// // Популярный ведущий отчаянно добивался продолжения реалити-шоу

Популярный ведущий отчаянно добивался продолжения реалити-шоу

27

Уткин оголодал

Популярный ведущий отчаянно добивался продолжения реалити-шоу
В разделе

Василий Уткин — известный спортивный телекомментатор. Но помимо этого он уже второй сезон ведёт реалити-шоу «Голод» на ТНТ. А ещё этот обаятельный ведущий играет на сцене ДК им. Зуева в театре «Квартет И» в спектакле «День выборов». И хотя роль кандидата в губернаторы Ильи Спицына не слишком большая, зато знаковая. Мы решили спросить у Василия, как ему удаётся совмещать столько профессий кряду.

– Чем вас заинтересовал проект «Голод»?

— Работа в этом шоу дала мне возможность получить представление о наиболее продвинутых телевизионных технологиях, о том, как сейчас работают.

— Не было ли предложений вести другие реалити-шоу?

— Такие предложения не раз поступали, но мне они по разным причинам не подошли. Очень часто получается так, что они не совпадают по времени с другими моими профессиональными обязанностями или просто с тем, что я могу.

— А на второй «Голод» сразу согласились?

— Я не просто согласился, я его ждал. Я настолько, думаю, замучил всех, от кого зависело его создание, что, как мне кажется, благодаря мне он и начался.

— И всё-таки чем так зацепило именно это шоу?

— Понимаете, меня в первую очередь интересует то, что происходит за кадром, мне очень нравятся люди, с которыми я работаю. Это очень профессиональные, серьёзные молодые ребята, у которых я имел возможность многому научиться. Это работа, которая держит меня в колоссальном тонусе, хотя я от неё здорово устаю. Мне не дадут соврать, после записи шоу я едва похож на себя. Не на лимон, на него я и так похож, а на какой-то другой фрукт, из которого выжали вообще всё. Работа очень тяжёлая.

— Чем «Голод» отличается от других подобных шоу?

— Мне трудно судить, потому что я не специалист по реалити. Но мне, безусловно, интересны истории людей, из которых можно почерпнуть ничуть не меньше, чем из классического романа. К примеру, есть роман «Преступление и наказание». Я совершенно не собираюсь сравнивать его с шоу, но тем не менее для кого-то этот роман так и останется в памяти как трёх- или четырёхнедельное мучение за партой в школе, а кому-то, возможно, он изменит жизнь. Абсолютно так же происходит с реалити-шоу. Это самая настоящая человеческая история, этим она привлекает.

— Читала ваше интервью, где вы рассказывали, что кто-то из участников шоу вам нравится, кто-то нет и вы своих симпатий и антипатий не скрываете. Вы, как ведущий имеете право так явно проявлять свои эмоции?

— А почему нет? Они нормальные взрослые люди. И различное отношение к ним показывает только то, что они сами разные люди. Я и сам произвожу на людей различное впечатление, я всегда понимал это, и меня это нисколько не уязвляет. Так почему это должно обижать других? Я беспристрастен с профессиональной точки зрения, но как зритель реалити-шоу и его участник совсем абстрагироваться я не могу. И вообще, у нас в шоу беспристрастный только голос за кадром, да и то не до конца. Но он бестелесный, ему легче.

— Кому из участников нынешнего шоу отдаёте предпочтение?

— Картина симпатий меняется. Так как шоу не сразу пошло за границей, ситуация поначалу была до известной степени искусственной. Она позволяла лучше узнать участников, и только. Выживать и добывать пропитание в чужой стране и в Москве далеко не одно и то же. Я думаю, что все участники пока не до конца раскрылись. Возможно, у меня слишком высокие требования, но я помню, что победителем первого «Голода» стал очень интересный человек: к нам пришёл мальчик, только что отслуживший в армии и не нашедший пока своего места в жизни. Он работал охранником и получал очень небольшие деньги, ничего у него за душой не было. Даже не было, куда девушку привести. А потом в шоу, находясь в совершенно новой для себя жизненной ситуации, он очень сильно изменился, стал абсолютно другим человеком. Сейчас он учится на актёра и, насколько мне известно, даже где-то уже снимался. Пока ничего подобного ни с кем из нынешних участников не происходит. Так что пока я к ним присматриваюсь. После того как они отправились в Нью-Йорк, думаю, всё изменится.

По теме

— Вам самому когда-нибудь предлагали участвовать в реалити-шоу?

— Предлагали, но я отказался. Я с уважением принимаю выбор людей, которые готовы выставить свою жизнь напоказ, тем более что главное для них не это: просто людям хочется приключений. А мне приключений хватает в моей реальной жизни, а как я живу, я лично показывать не хочу.

— Василий, а как вы стали актёром? Как попали в спектакль «День выборов»?

— Мы с ребятами из театра «Квартет И» — друзья и одно время вместе играли в футбол. У них был и есть очень успешный спектакль «День радио», и я знал, что они собираются сочинять продолжение. «Там должна быть роль для меня», — говорил я им в шутку. И в конце концов мне принесли сценарий и предложили играть роль кандидата в губернаторы Ильи Спицына.

— Сложно было?

— Это совершенно другая профессия, ничего общего не имеющая с тем, чем я занимаюсь. Я, конечно, не артист, я просто играю в спектакле. Но опыт этот интересный, ведь на сцене моментально получаешь отдачу от зрителей, а это потрясающее ощущение.

— Вы профессиональный телеведущий, играющий в театре. А как вы относитесь к профессиональным артистам, которые работают телеведущими?

— Вы знаете, безусловно, во всём этом есть что-то общее, потому что актёрство, умение что-то изобразить, оно телевидению не чуждо. Но вообще это, конечно, разные профессии. Я играю роль в скетче, с точки зрения драматургии она достаточно проста. Сыграть князя Мышкина или любую другую драматическую роль я бы никогда не взялся. Что касается актёров, то их как раз очень часто приглашают на ТВ. Но не всегда их работа в телеэфире оказывается удачной, потому что на ТВ недостаточно просто знать, как нужно выглядеть, когда улыбнуться, быть обаятельным и прочее, и прочее. Надо нечто большее. Но актёры же в этом не виноваты.

— Больше не предлагали никаких ролей?

— Я бы с удовольствием снялся в кино. Мне нравится процесс киносъёмок. Предложения поступали, но все они были несерьёзными. Я же хочу получить какие-то новые ощущения, мне хочется, чтобы это была серьёзная картина. Знаете, самое смешное, что меня Федя Бондарчук приглашал сняться в эпизоде «9 роты», хотя я до сих пор не знаю, всерьёз он это говорил или нет. Фильм получился сумасшедший, я даже не представляю, что бы я там мог делать, поэтому, может, и к лучшему, что я там так и не сыграл. В основном мне предлагают такие роли, где надо играть самого себя. Но я решил, что если я буду когда-нибудь сниматься в кино, то только не в этой роли.

— И в заключение хотелось бы расспросить вас о вашей основной профессии, спортивного комментатора. В наше время многие говорят о том, что сейчас кризис этого жанра, согласны вы с этим?

— Я так не считаю. А вообще, профессия спортивного комментатора абсолютно неотделима от времени. Например, попытайтесь представить себе величайшего Николая Николаевича Озерова в сегодняшнем телеэфире. Есть масса мелких деталей, которые вряд ли позволили бы сегодня воспринимать его в должной мере. Например, тот неподдельный патриотический пафос, который ему был присущ, как бы он вписался в современный телеязык? Или то обстоятельство, что Николай Николаевич просто патологически не умел произносить иностранные фамилии.

В любом случае говорить о кризисе спортивного телерепортажа я бы не стал, сейчас хороших комментаторов (если говорить о количестве) значительно больше, чем было за всю историю телевидения. Это моё твёрдое мнение.

— Но речь идёт ещё и о том, что многие спортивные комментаторы не разбираются в том, о чём они рассказывают...

— У нас несколько спортивных каналов. Где взять людей? Да, сегодня не хватает компетентных специалистов. Но это говорит только о не очень совершенной системе отбора.

А вообще, это ужасно, что профессии спортивного телекомментатора как будто и не существует. Четыре года наша профессия при вручении премии «ТЭФИ» звучит как закадровая номинация наряду со звукорежиссёрами, операторами и так далее. Я считаю, что это неправильно и унизительно. Мне очень повезло, я в прошлом году получил «ТЭФИ», я счастлив. Но почему о нашей работе никто и нигде всерьёз не говорит, её только ругают? Причём ругают огульно, не разбираясь, что, где, как и почему. Её вообще не считают телевизионной профессией. У меня был очень смешной случай с уважаемой Ириной Петровской, известным телеобозревателем. Когда я только начал вести шоу «Голод», я увидел разгромную статью Ирины Петровской, которая, естественно, прошлась по реалити-шоу как по жанру, что это низменно и так далее. И самое ужасное, писала она, что ведёт его один из самых интеллигентных ведущих нашего телевидения, Василий Уткин. И я подумал: боже мой, Ирина Петровская, мой кумир. То есть все девять лет моей работы на телевидении в качестве ведущего я, оказывается, был самым интеллигентным, но узнал я об этом только тогда, когда оказался в проекте, по её мнению, недостойном. О нашей профессии нигде не говорят, не пишут. Но между прочим, если попросить человека назвать 10 телевизионных ведущих 20—30-летней давности, то человек пять из них, если он вообще их вспомнит, будут спортивными комментаторами.

Опубликовано:
Отредактировано: 16.11.2016 22:01
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх