// // Красной армией во время Гражданской войны командовал беспартийный белый

Красной армией во время Гражданской войны командовал беспартийный белый

1202

Глубокая предательность

Буржуев громила Рабоче-крестьянская Красная армия под началом её классовых врагов
Буржуев громила Рабоче-крестьянская Красная армия под началом её классовых врагов
В разделе

В этом году исполнилось 130 лет со дня рождения Сергея Сергеевича Каменева. Сейчас о нём мало кто помнит, а ведь именно Сергей Каменев был Главнокомандующим вооружённых сил Республики в то время, когда решался вопрос самого существования советского государства. Он стал главкомом в июле 1919 года и занимал этот пост вплоть до его упразднения в апреле 1924 года, а прежде ещё и сыграл решающую роль в борьбе на Восточном фронте с войсками адмирала Колчака. По иронии судьбы Каменев до 1930 года оставался беспартийным, то есть в течение пяти лет всеми вооружёнными силами большевиков командовал не член ВКП(б)!

8 июля 1919 года Главнокомандующим вооружённых сил Республики назначили Сергея Каменева. Кандидатуру нового главкома предложил сам Владимир Ильич Ленин. По сравнению со многими царскими военачальниками, перешедшими на службу в Красную армию, Каменев к 1917 году чин имел весьма скромный – полковника. Впрочем, на должность главкома словно специально подбирали бывших полковников: до такого же звания дослужился в императорской армии и предшественник Каменева Иоаким Вацетис, арестованный по обвинению (как выяснилось, безосновательному) в государственной измене.

Многие думали, что Сергей Каменев получил должность по протекции, но ни давней близостью к большевикам, ни пролетарским происхождением новый главком похвастаться не мог. В отличие от одного из лидеров большевиков, сменившего на псевдоним Каменев фамилию Розенфельд, он был Каменевым по рождению. Его отец – инженер-полковник Сергей Иванович Каменев – служил главным механиком на киевском военном заводе «Арсенал».

Сергей-младший родился в Киеве 4 (16) апреля 1881 года, окончил в 1898 году Владимирский Киевский кадетский корпус, а затем отправился в Москву – в Александровское военное училище. Офицерская карьера Каменева достаточно типична для начала ХХ века. По окончании училища он служил батальонным адъютантом Луцкого 165-го пехотного полка, сначала в чине подпоручика, а затем поручика. Следующая ступень связана с учёбой в Академии Генштаба в Петербурге. В мае 1907 года ему был присвоен чин штабс-капитана, и в ноябре он вернулся в родной полк в качестве командира роты. С ноября 1909 года Каменев занимал различные штабные должности, и в 1915-м был уже полковником и начальником оперативного отделения штаба 1-й армии.

Никакой особой симпатии к революционерам Каменев не испытывал, но умел отлично адаптироваться к быстро менявшейся ситуации. После Февральской революции его избрали командиром 30-го пехотного Полтавского полка, а после Октябрьской он был сначала начальником штаба 15-го армейского корпуса, а затем до апреля 1918 года начальником штаба 3-й армии. Уже летом 1917-го судьба свела Каменева с Л. Троцким – и это знакомство сыграло важную роль не только в жизни полковника, но и в том, как его оценивали после смерти. Встречался Каменев и с Лениным и даже написал о нём воспоминания. Он рассказывал, что на него «ошеломляющее впечатление» произвела вышедшая в 1918 году книга В.И. Ленина и Г. Зиновьева «Против течения», которая «открыла новые горизонты». Не читавшие этот сборник могут подумать о неожиданно возникшей горячей симпатии к рабочему классу и как следствие – готовности отдать жизнь за дело международного пролетариата. Но на самом деле подразумевалось скорее всего иное. В книге помимо прочего напечатали статью Ленина 1914 года «О национальной гордости великороссов». «Чуждо ли нам, великорусским сознательным пролетариям, чувство национальной гордости? Конечно, нет! – заявлял Ленин. – И мы, великорусские рабочие, полные чувства национальной гордости, хотим во что бы то ни стало свободной и независимой, самостоятельной, демократической, республиканской, гордой Великороссии, строящей свои отношения к соседям на человеческом принципе равенства». Каменев, как и многие другие царские офицеры, поверил, что, захватив власть, большевики из «пораженцев» превратились в единственную силу, способную сохранить Россию от расчленения и полного уничтожения. И постарался направить эту силу в нужное русло.

По теме

Вступив в Красную армию, Каменев становится военным руководителем Невельского района Западного участка отрядов завесы, мешавших продвижению германских войск на Петроград, а затем и военруком всего Западного участка завесы. Но, как и большинство царских генералов и офицеров по обе линии фронта Гражданской войны, Каменев прекрасно разбирался в военном деле, однако мало что смыслил в политике. Это позволило ему занимать руководящие посты в Красной армии на протяжении многих лет, но одновременно делало заложником ситуации.

Троцкий был намного искушённее и прекрасно знал, как «завлекать птичек в сети». В желаемом направлении большевистские силы двигаться не пожелали. Начав с отражения атак немцев, Каменев вскоре вынужден был возглавить борьбу против своих прежних товарищей. В сентябре 1918 года он становится командующим Восточным фронтом – и здесь приходится сражаться уже не только с белочехами, но и с русской Сибирской армией, насчитывавшей к 1 октября почти 200 тыс. военнослужащих, а затем и с войсками адмирала Колчака.

На Восточном фронте Каменев блестяще делал своё дело. В марте 1919 года подчинённые ему войска продвинулись к Самаре и Казани, в апреле заняли Урал и подошли к Волге. К августу под властью красных были уже Уфа, Екатеринбург и Челябинск. Колчак не имел реального опыта ведения боевых действий на суше, и адмиральские знания оказались ничем по сравнению с навыками бывшего царского полковника.

Правда, в августе 1919-го Каменев уже, как было сказано выше, командовал всеми Вооружёнными силами Республики. И под его руководством красные разгромили не только Колчака, но и Вооружённые силы Юга России – и Деникина, и Врангеля. Кстати, 17 мая 1920 года на заседании Реввоенсовета именно Каменев делал доклад о необходимости использования пленных офицеров.

Защита внешних границ страны всегда была для Каменева на первом плане. Он, в частности, понимал, что любое промедление в русско-польской войне чревато далеко идущими последствиями, и настаивал на решительных действиях. «Судя по трофеям, пленным и их показаниям, армия противника, несомненно, понесла большой разгром, следовательно, медлить нельзя: недорубленный лес скоро вырастает, – вспоминал Каменев. – Скоро вырасти этот лес мог и потому, что мы знали о той помощи, которую спешила оказать Франция своему побитому детищу. Имели мы и недвусмысленные предостережения со стороны Англии, что если перейдём такую-то линию, то Польше будет оказана реальная помощь. Линию эту мы перешли, следовательно, надо было кончать, пока эта «реальная помощь» не будет оказана».

После упразднения в 1924 году должности главкома Каменев продолжал занимать различные руководящие должности. Ну а, кроме того, в 1927 году он стал одним из создателей организации граждан СССР по содействию обороне, авиации и химическому строительству – Осоавиахима, а в 1928 году именно благодаря ему был узаконен хорошо знакомый нам термин ПВО – противовоздушная оборона. Кстати, о том, что «грядущая война, несомненно, начнётся с внезапного воздушного нападения», Каменев писал ещё за 11 лет до 22 июня 1941 года и пытался сделать всё для защиты страны в качестве начальника управления ПВО РККА.

Некоторые суждения Каменева актуальны и сейчас – и с ними неплохо было бы ознакомиться руководителям нынешней Российской армии. Вот лишь одна цитата: «Может ли армия считаться технически подготовленной, если она снабжается военной техникой извне? Думается, что ошибки не будет, если скажем, что никакой подготовки техники в этих армиях нет. Такое обеспечение армии техническим имуществом во время войны чревато последствиями, то есть такая армия может быть легко технически разоружена. Исходя из этого, мы склонны при выяснении данного вопроса учитывать не то, насколько в мирное время высока техника, вооружение армии, а, главным образом, как промышленность страны готова к этому производству».

В 1930 году один из самых авторитетных военачальников РККА наконец вступил в партию. В 1935 году он стал командармом 1-го ранга, а в 1936-м скончался от сердечного приступа. Похороны прошли с размахом: для урны с прахом нашлось место в Кремлёвской стене. Но уже через год покойному командарму припомнили давнее знакомство с Троцким. Его объявили «врагом народа» посмертно.

«Каменев был одного выпуска со мной из Академии Генерального штаба, и мы с ним были в дружеских отношениях, – вспоминал генерал Пётр Махров, во время Гражданской войны – начальник штаба Вооружённых сил Юга России генерала Деникина и начальник штаба Русской армии генерала Врангеля в Крыму. – Он был хорошим офицером Генерального штаба и отлично командовал полком в конце войны. Его политических убеждений я не знал, но во время революции он умел ладить с комитетами, а потом, попав в Красную армию, он служил большевистскому правительству так же честно, как и царю и Временному правительству». К этой оценке трудно что-нибудь прибавить.

Опубликовано:
Отредактировано: 10.08.2011 11:18
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх