// // 100 солдат находятся в рабстве. 30 тысяч вообще неизвестно где

100 солдат находятся в рабстве. 30 тысяч вообще неизвестно где

660

Невольник части

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

В конце августа получили огласку детали дела солдата Андрея Попова, который 11 лет провёл в рабстве на кирпичном заводе в Дагестане. Ему чудом удалось бежать из плена и добраться домой, в город Ершов Саратовской области. Нужно отметить, что подобные сообщения в России сегодня не являются сенсацией. Информация о бесправии солдат срочной службы давно не военная тайна, а факты использования их рабского и полурабского труда регулярно попадают в СМИ. Глобальные масштабы этой проблемы оценил корреспондент «Нашей Версии».

В 2000 году Андрея Попова призвали в войсковую часть, которая расположена в Татищевском районе Саратовской области. Служба шла неплохо, тем более что он попал служить неподалёку от дома, ему даже несколько раз удалось погостить у родителей. Однако, по словам рядового, всё изменилось в июне 2000 года – тогда его и других солдат «отправили строить какие-то дачи и собирать там яблоки». В поезде попутчики что-то ему подсыпали в еду, очнулся он уже в Дагестане, где-то под Каспийском, на кирпичном заводе.

Родственники утверждают, что с того момента рядового Попова никто не разыскивал, хотя официально он и числился в розыске. По словам родных, «в милиции, видимо, решили, что Андрей скрывается, каждый год приходили письма от военных с требованиями сообщить местонахождение солдата, самовольно оставившего часть, больше нам ничего не говорили».

А в 2008 году в милиции у родных Андрея и вовсе убили последнюю надежду: сообщили, что где-то в Дагестане обнаружен его труп и что это якобы подтверждает дактилоскопическая экспертиза. И хотя официального подтверждения этого не последовало, родственники стали считать Андрея погибшим.

Однако как только рядовой Попов добровольно пришёл в полицию, чтобы написать заявление о том, что он стал жертвой похищения, «воскресший солдат» тут же был заключён под стражу. Причиной стало возбуждённое против него 11 лет назад уголовное дело по статье УК «дезертирство». Причём решили арестовать ещё в 2000 году по заочному постановлению прокурора.

На данный момент солдата освободили из изолятора временного содержания. Но полной свободы он так и не получил. Ему изменили меру пресечения на наблюдение командования воинской части, созданной на месте бывшего Саратовского ракетно-артиллерийского училища. Сейчас Попов проходит медицинское обследование на предмет годности к военной службе. Правозащитники поднимают вопрос о госпитализации «кавказского пленника» в связи с ухудшением состояния его здоровья. В рабстве солдат полностью его подорвал. Родственники, которые с трудом узнают Андрея, отмечают, что он сильно изменился. Говорят, что когда он пришёл домой, то был «весь обросший, худой, старый, без зубов, с впалыми глазами». И это неудивительно, ведь его на кирпичном заводе систематически избивали, заставляли работать почти круглые сутки и при этом плохо кормили. По их оценкам, психическое и физическое состояние у него тяжёлое. Поэтому общественные организации, помогающие Андрею Попову, просят закрыть дело о дезертирстве, тем более что он уже непризывного возраста.

«Регулярно появляется информация о ребятах, которые находятся в рабстве на Кавказе, – рассказывает «Нашей Версии» председатель Союза комитетов солдатских матерей Валентина Мельникова, – большинство солдат попали в рабство во времена первой и второй чеченских войн. Многие из освобождённых рассказывают о подпольных заводах, об отарах, которые они пасли где-то в степях и на затерянных в горах пастбищах. Теперь получено очередное подтверждение того, что на территории Дагестана работают производства, где применяется рабский труд российских граждан и насильственно удерживают людей».

По теме

Но справедливости ради нужно отметить, что солдат-рабов находят не только в северокавказских республиках, но и в Астраханской области, и в Ставропольском крае, есть случаи, когда рабский труд использовали и в регионах Центральной России, отмечает наша собеседница. О масштабах этого явления судить трудно, сейчас в бегах находится порядка 30 тыс. военнослужащих, определённо часть из них находится в рабских условиях, по самым приблизительным прикидкам это больше сотни человек.

Правозащитница убеждена, что в том, как люди попадают в рабство, «есть коррупционная преступная подоплёка». К примеру, Попов попал в рабство, выполняя работы на каких-то дачах. Аналогичный случай с другим солдатом, который находился в рабстве на стройке в Северной Осетии, куда его сдал командир. Раньше Так, в 2009 году бывший помощник командира воинской части, дислоцированной в Махачкале, Николай Хорев официально подтвердил, что в их части действительно практиковался вывоз солдат на кирпичные заводы, а за предоставление бесплатной рабочей силы военные получали кирпич.

Некоторые командиры использовали бесплатный труд для собственного обогащения. В 2005 году командир одной из североосетинских частей продал в рабство своего солдата местному жителю, который каждый день приносил командиру-работорговцу около тысячи рублей. Иногда в качестве платы «хозяин» доставлял работорговцу живого молочного поросёнка.

Как рассказал «Нашей Версии» заместитель командира бригады Южного военного округа, в его практике был случай, когда солдат сбежал из части, прибился к чабанам и за еду пас вместе с ними овец. Когда солдата нашли, то свой поступок насмерть перепуганный беглец объяснил невыносимыми условиями службы, постоянными издевательствами и побоями со стороны сослуживцев, в общем, в рабстве ему было лучше.

Но главный парадокс ситуации в том, что независимо от того, сам солдат ушёл из части, продал его командир или его выкрали, он заведомо становится преступником. После 10 дней отсутствия в части солдат автоматически превращается в дезертира, в отношении его возбуждается уголовное дело. При этом правоохранительные органы практически не занимаются поиском беглых солдат и не предпринимают никаких действенных мер, чтобы установить истинные причины исчезновения военнослужащего из части. По сути, государство игнорирует пропавших солдат, что, несомненно, играет на руку похитителям. Правозащитники советуют родителям, у которых в армии пропали дети, никому не верить и быть активными, в общем, самостоятельно их искать, размещать объявления, писать жалобы, обращаться в средства массовой информации.

Как сообщили «Нашей Версии» в фонде «Право матери» – негосударственной некоммерческой общественной организации, которая занимается защитой прав родителей, чьи сыновья погибли в армии, – случай с рядовым Андреем Поповым является уникальным, чаще всего похищенные солдаты не возвращаются живыми после стольких лет рабства. Кроме того, представители фонда отмечают, что для того, чтобы солдаты, не по своей воле оказавшиеся в нечеловеческих условиях, получили компенсацию морального вреда от похитителей или Минобороны, необходимо возбуждение уголовного дела и доведение его до обвинительного приговора, что очень непросто с точки зрения доказательственной базы.

Так что свою невиновность Андрею Попову предстоит ещё доказывать, ведь не все безоговорочно доверяют его рассказам. И причины этому есть. Так, летом 2009 года появилась информация о солдате, которого продал в рабство командир воинской части, дислоцированной в Дагестане. История рядового Кузнецова, призванного на военную службу осенью 2003 года и вернувшегося домой лишь весной 2009 года, очень похожа на ту, которую сегодня рассказывает рядовой Попов. Молодой человек утверждал, что с весны 2005 до весны 2009 года находился практически на положении раба на кирпичных заводах в Дагестане, пока не совершил побег. Однако в ходе проверки его заявления выяснилось, что солдат в этот период более года по приговору суда отбывал наказание в одной из колоний под другой фамилией. Поэтому в МВД Дагестана не исключают, что Андрей Попов мог и самостоятельно отправиться на заработки и «откосить» от службы. Тем не менее полицейские проводят проверку на кирпичных заводах под Каспийском.

Опубликовано:
Отредактировано: 05.09.2011 11:54
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх