// // Борьба за предел мирового рынка углеводородов обостряется

Борьба за предел мирового рынка углеводородов обостряется

108
Фото: АР
Фото: АР
В разделе

Как известно, Россия — это большая сырьевая корпорация. Неудивительно, что в последние годы международная политика страны всё больше напоминает тактику горнодобывающей компании. А российское руководство в определённом смысле превратилось в совет директоров этой корпорации, поскольку, пожалуй, нет ни одного международного вопроса, который бы рассматривался в отрыве от экспорта газа или нефти. Владимир Путин, надо отдать ему должное, в полной мере использовал ценный козырь, находившийся у него в руках: огромные запасы углеводородов, от которых зависит стабильность экономики не только в СНГ, но и в Европе. Однако попытки российского президента возродить былое величие страны, пусть не как идеологического центра, но хотя бы как всемирного хранилища бесчисленных килокалорий и килоджоулей, встретили упорное сопротивление извне.

Конец 2006-го и начало 2007 года оказались богатыми на события, формально не связанные между собой, но так или иначе влияющие на энергетику. Смерть лидера Туркмении Сапармурата Ниязова вызвала тревогу за судьбу российско-туркменских газовых контрактов. Торг «Газпрома» с белорусским правительством вокруг цены на российский газ и транзита отечественной нефти за рубеж привели к резкому охлаждению российско-белорусских отношений.

Кроме того, президент Азербайджана Ильхам Алиев дал понять России, что его страна самодостаточна, по крайней мере в энергетическом плане. И не только не собирается искать благосклонности под угрозой сокращения поставок газа, но и сама готова конкурировать с Россией в части поставок углеводородного сырья. Более того, отказаться от транзита азербайджанской нефти по российским нефтепроводам. Даже отставку правительства Казахстана многие расценили как желание Назарбаева избавиться от российских лоббистов в собственном правительстве в преддверии смены политического курса.

Являются ли все эти события фрагментами некоего единого антироссийского сценария? И если да, тогда необходимо понять, кто тот кукловод, в чьих руках так дружно заплясали марионетки. А может, это мы сами выстроили такую политико-энергетическую схему, которая не устраивает никого, кроме нас? И, стало быть, Россия просто обречена на бесконечные сбои, скандалы и форс-мажорные обстоятельства в отношениях с соседями.

Дубина газового ОПЕК

Весь 2006 год прошёл под знаком европейско-российского энергетического противостояния. Европа настаивала на ратификации Россией Хартии энергетической безопасности, которая подразумевает доступ инвестиций из «развитых стран Европы, потребляющих газ» в «развивающиеся страны», где этот самый газ добывается. Таким образом, потребитель голубого топлива становился не просто покупателем, но и отчасти его собственником.

Россия же считала, что куда интереснее выстраивать отношения с западными соседями по-другому, и постоянно им намекала, что цены на углеводороды и маршруты их поставок зависят исключительно от неё.

Одним из рычагов российского давления на Запад стала угроза создания «газового ОПЕК» — картельного соглашения производителей и транспортёров газа с Россией в качестве главного игрока.

Угроза его возникновения была воспринята в Европе как весьма реальная. Фактически уже существует площадка, на которой может возникнуть новое образование, — форум стран — экспортёров газа, который был создан в 2001 году. Сейчас в эту организацию входят Алжир, Боливия, Бруней, Венесуэла, Египет, Индонезия, Иран, Катар, Ливия, Малайзия, Нигерия, Объединённые Арабские Эмираты, Оман, Россия и Тринидад и Тобаго.

В апреле прошлого года на очередном заседании форума в Порт-оф-Спейне (столица Тринидада и Тобаго) было подчёркнуто, что организация намерена развивать сотрудничество со странами — импортёрами газа и «не стремится к контролю над ценообразованием и объёмами поставок». Но в дальнейшем его участники активно обсуждали, как увеличить доходы от эксплуатации контролируемых ими ресурсов. Именно с таких дискуссий и началась полвека назад история Организации стран — экспортёров нефти (ОПЕК), которая теперь контролирует львиную долю нефтяного рынка (77% мировых запасов нефти) и имеет существенное влияние на его ценообразование.

По теме

Однако проблема не сводится лишь к тому, что «страны-газовщики» заинтересованы продавать голубое топливо дороже. Россия, являясь лидером в этой области просто потому, что обладает более чем 32% общемировых запасов газа, решает с помощью голубого топлива вопросы политической лояльности соседей. Страны, через которые проходят транспортные магистрали, не просто взимают с России плату за прокачку газа по своим трубам. Часть газа продаётся этим странам по ценам ниже мировых, причём в количестве, превышающем их собственные нужды. Этот излишек транзитные страны перепродают с выгодой, так что для Украины, Белоруссии, Польши транзит российского газа — это вопрос первостепенной важности.

Собственно, известное газовое соглашение России и Украины годичной давности сводилось не столько к цене на газ, позволяющей украинской металлургии оставаться рентабельной, сколько к тому, что позволяло бы республике с прибылью заниматься реэкспортом российского газа.

В Белоруссии аналогичная ситуация не только с газом, но и с нефтью, которая беспошлинно закупалась в России, перерабатывалась и дальше в виде бензина продавалась.

Польша была наказана за стойкую нелояльность к России: новый газопровод потянули в обход её, морем, из России напрямую в Германию. Это дороже, но политически целесообразно. Недружественная страна получила политически корректную оплеуху, Россия стала напрямую взаимодействовать с одним из самых тяжеловесных членов Евросоюза, а Германия получила шанс стать торговцем нефтью в виде дистрибьютора «Газпрома» и соответственно стратегическим проводником российских интересов в Европе.

Запад сразу же заговорил об энергетическом шантаже Путина, который на практике оказался не менее эффективным, чем советские коммунистическая идеология, пятимиллионная армия и ядерное оружие.

Дело даже дошло до того, что в конгресс США был внесён так называемый «Акт об энергетической дипломатии и безопасности», где отдельным пунктом прописана поддержка стремления молодых демократий, в частности Украины и Грузии, к энергетической независимости. Надо понимать, что иной угрозы безопасности этих двух стран, кроме российской, придумать невозможно. И этот законопроект предоставляет Белому дому обширный инструментарий, который предполагает прямое или косвенное вмешательство во внутренние дела стран — поставщиков и транзитёров энергоресурсов.

Но на самом деле проблема не сводится к конкретному законопроекту, так же как и к защите конкретных Грузии и Украины. После того как Россия стала связывать политику и торговлю газом, политические эксперты Запада поставили вопрос: а вправе ли суверенное государство распоряжаться своими полезными ископаемыми как единоличный собственник лишь потому, что они залегают на его территории? Иными словами, допускается мысль, что, к примеру, Сибирь может быть выведена из-под единоличного контроля Российского государства, как об этом в своё время намекала экс-глава Госдепа США Мадлен Олбрайт.

Кто закрутил вентиль Туркменбаши?

Важнейшее условие энергетической безопасности Запада — диверсификация источников углеводородного топлива. Но проблема в том, что достойной замены российскому газу нет.

Европа помимо российского голубого топлива использует норвежский и алжирский газ, но его явно недостаточно. Ещё одним серьёзным игроком на этом рынке является Иран, однако он не меньше, чем Россия, склонен использовать свои природные ресурсы в политических целях.

Существует ещё и такая газодобывающая страна, как Туркмения. Её не любят на Западе за политический режим, но на качестве голубого топлива это никак не сказывается. Однако главная проблема туркменского газа в том, что транспортировать его приходится либо через Иран, либо через Россию. Причём последняя по отношению к туркменскому газу выступала в качестве банального дистрибьютора, закупая его по 65 долларов за тысячу кубометров и продавая затем по значительно более высоким ценам.

В последнее время Китай прилагал большие усилия, чтобы пролоббировать альтернативную ветку газопровода из Туркмении в Поднебесную. Любопытно, что в американском Акте об энергетической дипломатии и безопасности в качестве одной из мер предлагается с помощью Китая и Индии создать стратегические запасы углеводородного топлива, способные обеспечить мир жизненно необходимым сырьём на случай политических катаклизмов.

Долгое время главным препятствием «китайского варианта» был сам лидер Туркмении Сапармурат Ниязов, который считал Россию главным партнёром и не делал никаких серьёзных попыток создать новые газовые магистрали. Но в апреле прошлого года он изменил свою позицию и подписал с председателем КНР Ху Цзиньтао договор о строительстве к 2009 году трубопровода для поставок в Китай в течение 30 лет 30 млрд. кубометров газа ежегодно.

Но Туркменбаши скоропостижно скончался. Настолько скоропостижно, что даже пошли слухи о том, что его смерть была слишком многим выгодна за пределами Туркмении. Под подозрение попали и российские, и американские, и даже китайские спецслужбы. И хотя далеко не факт, что Ниязов умер не по естественным причинам, вскоре станет ясно, кто выиграл от смерти диктатора. По крайней мере в России сейчас главная забота — потенциальная возможность нового туркменского руководства пересмотреть договорённости России и Туркмении. Сподвижники Ниязова в преддверии выборов нового президента уже поспешили заверить Россию в стабильности поставок газа в будущем. Но не забыли сообщить и Китаю о неизменности планов строительства нового газопровода.

Орхан Джемаль
Опубликовано:
Отредактировано: 26.11.2016 00:12
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наверх