// // Заёмщикам разрешат урегулировать конфликты через специального омбудсмена

Заёмщикам разрешат урегулировать конфликты через специального омбудсмена

342

Банк уполномочен заявить

Финансовый омбудсмен, по идее, должен защитить права не слишком свущих в экономике граждан
Фото: Серге Тетерин
Финансовый омбудсмен, по идее, должен защитить права не слишком свущих в экономике граждан Фото: Серге Тетерин
В разделе

Хотя волна конфликтов банков и их должников спадает по мере сглаживания остроты кризиса, число судебных споров в этой области только увеличивается. Противостояние заёмщиков и банков, похоже, надоело уже и самим банкирам. Во всяком случае, с инициативой создать институт уполномоченного по правам заёмщиков выступили сами банкиры. Понятно, что их интересы небескорыстны, осталось только понять, чего они будут стоить простым гражданам.

Ассоциация региональных банков России заявила, что создает институт досудебного урегулирования споров между банками и клиентами. Банкиры не скрывают причин, подвигших их на эту инициативу.

«В 2008 году в арбитражи и суды общей юрисдикции было подано 645 тыс. исков о взыскании долга и 12 тыс. исков о защите прав потребителя, а в 2009 году исков о взыскании было около 800 тыс., а от потребителей – 25 тыс., – говорит вице-президент Ассоциации региональных банков Олег Иванов. – Суды просто завалены делами подобного рода: в арбитражах их больше нормы вчетверо, в судах общей юрисдикции – вдесятеро».

Другой причиной стало желание пойти с клиентами на мировую. Репутация банков и до кризиса была в глазах простых граждан не самой лучшей, когда же к обнищавшим заёмщикам пришли коллекторы, народные массы не на шутку обиделись. Между тем банку интересно выстраивать долгосрочные отношения с клиентом, уверяет Иванов.

«Сегодня человек взял потребкредит, завтра возьмёт автокредит. Послезавтра – ипотеку, потом положит деньги на депозит, потом купит акции и передаст их в управление», – развёртывает банкир захватывающую перспективу.

Хотя, возможно, на данный момент желания банков более приземлённые: по оценкам аналитиков, просрочка по кредитам может достигать 30%, причём львиная доля приходится на потребительские кредиты. Пропустить все эти дела через суд – задача почти неподъёмная. Плюс банкам приходится тратиться на огромный штат юристов, специалистов отдела взыскания и т.д.

Так или иначе, но Ассоциация региональных банков России совместно с Международной конфедерацией обществ потребителей (КонфОП) разработала стратегию создания института финансового омбудсмена в России.

Поначалу система заработает в области потребительского кредитования – на неё приходится до 90% судебных споров, говорит Иванов, причём 90% этого рынка приходится на два десятка банков. Если всё будет хорошо, то на реализацию первого этапа уйдёт 1–1,5 года, подсчитывает банкир. На втором – в ведение омбудсмена могут передать депозиты и вклады, а число участников программы расширится до 200—300 банков. На третьем, заключительном этапе добавятся операции с ценными бумагами и услуги доверительного управления.

Для того чтобы система заработала, необходимы три документа: кодекс ответственного потребительского кредитования (на втором этапе вольётся в кодекс ответственной банковской деятельности); соглашение, которое присоединяющийся к системе банк будет подписывать в знак того, что принимает решения омбудсмена как обязательные; положение о порядке деятельности бюро финансового омбудсмена.

Действовать эта система должна следующим образом. Помимо бюро самого омбудсмена создаётся аппарат, состоящий из центра обработки жалоб, юридического, аналитического отделов, а также отдела по связям с банками и информационного и хозяйственного обеспечения. Приёмные бюро должны быть открыты по всей России. В идеале они должны быть в каждом субъекте Федерации, говорит Иванов, но для начала достаточно создать их в каждом федеральном округе. Потребитель, считающий, что банк нарушил закон, подаёт в приёмную жалобу. Она отсылается в банк, который должен в течение месяца дать мотивированный ответ. На этот ответ потребитель, в свою очередь, может привести свои контраргументы. Затем жалоба (вместе с подтверждающей документацией), аргументы банка и потребителя отправляются к самому омбудсмену, который и выносит решение. Для банка оно обязательно, а потребитель, несогласный с решением, может обращаться в суд обычным порядком. Весь процесс займёт два-три месяца, подсчитал Иванов.

По теме

«Это позволит ликвидировать негативный информационный фон вокруг рынка потребительского кредитования, вызванный практикой взимания скрытых комиссий и процентов», – радуется председатель правления КонфОП Дмитрий Янин. Однако пока на пути к светлому будущему ещё много подводных камней.

Основным камнем преткновения является вопрос, каков будет механизм присоединения банков к этой системе – добровольным или обязательным. Пока Ассоциация региональных банков разрабатывает концепцию добровольного присоединения. И её не смущает, что Ассоциация российских банков в 2004 году уже поднимала вопрос о создании такого института – и отступила, так как особого интереса система у банкиров не вызвала.

«Банки не способны на саморегулирование и создание подобных структур на добровольной основе, если только эти институты не являются фиктивными», – утверждает Янин. Причина в том, что участники финансового рынка на самом деле не заинтересованы в подобном институте, им хочется ловить рыбку в мутной воде, поясняет правозащитник. КонфОП предлагает «мягкую обязаловку»: в систему должны будут войти те банки, которые хотят заниматься потребкредитованием.

Следующая проблема вытекает из первой – кто заплатит за создание и функционирование института? Ведь за три года, которые нужны для отладки системы, потребуется потратить около 5 млн долларов.

Иванов предполагает, что финансирование будет идти за счёт взносов банков. Гендиректор Агентства по страхованию вкладов Александр Турбанов считает, что финансировать можно из федерального бюджета. Он предлагает компромиссный вариант – создание бюро омбудсмена при Центробанке.

«Это независимый орган, имеет территориальные управления во всех регионах, его бюджета и сотрудников хватит на создание аппарата бюро, никакого дополнительного финансирования не потребуется», – перечисляет он. Тем более что в обязанности ЦБ входит защита прав вкладчиков и кредиторов – но странным образом не входит защита прав заёмщиков.

Янин поддерживает идею с созданием бюро омбудсмена при ЦБ или в виде отдельного органа, но с финансированием из бюджета. А вот глава подкомитета по банковскому законодательству Госдумы депутат Павел Медведев против этой идеи. «Я не очень уверен, что Центробанк захочет за такое дело взяться. В противном случае ему придётся косвенно вмешиваться в частные дела банков, а ЦБ очень настойчиво избегает подобного вмешательства», – говорит он.

Вопросы добровольности и финансирования предлагаемой системы отнюдь не праздные, от этого зависит и скорость появления в России такой службы. Если создавать добровольную систему, то офис финансового омбудсмена можно будет открыть уже в третьем квартале 2011 года, подсчитали в «Прайсвотерхаус Куперс». Если же идти по пути обязательного участия банков, то требуется разработка законодательных актов, а это дело небыстрое.

Как ни странно, проблемой оказался и вопрос о том, кто может стать омбудсменом. В большинстве стран ими являются федеральные судьи в отставке. Как правило, их авторитет высок, опыт велик и есть желание продолжать приносить пользу обществу, поясняет Иванов.

«Такой », – уверяет банкир. Столь высокая производительность, по его словам, возможна потому, что всё дело – это три листа бумаги: жалоба клиента банка, аргументы банка в свою защиту, контраргументы жалобщика. Плюс документы, подтверждающие жалобу: копия договора с банком, письма и проч.

Однако в России авторитет судей не столь высок. Кроме того, федеральным судьям закон запрещает заниматься коммерческой деятельностью (а омбудсмен получает деньги за работу) в области бывшей профессии. Впрочем, Турбанов уверен, что для этой должности не обязательно быть юристом: главное, знать банковское право и банковскую практику. И, разумеется, обладать всероссийским авторитетом. «Я уже сейчас знаю как минимум пять-семь человек, которые достойны занять этот пост», – уверяет он.

Но не исключено, что эти достойные люди откажутся от высокой чести, когда узнают, какие дела им собираются всучить. Дело в том, что в разрабатываемом Ассоциацией региональных банков проекте верхний потолок суммы жалобы при передаче омбудсмену установлен в 10 тыс. рублей. Это при том, что в мировых судах рассматривают иски до 50 тыс. рублей.

Турбанов считает, что планку нужно поднять до 100 тыс. рублей. «Если будет 10 тыс. рублей – это бред, должны быть нормальные суммы», – возмущается Янин. По его словам, КонфОП настаивает на том, чтобы потолок был не меньше нескольких сотен тысяч рублей. «Мы даже рассчитываем довести её до миллиона», – обещает правозащитник. Он поясняет, что из-за лукавства банков множество людей в России сейчас оказались с огромными долгами. Безусловно, самим банкам выгодно вывести их из-под действия нового института, но тогда теряется сам его смысл.

Иванов и сам признаёт, что за рубежом суммы не в пример больше. Например, в Великобритании лимит составляет 100 тыс. фунтов стерлингов, в Германии – 5 тыс. евро. Однако он обращает внимание, что речь идёт о сумме спора, «а сам кредит может быть миллионным». К тому же в России другие зарплаты, и для многих людей 10 тыс. рублей – это большие деньги, добавляет банкир. Однако стоит только представить себе такую картину: некий уважаемый всей страной человек в качестве омбудсмена рассматривает дело на 81 рубль 41 копейку – и сурово присуждает вернуть эти деньги… Стоит ли такая овчинка выделки?

Опубликовано:
Отредактировано: 21.06.2010 17:12
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх