// // Российские учёные открыли революционные способы инженерных расчётов

Российские учёные открыли революционные способы инженерных расчётов

21

«Трансвааля» не будет

Российские учёные открыли революционные способы инженерных расчётов
В разделе

Какая связь между дифференциальным уравнением и техногенной катастрофой? На первый взгляд ничего общего. Однако недавние открытия в математике говорят об обратном. Неожиданно масштабный и прикладной характер носят последние исследования учёных Санкт-Петербургского государственного университета. Оказывается, при помощи новых дифференциальных уравнений можно избежать многих серьёзных катастроф: аварий на атомных электростанциях, крушений самолётов и обрушений зданий. По словам петербургских учёных, их открытия помогли бы предотвратить страшную трагедию в «Трансвааль-парке». Корреспондент «Версии» побеседовал с доктором технических наук профессором Санкт-Петербургского государственного университета Юрием Петровым.

– Юрий Петрович, расскажите, что такое дифференциальные уравнения и как они связаны с техногенными катастрофами.

— В Санкт-Петербургском государственном университете, где я преподаю, под моим руководством были сделаны очень интересные разработки, связанные с дифференциальными уравнениями. Не вдаваясь в сложные математические определения, скажу проще: именно эти уравнения являются основным орудием всех инженерных расчётов при строительстве или проектировке.

Более того, устойчивость различных конструкций и надёжность некоторой техники также сводятся к решению дифференциальных уравнений. Мы пришли к выводу, что вполне возможно изменение некоторых свойств при решении этих уравнений, и как следствие изменяются запасы устойчивости.

Существует такое понятие, как «особые» объекты, которые нельзя проектировать традиционными методами. И если этого не учесть, то результатом ошибки в расчётах могут стать неизбежные в дальнейшем аварии и катастрофы. Другими словами, это какие-то оригинальные, новые и даже уникальные проекты, для которых сегодняшние традиционные, уже вроде бы проверенные методы расчёта дадут ошибочные результаты. Конечно, таких объектов немного, по нашим данным, один на сотню, так что не стоит думать, что завтра всё может рухнуть.

— Что это за объекты?

— В результате исследований мы пришли к выводу, что одним из таких строений был аквапарк «Трансвааль». Здание, безусловно, красивое, оригинальное, и проектировали его абсолютно правильно, по существующим и уже опробованным нормам, но реальные запасы устойчивости строения в итоге оказались очень маленькими, что, по нашему мнению, в ходе эксплуатации и послужило причиной аварии.

— А как-то предотвратить трагедию можно было?

— Дело в том, что, когда были сделаны наши открытия, «Трансвааль» уже спроектировали. На тот момент особые системы дифференциальных уравнений ещё не были разработаны и все инженерные решения были единственно верными.

Самое печальное состоит ещё и в том, что к этому по-настоящему значимому открытию не было и до сих пор нет должного внимания. Ведь мы не призываем отменять традиционные способы инженерных расчётов. Чтобы предотвратить подобные катастрофы в дальнейшем, нужно всего лишь дополнить уже существующие методы и на их основе проверить возможные «особые» объекты. Если в результате этой проверки выяснится, что инженерные расчёты были проведены неверно, не нужно будет ничего радикально менять или сносить, можно просто слегка изменить конструкцию.

— Так почему же этого не делается?

— Сложно сказать. Более того, прокурорские чиновники пошли по совершенно нелепому пути — нашли виновных, которым предъявили обвинение, и передают дело в суд. Это руководитель конструкторского бюро Нодар Канчели и начальник Мосгорэкспертизы Анатолий Воронин, которого обвиняют в халатности. Подумайте сами, даже если их осудят, никому ведь от этого легче не станет.

— То есть обвинения в адрес Воронина и Канчели несправедливые?

По теме

— Именно так. На мой взгляд, сейчас надо не виновных искать, а использовать новые методы расчёта, чтобы избежать подобных трагедий в дальнейшем.

— В каких областях ещё можно применять новые исследования?

— Например, в авиации. Не секрет, что каждый самолёт оборудован массой различных систем, отвечающих за безопасность полёта, среди которых также присутствуют «особые» — с малыми запасами устойчивости. Несмотря на это, причиной той или иной авиакатастрофы часто называют человеческий фактор: якобы пилоты неправильно себя вели.

— Многие авиакатастрофы можно было бы предотвратить?

— Да, особенно те, причиной которых стал отказ техники. Беда только в том, что авиационные предприятия, заводы и конструкторские бюро ничего не хотят делать.

— А вы к ним обращались?

— Да, и не раз, но нам всё время отказывали. Причина, на мой взгляд, простая: это хоть и небольшая, но дополнительная работа, от которой ни конструкторским бюро, ни заводам выгоды не будет. Только почему-то о безопасности пассажиров никто не думает. Наш университет совместно с Балтийским государственным университетом организовали инициативную рабочую группу, и для начала мы предложили провести проверку на нашем петербургском авиапредприятии «Пулково», чтобы выявить на самолётах «особые» системы и тем самым повысить безопасность полётов. Только там с нами даже разговаривать не захотели. Всё упирается в деньги, а между тем бюджет наших исследований не такой уж и большой — около 100 тыс. рублей.

Кроме того, мы обращались в службу безопасности воздушного движения, показали им свои формулы и расчёты. Ведь именно она имеет право на проверку документации у того же «Пулково» и даже запретить полёты, пока не будут устранены недостатки. Вот только эта государственная организация пока что ничего не хочет делать, ограничивается лишь отписками. А ведь эти «особые» системы всё равно что заложенные в самолёт мины.

Помните, когда на президентском самолёте обнаружили небольшую неисправность в тормозах, уже через две недели последовало запрещение летать всем самолётам этого типа до устранения недостатков. Разница между тем случаем и нашими предупреждениями только в том, что тогда неисправность обнаружил пилот президентского самолёта, тогда как простых учёных никто слушать не хочет. Всё это результат плохого отношения к науке.

— О каких именно «особых» системах вы говорите?

— Допустим, автопилот. Он может быть разработан по всем существующим методам расчёта, и тем не менее запас устойчивости окажется мизерным, что и приведёт к катастрофе.

— А помимо авиации?

— Возьмём, к примеру, атомную энергетику. На любой АЭС помимо самих реакторов, рассчитанных на несколько десятков лет, установлено много вспомогательного оборудования, срок службы которого гораздо меньше — каждые 15—20 лет его надо обновлять. Безусловно, на каждой станции все системы дублируют друг друга, поэтому вероятность того, что откажут и основная и резервная, очень мала, но тем не менее она есть. И если это всё-таки произойдёт, тут небольшим выбросом радиации не обойдётся, катастрофа может быть эквивалентна Чернобыльской...

Опубликовано:
Отредактировано: 18.11.2016 23:52
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх