участвует в интеграционных процессах России, в частности Белоруссия, для них действуют определённые скидки. Украина тоже могла бы пойти по этому пути, но они не хотят. Они хотят быть незалежными, хотят быть евроориентированными, не хотят интегрироваться. Бог им судья. Независимое суверенное государство имеет полное право вести себя так, как считает нужным его власть, но почему при этом мы должны идти на скидки в ущерб российским производителям, в ущерб российскому бюджету, так как мы будем недополучать в бюджет, снизив цену на газ для Украины. Вот наша позиция. Поэтому, на мой взгляд, они понимают беспочвенность своих притязаний и в конце концов пойдут навстречу.

Михаил Крутихин, партнёр компании RusEnergy:

– У Украины очень простая мотивация – хотят получать газ дешевле. Они видят, что европейцы уже добились скидок от «Газпрома» или прямыми переговорами, или через Стокгольмский арбитраж, поэтому они и выдвигают требования пересмотра кабальной договорённости с «Газпромом». У «Газпрома» задача иная – в «Северном потоке» не законтрактован весь объём поставок газа. Через год вступит в строй вторая труба – а это мощность миллиард кубов в год. «Газпрому» нужно заполнять новую трубу, поэтому необходимо, чтобы европейцы перезаключили существующие контракты через Украину на контракты по «Северному потоку». Для этого идёт жуткое давление на Киев, предъявляются нереальные требования – вступление в Таможенный союз, требование поглощения украинских газотранспортных сетей и т.д. Идёт неприкрытое давление, похожее на шантаж. Цель «Газпрома» – добиться зимой перерыва в поставке газа якобы по вине Украины, чтобы европейцы переключились на новую трубу. Во что этот шантаж всё-таки к зиме выльется, я затрудняюсь ответить. Но сейчас у Украины одна задача – никаких провокаций, обеспечивать транзит газа как только можно, выполнять все требования России по оплате газа, по транзиту, чтобы не допустить возможности развязать новую газовую войну, фактически Украине надо тянуть время. Ведь если «Газпрому» не удастся склонить Европу к «Южному потоку», тогда он окажется в щекотливом положении. Придётся самим идти в Киев и договариваться о льготных условиях транзита. А в этом случае уже Украина сможет разговаривать с позиции силы. Ведь тогда все будут понимать: без Украины «Газпром» не сможет снабжать газом Европу. «Северный поток» в его нынешнем виде не может компенсировать объём транзита через Украину. Тем более что он идёт в другом направлении, обслуживает Южную Европу, доходя до Италии. Поставлять туда газ через Германию с логистической точки зрения совершенно невыгодно.

Опубликовано:
Отредактировано: 12.09.2011 12:31
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх