// // Реформа МВД возможна только при полной перетряске структуры и состава

Реформа МВД возможна только при полной перетряске структуры и состава

429

Кадры порешают всё

Милиция должна повернуться лицом к народу
Фото: ИТАР-ТАСС
Милиция должна повернуться лицом к народу Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Вокруг МВД России разгорелись нешуточные страсти. Депутат Госдумы от «Единой России» Андрей Макаров высказался за полную ликвидацию Министерства внутренних дел, а депутат от «Справедливой России» Гудков осудил министра Нургалиева за его высказывания относительно права граждан России на самооборону. Председатель Счётной палаты Сергей Степашин выступил и вовсе с парадоксальным предложением: давайте, сказал он, переименуем милицию в полицию – сразу пойдёт положительная динамика…

МВД – силовая структура, рассчитанная на определённое подавление прав и свобод граждан. Мы понимаем, что без неё нельзя обойтись, но это не означает, что все мы поголовно МВД любим. Ещё один момент, научный принцип: прежде чем спорить, надо определить предмет спора.

Надо сразу сказать: общество элементарно плохо знает, что такое МВД. Министерство воспринимается через призму работы милиции. А ведь это ещё и регулярные войсковые части, не однажды геройски проявившие себя в операциях, которые привели к тысячам раненых и погибших. Поэтому давайте говорить лишь о тех работниках МВД, с которыми мы бываем в контакте – о сотрудниках милицейских подразделений.

Так вот, МВД России не реформировалось ни разу. Немного менялась структура министерства – это делал каждый новый министр, – но в целом система оставалась прежней и проблемы не решались.

В советское время МВД решало задачи борьбы с уголовными элементами через подразделения уголовного розыска и защиты госсобственности через ОБХСС. С организацией нового российского государства ОБХСС переименовали в структуру выявления и пресечения экономических преступлений. Появилась муниципальная милиция с очень расплывчатыми и практически параллельными с федеральными подразделениями функциями. Итог: сейчас органы милиции насчитывают в своих рядах в десятки раз больше работников, чем это было в советское время. И .

Тут следует учесть, что после развала СССР подавляющее большинство опытных и честных сотрудников из системы МВД ушли. Их место во многих случаях заняли люди, плохо проверенные на профпригодность и недостаточно обученные. К тому же исчез бывший в СССР жуткий внутренний партийный и служебный контроль. Теперь исполнители (офицеры) проводят проверку заявлений граждан с очевидными фактами правонарушений и выносят постановления об отказе в возбуждении уголовных дел, достойные публикации в «Крокодиле», типа «проверить было нельзя, хозяина не было дома». Тем не менее такие постановления утверждаются руководителями органов в ранге полковников. Например, в Предгорном районе Ставропольского края прокуратура девять раз отменяла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, но всякий раз работник милиции выносил новое с такими же нелепыми обоснованиями.

Существуют подразделения, в которых руководители дают поручения подчинённым создавать ситуации, которые в дальнейшем можно было бы квалифицировать как преступления конкретных лиц. И это не слово, это доказано в судах. Мне лично позвонил один из сотрудников кадрового аппарата крупного управления МВД и рассказал, что его руководитель, получив от службы безопасности негативную информацию на конкретного сотрудника, вызывает этого сотрудника к себе и требует откуп деньгами или имуществом. Сейчас этого кадровика увольняют. Тихо и незаметно. И только.

По теме

Я хорошо знаю Рашида Гумаровича Нургалиева. Он честнейший человек. Но кто рядом? Абсолютно разумно поступил президент РФ, заменив главного кадровика.

Итак, нужно начинать с кадровых подразделений. Они должны быть построены по принципу: первое подразделение – подбор кадров, второе – организация изучения кандидата, третье – его проверка на конкретных поручениях, четвёртое – специальное наблюдение за кандидатами на стадии их оформления на работу. Весьма важным моментом является полное отсутствие обмена информацией между подразделениями в целях исключения подкупа, подтасовки фактов и скрытия выявленных связей компрометирующего характера. Принятых на работу в течение первого года следует считать стажёрами, и они должны носить специальный знак. В этот период их дальнейшую пригодность должно определить четвёртое подразделение. Надо понимать, что, попав в систему, которая даёт большую власть, не все могут выдержать это испытание.

Ещё один источник зла – неэффективность работы службы собственной безопасности.

В 70-е годы руководство СССР пошло на беспрецедентные шаги. В системе КГБ СССР было созвано управление «В», которое возглавил ныне покойный генерал В. С. Сергеев. Работники этого управления стали вербовать агентуру из числа офицеров МВД и получать информацию о подлинном состоянии дел. Именно тогда были получены сведения о преступных деяниях бывшего министра внутренних дел генерала Николая Анисимовича Щёлокова, его окружения, о зяте Л.И. Брежнева – Чурбанове, бывшем заместителе министра, и о связях с преступным миром многих высокопоставленных сотрудников МВД. Во главе МВД СССР был поставлен волевой, решительный и принципиальный человек – генерал Виталий Васильевич Федорчук, который привёл из КГБ СССР несколько десятков таких же принципиальных и решительных людей. Но в первую очередь Федорчук заменил кадровиков.

Тогда прошла первая чистка органов и состоялись громкие судебные процессы. Но с приходом во власть М.С. Горбачёва и назначением на должность министра внутренних дел Вадима Бакатина процесс очистки органов пошёл на убыль, а затем и вовсе заглох. В лихие 90-е годы, когда сотрудники МВД были брошены государством на произвол судьбы, произошёл коренной перелом в их сознании.

Мне могут возразить: в системе МВД всё же существует служба собственной безопасности, призванная бороться с «оборотнями в погонах». Но все мы знаем, чем кончилась такая борьба для генерала Константина Ромодановского. Он оказался вне рядов этой системы, а «оборотни» так и не расстались с имуществом, заполученным преступным путём.

Но не это главное. Как уже говорилось, система контроля несамостоятельна.

И, наконец, СБ далека от нас – граждан России, чьи права постоянно нарушаются работниками милиции. О существовании СБ большинство россиян просто не знают. Чем они конкретно занимаются и как туда попасть? Если вы обратитесь в эту службу письменно, ваше письмо просто не примут. В ответ на ваше обращение непосредственно в службу вы можете не получить никакой информации.

Центры опросов общественного мнения свидетельствуют: более 60% граждан России огромной армии милиции не доверяют. Это очень опасно, как для общества, так и для милиции. Это прежде всего недоверие государству. А если без громких слов, то граждане попросту не информируют милицию о преступлениях, которые готовятся либо свидетелями которых они были. Они не идут с заявлениями, потому что боятся за свою жизнь. И не без оснований.

Приведу простой пример. В прошлом году после беседы с руководителем одного из муниципальных образований Предгорного района Ставропольского края, который изложил мне в деталях все свои действия по незаконной продаже земли да ещё и показал мне все поддельные печати и документы, которыми он пользуется, я рискнул проинформировать прокуратуру района. Прокурор, естественно, поручил проверку ОВД. Работник ОВД встретился с этим должностным лицом и всё ему не только рассказал, но и дал копию моего заявления. Понятно, что руководитель муниципального образования мне позвонил, и можете представить, что он мне сказал… Возмущённый, я обратился в службу собственной безопасности края, откуда получил ответ, что факты не подтвердились. Интересно какие? Со мной работник службы безопасности не счёл нужным даже побеседовать. Работник милиции тем временем тихо перешёл в транспортную милицию.

По теме

Вообще, огромный милицейский штат существует как бы вне граждан. Как-то у меня состоялся разговор с начальником подразделения ГУВД Московской области, который занимается розыском угнанных автомашин граждан. Я спросил его, почему частный детектив угнанный автомобиль нашёл и даже указал, какие цифры перебиты на двигателе и кузове, а огромный аппарат страны это не смог сделать. Ответ старшего офицера с 20-летним стажем меня потряс: «У частного детектива задача найти автомобиль и получить за это деньги с владельца, у нас совершенно иная задача». «Какая же?» – спросил я. «Наказать преступника!» – бодро ответил офицер. Как это можно сделать, не найдя машину и угонщиков, великая милицейская тайна.

Выходит, что милиция существует как бы сама для себя и решает задачи, нашему пониманию недоступные. В связи с этим выводом, который, безусловно, должностными лицами МВД будет опровергаться, зададим один очень важный для каждого из нас вопрос: есть ли в системе милиции хоть одно подразделение, которое бы именовалось как защита прав граждан от незаконных посягательств каких-либо государственных либо частных структур? Нет таких подразделений. Нас милиция рассматривает как заранее в чём-то виновных и мешающих доблестным милиционерам работать.

Наконец, «президентская тема». Ну не может МВД существовать само по себе, вне общества, как и не должно оно бороться с обществом и бизнесом! Нельзя допускать, чтобы, скажем, работники ОБЭП изымали на длительный срок все документы и компьютеры из офиса компании, проводя проверку, и не несли никакой ответственности за возможный урон. Тем более что зачастую ревизии либо ангажированы, либо проводятся по принципу: авось что-нибудь найдём. В конце концов, за возникший в таких случаях ущерб надо бы платить.

Резюмируя, можно привести следующие тезисы.

МВД – ведомство необходимое, и оно должно быть государством и обществом всячески поддержано. Разговоры об ином пути – популизм и мракобесие.

Работа в милиции должна достойно оплачиваться, сотрудники априори достойны уважения. При этом доходит до полного абсурда: когда рядовых работников ни в грош не ставят их же начальники. Мелочь, вроде, но запросто выдают форму 46-го размера вместо 56-го, а компенсация за участие в военных операциях часто производится только по решению судов.

Работа ведётся, как принято говорить, «на земле», а не в здании МВД, где сосредоточено большинство высших чинов и с хорошей зарплатой, и с персональными автомобилями. Пора бы часть функций министерства передать подразделениям в округах, где сосредоточены как раз опытные работники.

Вряд ли стоит строго судить Рашида Нургалиева за его высказывание о нашем праве на защиту. Мы его имеем на самом деле по Конституции. Возможно, надо разработать и принять закон, который бы чётко определил и предел самообороны, и возможные варианты разрешения конфликтов с милиционерами. С другой стороны, милиционер является таковым только тогда, когда он на службе, в остальное время он такой же, как мы, гражданин, но с большей долей ответственности за поступки.

У нас практически нет специального, милицейского законодательства. Возможно, пора перенять практику других государств, где в каждый закон вписывается норма, определяющая полномочия и обязанности служб, аналогичных нашей милиции, применительно к конкретной сфере деятельности.

Милицию и МВД в целом надо реформировать. Это очевидно. Но сделать это надо профессионально и спокойно, руководствуясь интересами общества и государства.

Опубликовано:
Отредактировано: 15.02.2010 12:38
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх