// // Судьи будут рассматривать дела из других регионов

Судьи будут рассматривать дела из других регионов

413

С вещами на выезд

Авторы проекта надеются, что новшество не позволит судьям оправдывать своих земляков
Фото: ИТАР-ТАСС
Авторы проекта надеются, что новшество не позволит судьям оправдывать своих земляков Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Госдума приняла в первом чтении законопроект, по которому можно будет проводить «выездные судебные заседания за пределами территориальной подсудности». Проще говоря, можно будет судить обвиняемого коллегией судей из совершенно другого региона, что по нынешнему закону запрещается. Высокопоставленные авторы законопроекта из «Единой России» уверяют, что эта норма позволит избежать «клановой поруки» при рассмотрении дел об экстремизме и терактах в южных регионах страны. Однако ряд независимых экспертов считают этот аргумент надуманным и опасаются того, что новый закон окончательно ликвидирует реальную независимость судебной власти на местах от давления «сверху».

По действующему законодательству судебный процесс должны вести судьи того региона, где было совершено преступление. Ведь только там уголовные доказательства вины обвиняемого могут быть обнаружены и полностью исследованы как в период предварительного следствия, так и во время судебного производства. Но, похоже, теперь этому основополагающему принципу правосудия пришёл конец. О том, что поправкам в закон «О судах общей юрисдикции в РФ» уготован «зелёный свет», то есть беспрепятственное принятие в трёх чтениях, говорит перечень авторов законопроекта. Среди них все три главы профильных думских комитетов – по безопасности (Владимир Васильев), по конституционному законодательству и государственному строительству (Владимир Плигин), по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству (Павел Крашенинников). Как заявил последний, «решение убрать ограничения по месту проведения выездного заседания для судов имеет отношение в первую очередь к делам о терактах и экстремистских преступлениях, совершённых в южных регионах России, где часто господствует принцип круговой поруки и клановых отношений. Это, дескать, «создаёт атмосферу, препятствующую осуществлению независимого правосудия».

Получается, что количество лиц, оправданных судом, почти в два раза превышало число осуждённых по преступлениям террористического характера. Главным препятствием на пути жёстких мер по отношению к обвиняемым в экстремизме тогда было решено считать суд присяжных. Не только на Юге России, но и во вполне «русских» регионах вердикты присяжных нередко опрокидывали уже, казалось бы, предрешённые судебные кары.

Самый известный пример подобного рода последних лет – это уголовное дело против полковника ГРУ в отставке Владимира Квачкова и его товарищей, обвинённых в попытке убийства экс-главы РАО «ЕЭС России» Анатолия Чубайса. Суд собирал, а затем распускал четыре (!) коллегии присяжных, поскольку их настроение оставалось неизменным – в пользу признания подсудимых не причастными к преступлению. Среди самых громких оправдательных вердиктов последних лет в суде присяжных можно назвать и дело о пособничестве нападению на Кабардино-Балкарское управление наркоконтроля, и убийство главного редактора русской версии журнала Forbes, и убийство министра по делам национальности, внешних связей и информации Дагестана… Во всех этих случаях присяжные сочли обвинения против подсудимых недоказанными.

В прошлом году Госдума приняла закон, по которому дела об экстремизме и терроризме выводились из-под юрисдикции суда присяжных. Теперь судьба обвиняемых зависит всецело от профессионализма судьи. Однако и теперь бывает, что громкие «политические» процессы заканчиваются оправдательным приговором. Например, в апреле сего года Федеральный суд Ленинского района Махачкалы вынес оправдательный приговор пяти сотрудникам оппозиционного дагестанского еженедельника «Черновик», которые обвинялись в публичных призывах к экстремистской деятельности лишь за то, что процитировали одного из боевиков. Судья Шарапудин Гаджиев вынес оправдательный приговор с формулировкой «за отсутствием события преступления».

По теме

Ситуация с обвинительными приговорами в среднем по России действительно отличается от этих показателей разительно. По данным Верховного суда РФ, лишь около 1% (!) судебных приговоров являются оправдательными. По этому параметру Россия занимает одно из последних мест в Европе. Как констатирует председатель Конституционного суда РФ Валерий Зорькин, «сохраняется автоматически-обвинительный уклон правосудия в уголовном судопроизводстве». При этом в судах присяжных оправдательных приговоров около 20%! Кстати, в США, где суды присяжных стали неотъемлемой частью повседневной жизни, также выносится 17–20% оправдательных приговоров. Первый вице-президент федерального союза адвокатов России Игорь Трунов приводит другие впечатляющие цифры: «В дореволюционной России количество оправдательных приговоров составляло 25–30%, сейчас в Европе – 15–20%. Даже военные трибуналы в период Великой Отечественной выносили 7% оправдательных приговоров».

По данным Института проблем правоведения в Санкт-Петербурге, среднестатистический российский судья оправдывает примерно одного человека в пять лет. При этом 68% оправдательных приговоров выносится по делам частного обвинения, в которых не участвует государственный обвинитель. Там, где обвинение предъявляет прокуратура, на 1 тыс. дел приходится лишь два оправдания. По информации СМИ, за каждый оправдательный приговор прокурор получает выговор, а три выговора в год – увольнение. Поэтому прокуратура, как правило, всегда обжалует оправдательные приговоры. Немаловажно, что ей принадлежит право вето при назначении судей…

По словам некоторых экспертов, в судах существует негласное правило: судьи должны писать объяснительные по поводу каждого оправдательного приговора. Множество таких объяснительных может привести к тому, что судью снимут с должности. По словам адвоката Вадима Клювганта, «если появляется оправдательный приговор, то судью начинают подозревать в коррупционных связях и добиваться отмены оправдания». Известный правозащитник Владимир Филичкин считает: «У судей есть квота на оправдание – не более одного человека в год. За оправдание второго можно лишиться месячной премии, за третьего – всех премиальных за год, а за четвёртого – получить решение о несоответствии занимаемой должности».

В мае прошлого года президент РФ Дмитрий Медведев заметил: «Количество оправдательных приговоров может служить объективным критерием, говорящим об эффективности функционирования судебной системы». Трунов считает: «Большое количество невиновных привлекают к ответственности, потому что должен быть рост показателей отчётности, а это – раскрываемость. Поэтому уголовные дела фабрикуются в угоду раскрываемости. Судьи встроены в эту систему и зависят от неё. С милицией ругаться себе дороже, судьи никогда на это не пойдут». А глава Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев заявил: «Следователи и оперативные работники должны собирать доказательства так, чтобы не было нарушения законодательства. Иначе будут оправдательные приговоры, и тогда не надо обижаться на суд».

Вероятно, поэтому сотрудники МВД так сурово относятся к оправдательным приговорам, считая каждый из них практически личным оскорблением. В Северной столице в 2010 году их значилось лишь 0,2%, а на Дальнем Востоке – 0,5%! Гораздо более благоприятная ситуация с оправдательными приговорами в Москве. В 2009 году в судах столицы их число составило 4%, а в Мосгорсуде – около 18%.

Но наибольшее беспокойство, судя по недавнему выступлению Генерального прокурора РФ Юрия Чайки, его коллегам и правоохранительным органам доставляет Уральский федеральный округ. Так, из «наркотических» дел в 2010 году лишь менее 30% завершились обвинительными приговорами. По словам Чайки, только в Свердловской области за полгода суды оправдали 24 человека, что «слишком много и говорит о просчётах прокуроров, утверждавших обвинительные заключения».

Впрочем, в федеральных СМИ об этих цифрах, превышающих показатели Северного Кавказа, не говорят. Ведь здесь же не спишешь плохую работу правоохранительных органов на коварных «экстремистов», как зачастую делается на юге страны. Как отмечает Трунов, «статьи об экстремизме содержат весьма расплывчатые нормы и нередко используются для борьбы с людьми, неугодными региональным властям». Зато в Нижнем Тагиле (Свердловская область) как раз недавно милиционеры случайно задержали на выходе из кафе осуждённого за убийство, который в процессе отбывания 15-летнего срока наказания в исправительной колонии совершал междугородные поездки на Mitsubishi «по делам фирмы». При досмотре милиционеры обнаружили у задержанного различные документы, две доверенности на право управления автомобилями, крупную сумму денег, семь сотовых телефонов и удостоверение дружинника ГИБДД…

Опубликовано:
Отредактировано: 30.05.2011 13:06
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх